Омар Сункар, режиссер: «Мы сняли фильм об угрозе государству»

Светлана Ромашкина, Vласть, фотографии Жанары Каримовой

Сегодня в прокат выходит уникальный фильм с самого юга страны — из Шымкента. Никто из его создателей не работал прежде в кино: ни режиссер, ни актеры. Vласть записала интервью с Омаром Сункаром, который стал сценаристом, режиссером и актером в «Регионе 13».


Фильм рассказывает о том, как известный в Южном Казахстане авторитет Багдат узнает о готовящихся массовых беспорядках. Он пытается предотвратить насилие. Параллельно над этим работают и сотрудники спецслужб. Мы записали это интервью накануне премьеры «Региона 13». Автор ленты Омар Сункар по образованию преподаватель физкультуры, до съемок картины работал в службе безопасности, поэтому у нас нет оснований не верить тому, что происходит в картине. К тому же на съемках «Региона 13» были консультанты — бывшие сотрудники спецслужб.

— Почему вы решили снять этот фильм? Какова была идея?

— Изначально идея была следующая – показать остальному Казахстану Шымкент – таким, какой он есть, опровергнуть стереотипы, которые сложились. Вы же знаете, что шымкентцев не любят…

— А почему не любят?

— Допустим, человек приезжает на машине с номером 13 или Х из Шардары. В Шымкенте он был только проездом, а всем говорит, что он из Шымкента. Шымкент – обычный город, как все остальные, со своими преимуществами и недостатками. Красивый город. Люди живут там честные, добрые, интеллигентные, интересные, воспитанные, порядочные. Моя задача была это показать.

— Помимо того, что показать шымкентцев и Шымкент, вы же еще говорите и об опасностях, которые грозят стране?

— Да, конечно. Толчком послужили события в Украине. Ну и повлияли события в Оше — у нас первая съемка как раз была там и местные жители нам рассказали, с чего там начались конфликты, и мы решили провести такую сюжетную линию в нашей картине: опасность угрожает нашему государству.

— Сколько времени ушло на создание фильма?

— Около двух лет. На сценарий ушло три месяца, в написании мне помогал наш оператор-постановщик Степан Балашов. Степан до этого работал на телевидении, он единственный, у кого был опыт в создании подобного продукта. В общей сложности на съемки ушло около 7 месяцев. Но работа над фильмом длилась почти два года. В Кыргызстане мы снимали кокпар, который преподносится как конфликт – это такой режиссерский ход. Монтаж занял два месяца. Мы его делали в Узбекистане, потому что там у нас есть хорошие знакомые, профессионалы, а потом там близко – 100 от нас, почти дом. Намного ближе, чем Алматы.

— Вот вы написали сценарий. Что дальше?

— Мы начали вкладывать свои деньги, собрались, купили технику, начали снимать.

— Вы купили технику? Не арендовали? Это рискованно.

— Рискованно, но кто не рискует, тот не пьет шампанского.

— Что сейчас с техникой? Вы ее продали?

— Нет, она нам еще пригодится. У нас есть планы.

— У вас были опасения, что вы можете не получить прокатное удостоверение?

— Да, у нас в фильме показаны массовые беспорядки. Но в министерстве культуры все одобрили, сказали, что это хороший, положительный фильм, дает общее представление о том, что эта угроза реальна. Чтобы предотвратить ее, все слои общества должны собраться в единый кулак, защищать наше государство, нашу страну.

— В вашей картине есть профессиональные актеры?

— Нет, ни одного. Когда я писал сценарий, я уже прикидывал, для кого эта роль. Писал специально для друзей и хороших знакомых. Но приходилось и кастинги проводить.

— А каков бюджет картины?

— Это коммерческая тайна.

— Вы смотрели фильм «Потому что шымкентский»?

— Честно – нет. Не горю желанием. Изначально я был против этого фильма. У нас с этим фильмом общее только место действие. У нас за основу взят патриотизм. Мы сняли об угрозе государству. О том, как все объединяются против грядущего насилия.

— Кто является главным злодеем? Откуда угроза Казахстану?

— С западного мира. У нас не обозначено откуда именно, мы не стали акцентировать внимание зрителя на этом. Пусть каждый сделает выводы сам для себя. У каждого есть глаза и уши, у каждого есть понимание того, что происходит в мире.

— Как вы думаете, какой отклик на картину будет у чиновников?

— Я думаю, что положительный. Потому что в этой картине нет призыва к насилию. Наоборот, призыв к тому, что к внешним угрозам нужно относиться серьезно и это касается каждого человека, гражданина.

— Вы работали в системе безопасности. Откуда такая тяга к кино?

— Снять кино — это мечта моей юности. Я по образованию тренер, преподаватель физкультуры. До того, как заняться кино, был начальником службы безопасности одной крупной фирмы. И мои бывшие сотрудники принимали участие в создании «Региона 13». Я всегда хотел быть актером, играть в кино. После развала СССР появились фильмы о Брюсе Ли, и он стал моим кумиром. Он точно знал, что он хотел. Он был автором сценария, режиссером, постановщиком боевых сцен, он снимал, писал книги, преподавал бальные танцы. Разностороннее развитый человек, энергичный, и он всегда был примером для меня — всю мою сознательную жизнь.

— А пробовали поступать на актерский факультет?

— Я вот думаю сейчас – как освобожусь, хочу поступить на режиссерские курсы. Мне нравится рассказывать истории, созидать что-то полезное, нужное, привлекать внимание к проблемам, опасностям. Хочу оставить след после себя. Но понимаю, что профессиональные навыки мне надо повышать. Я это почувствовал на съемках. Профессионалы может и что-то заметят не то у меня в фильме. Но думаю, что для дебюта это неплохая картина. С хорошим сюжетом: есть начало, есть середина, есть развязка, есть конец.

— А у вас не было мысли – что может, стоит привлечь к работе профессиональных актеров, сценаристов?

— Мы не видели нужды в этом, это был эксперимент чистой воды. Во всех смыслах этого слова. Для всех. А что из этого получилось, судить зрителю. Больше никому.

— У вас есть какие-то ожидания по сборам картины?

— Такого мы не ставили.

— Вы не рассчитываете на то, что она окупится?

— Нет, конечно, мы на это рассчитываем. Но цели такой перед собой не ставим. Самое главное, чтобы народ наш посмотрел и ему понравилось. Задача была снять хороший фильм с глубоким смыслом. И, мне кажется, что получилось.

— Вы смотрели подобные казахстанские фильмы. Например, «Прыжок афалины», «Весь мир у наших ног»?

— Нет, не смотрел.

— А «Рэкетир»?

— Да, понравился. Первый интересно снятый казахстанский боевик. Сейчас он может быть, мне бы и не понравился, но на тот момент впечатлил.

— Что было самым сложным при создании «Региона 13»?

— Съемки были очень сложными. Тяжело было заставить непрофессиональных актеров работать так, как надо. Многие не понимали, что я от них хочу. Но кто-то с первого дубля все делал. Вот, допустим, девушка наша Евгения, очень пластичная, как мне кажется, с большим будущим. Мой друг Мейрам – думаю, тоже хорошие перспективы его ждут в кинематографе. Я на съемочной площадке занимался почти всем. И административными вопросами, и постановкой. Сам себе сценарист и сам режиссер. В следующем своем проекте я все обязанности разграничу, потому что это чудовищная нагрузка. Но так получилось из-за неопытности. На следующей картине я определюсь: либо я буду режиссером, либо актером. Одно из двух.

— Вы взяли на главные роли своих друзей. Это не вызывало сложности на съемочной площадке?

— У нас есть один персонаж Мансур Тулешев, он начальник оперативного отдела управления по защите конституционного строя. Он стоял у доски вовремя совещания и очень смущался. Он веселый, жизнерадостный в жизни, всех нас - своих друзей, знает с детства. И на съемках он нас смущался. Однажды один из актеров пришел с женой на съемочную площадку. И когда онапоявилась, он вообще остановился. Дубль за дублем пришлось снимать. Потом, когда я смотрел конечный продукт, то увидел – он свою роль вытянул. Мы на съемках друг друга поддерживали, потому что понимали, что это опыт, и он нам поможет в будущем. Мы многое при съемках меняли в сценарии. Причин было много, например, не было людей, которые могли вытянуть ту роль, которую я прописал.

— Тогда может быть стоило нанять профессионального актера?

— Была такая мысль – пригласить раскрученную звезду. Но мы решили, что не надо. Раз мы фильм начали снимать так, значит, мы должны его завершить так же. Пронимаете, там такие жизненные, правдивые ситуации моделировались, и я старался, чтобы все люди, задействованные на съемках, включались в этот момент. Сопереживали, чувствовали его. Чтобы в конце концов на экране все это выглядело правдоподобно. Так как ни одного профессионального актера у нас нет, я думаю, это будет выглядеть интересно. Все вживались в роль, проживали ее, они жили этим моментом. Я думаю, зрители это оценят.

— А больше всего дублей на какую сцену ушло?

— В Кыргызстане была сложнейшая сцена кокпара. Снимали ее 4 дня. Там участвовало 5000 всадников. Это одно из достижений нашей команды. Потом пришлось много всего урезать, и в фильме сцена длится всего 1 минуту.

— Какой совет вы бы дали людям, которые мечтают снять фильм, но никогда не работали в кино?

— Если есть вера, стремление, и если человек считает, что у него есть талант, то надо сначала хорошо подумать, прежде чем начать снимать. Потому что кино это сложнейший процесс, это целая наука, в которой задействовано много людей.

— Вы готовы к негативным откликам?

— Конечно. Без этого как? Если я увижу полезную критику, я буду только рад этому. Потому что если нет критики, нет роста.

Режиссер со своими друзьями, исполнившими роль в фильме

— Извините, что я опять вспоминаю «Потому что шымкентский», на сайте kino.kz пришлось даже закрыть комментирование к фильму, потому что там и создатели и зрители начали ругаться.

— Такое поведение не красит творческих людей. Мы все же несем культуру, стараемся учить людей, несем массовое искусство. Как Владимир Ильич Ленин сказал: «Из всех искусств важнейшим является кино». Так и остается по сей момент.

— Я слышала, что вы хотели чуть раньше впустить фильм в прокат, но из-за выборов вам пришлось выпустить позже.

— Нет, наоборот. Мы хотели осенью выпускать фильм, просто нас попросили выйти в прокат сейчас.

— А кто попросил?

— Я не думаю, что человек захочет, чтобы я называл его имя.

— На какие фильмы вы ориентировались, когда снимали свою картину?

— Ни на что не ориентировался. Это наш, хороший, казахстанский продукт для нашего зрителя.

— Вы будете отдельно показывать фильм сотрудникам спецслужб?

— Нет, если они захотят, посмотрят в кинотеатре. Если будет критика с их стороны, еще лучше. Мы просто выслушаем, сделаем нужные выводы для себя на будущее.

— Вы в дальнейшем собираетесь снимать в этом жанре или что-то другое?

— Я бы хотел снять, если будет такая возможность, хороший патриотический фильм военной тематики. Но о чем – пока секрет. Я уже написал около 30% сценария.

— Кто для вас делал трейлер фильма и постер?

— Трейлер мы делали вместе с нашим оператором. Плакат создал художник из нашей команды, очень талантливый. Он буквально сделал его за 30 минут.

— Кто ваша целевая аудитория? Как выглядит ваш зритель, который посмотрит фильм и поймет, оценит его?

— Я думаю, аудитория неограниченная. Там есть люди и солидного возраста, и молодежь. Каждый увидит в фильме что-то свое. Работники силовых структур, может быть, узнают себя, члены организованной преступности – себя. Девушки будут представлять себя на месте главной героини.

— Кто был композитором в фильме?

— Композитор у нас очень талантливый парень, мой друг – Игорь Тен. Кстати, его песня «Наши дни» сейчас занимает первое место в чате на канале Muzzone.

— Вы понимаете, что выход в прокат это большой риск?

— Осознаем.

— Не страшно?

— Страшно. Не боятся только дураки и старики. Фильм будет очень интересным, поверьте мне. Я думаю, он нужен нашему обществу. Нам повезло, что при создании «Региона 13» мы встретили много хороших людей, патриотов, которые понимают, что происходит вокруг. Мы нашли понимание и у прокатчиков, и у министерства культуры, у бывших сотрудников спецслужб, консультировавших нас.

Свежее из этой рубрики
Loading...