Музыкант из Казахстана решил покорить Америку

Канат Бейсекеев, специально для Vласти, Нью-Йорк

Диас Акынбеков, 26-летний бывший банковский работник, в погоне за своей мечтой уехал в Америку и теперь играет в рок-группе. Канат Бейсекеев пообщался музыкантом, который нацелен на то, чтобы стать рок-звездой, и выяснил, почему в Казахстане стать знаменитым проще, чем  в США. 

— После окончания университета я, как и многие сокурсники, пошел работать в банк. Работа была рутинной, но я всегда занимался музыкой и это помогало мне не чувствовать себя офисным планктоном. После трудового дня я брал гитару, шел на репетицию и превращался в рок-музыканта. Я со своими друзьями играл в группе, мы выступали на корпоративах, тоях и в барах. Пели каверы, хотя я считаю, что для музыканта петь каверы – это не круто. Ты как магнитофон, транслирующий музыку, к которой не имеешь никакого отношения. Проработав три года в банке, я решил уволиться и стать музыкантом. Работал с певицей Луиной, играл в своей группе. Зарабатывал намного больше, чем когда работал в банке. Нам платили за выступление около двух тысяч долларов на всю группу. В последнее время выступали в Атырау, как резиденты. И опять же играл каверы. Я не считаю, что если ты играешь каверы, то ты творческий человек, ты просто какая-та шарманка, но это все равно лучше офисной работы.

Постепенно пришел к решению подтянуть свой английский и заодно взять курсы в Нью-Йорке. Решил пойти на курсы режиссуры, но с собой взял гитару, потому что если ты истинный музыкант, ты никогда не бросишь ее. Даже если ты работаешь на какой-нибудь скучной работе, то в любом случае ты играешь дома сам для себя, но этого обычно мало, нужно чтобы еще люди были вовлечены, потому что music connecting people. На второй неделе моего пребывания в Нью-Йорке я опубликовал объявление на одном музыкальном сайте, прикрепив ссылки на мои выступления, написал, что готов поиграть в группе. Люди сразу же начали интересоваться, но писали в основном начинающие музыканты. Я начал пробовать играть с одной группой, но их уровень был ниже моего. В Казахстане я выступал с ребятами, которые лучше меня. У меня нет музыкального образования, меня это мотивировало, чтобы не быть самым последним. В той группе я был лучшим, но я понимал, что не этого хотел.

Через месяц мне написала мама моего нынешнего друга Андре. Из группы, в которой он играл, ушел гитарист. Команда уже существовала четыре года, назвалась The ALL WAYS. Ребята выступали на America's Got Talent, два года назад дошли до четвертьфинала. На концерте Jingle Ball, который проходит в период новогодних праздников, они выступали на разогреве у Джастина Бибера. Я думал, что у них есть договор с какой-нибудь звукозаписывающей компанией, потому что у них были очень крутые клипы, их кавер на песню британской певицы Адель собрал больше миллиона просмотров, была своя фанбаза. Они назначили мне прослушивание через два месяца, думал, наверное, группа очень занята. За эти месяцы я выучил все их авторские песни.

Наступил день прослушивания, я немного волновался, но отыграл, они вроде как сказали, что все хорошо, в случае чего они мне перезвонят. Когда туда приехал, то понял, что группа не подписана на лейбл, что они все делают своими силами, крутые клипы снимают их друзья, все песни они пишут у гитариста на студии. Я спросил у певца, есть ли у него Instagram, он ответил, что у него нет даже смартфона. Я был очень удивлен, понял, что они обычные пацаны. Когда ты смотришь их клипы, ты думаешь — вот это звезды, а на самом деле они обычные ребята.

Потом я уехал на каникулы в Алматы, и там узнал, что они выиграли российский конкурс You Like Us. После этого они отправились в тур по пяти городам России, выступали в Москве, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, в Питере, в Казани, еще выступили на передаче «Вечерний Ургант». Я все это увидел в интернете и был немного разочарован: ведь я мог бы быть с ними! Очень расстроился, но в тот же момент думал: хорошо, что хотя бы я с ними знаком, они знают меня. После этого вернулся обратно в Нью-Йорк и получил приглашение от Андре, он попросил их выручить, выступить с ними на трех концертах в округе Нью-Йорка. Съездил с ними, отыграл четыре концерта. Но после этого они решили приостановить работу группы. Басист и певец уехали в Лос-Анджелес, а барабанщик остался в Нью-Йорке. К тому времени уже закончилась моя учеба, и я уехал домой в Казахстан.

И вот я сижу в Атырау, смотрю фотографии в Instagram Андре (на фото справа), барабанщика, вижу, что у него еще есть вторая группа, что он записывает альбом в Лос-Анджелесе на Energy Records — там, где записывались Linkin Park и очень много других звезд. И опять думаю: блин, круто, а я сижу в Атырау в кавер группе играю чужие песни. И буквально через неделю Андре пишет мне, что хочет меня пригласить играть в свою вторую группу. Я сразу согласился. Группа называется WHYTE PLANES, состоит из барабанщика Андре, вокалиста-гитариста Криса, басиста Себастьяна и позвали меня еще на гитару, и есть менеджер. Мы пишем музыку, а он — тексты. Все расходы, которые касаются репетиций и студии, оплачивает он. В Нью-Йорке репетиции обходятся дорого, например, за 3 часа нужно заплатить 120 долларов, сюда даже не входит парковка.

Я приехал в США в марте 2014 года, и мы сразу начали репетировать и проходить прослушивания у разных людей. У продюсера, у которого была домашняя студия, мы записали альбом. Мы начали все это в марте, буквально пару месяцев назад мы закончили, то есть уже полностью готов наш мини-альбом, состоящий из шести песен. Наш менеджер ведет переговоры с одним лейблом, которому все понравилось, но они просят пересвести композиции и заново спеть. У нас появились лучшие песни, и мы решили записать сейчас новые композиции. Сейчас мы записываем сингл, который будет называться All or Nothing , я думаю, что в ближайшие полтора месяца уже выйдет клип. Задача музыкантов — писать новые песни, репетировать, а задача нашего менеджера — найти нам контракт. Он вернулся в шоу-бизнес спустя 15 лет. Очень тяжело влиться в этот бизнес обратно, потому что вся индустрия бизнеса поменялась. Как минимум поменялось, то, что песни уже продают в интернете.

На музыке мы пока ничего не зарабатываем. У меня есть пассивный доход — живу на деньги от аренды квартиры, которую сдаю в Алматы. Мне повезло, что не нужно работать на второй работе, не знаю, там барменом, или официантом, потому что я бы не смог, я не настолько сильный. Многие творческие люди не могут не зарабатывать чем-то другим. Музыка — это лучшее, что я могу делать, и я могу действительно пробиться и зарабатывать. Я и приехал в Нью-Йорк, потому что здесь есть очень большие возможности. В Казахстане же нет слушателей и нет рынка.

Я нахожусь в Нью-Йорке только из-за этого шанса пробиться в этой группе. Я не влюблен в Америку, я очень люблю дом, свой город, я никогда бы сюда не приехал, если бы Андре не позвал воплотить свою мечту в реальность. Местных ребят, с которыми я играю, с детства родители готовили к тому, чтобы они стали музыкантами. Здесь конкуренция просто нереальная, и я думаю, что без каких-то связей просто невозможно добиться успеха. Моя любимая группа из Бостона, она существует с 2008 года, и я считаю ее самой лучшей группой в мире. У них есть фанбаза примерно в 20 000 человек, они зарабатывают копейки, у них нет никаких контрактов со студиями, а без этого большая аудитория о них не узнает.

В США очень тяжело стать популярным. А в Казахстане это очень легко, потому что людей мало. У тебя есть хорошая песня, хороший клип - ты уже популярен. Если ты хочешь огромные деньги зарабатывать, то нужно казахские песни петь, потому что основное платежеспособное население на тоях. Если бы не этот шанс, я бы, наверное, сам бы уже не играл, собрал бы еще один кавер бэнд и просто был бы руководителем, то есть менеджером, и продавал бы команду на тоях. Жил бы комфортно, спокойно, но в любом случае, каким-то образом я был бы связан с музыкой. Я знаю, что до конца жизни хочу работать в сфере музыки, неважно как, хоть это будет кавер группа, хоть, звукозаписывающая студия, но музыка, потому что я не могу жить без этого, а здесь мне такая возможность выпала — играть в группе, это поп-рок, жанр у нас что-то вроде Maroon 5. Это музыка для общей массы, это мейнстрим, всем понравится.

Уже скоро будет год, как я начал играть в этой группе, наверное, мы отыграли максимум концертов 15, все они были здесь, в штате Нью-Йорк. Пока мы просто выступаем, в тех же самых барах. У нас нет пока фанбазы, но в планах сыграть на фестивале South by West, а так же на Rock n Rio — есть такой фестиваль, но это еще не точно, надеюсь, мы там сыграем. В мае, в Лас-Вегасе мы будем выступать на разогреве у настоящих звезд для огромной толпы, и это будет очень круто!

Я очень сильно хочу домой, скучаю по дому. Но сейчас я осуществляю свою мечту, просто у меня есть такой шанс — стать знаменитым.

Свежее из этой рубрики
Loading...