Перезагрузка: 5 историй о том, как уйти с работы и начать новую жизнь

Айсулу Тойшибекова, Vласть фотографии Жанары Каримовой 

Большую часть времени мы посвящаем работе и каждый, конечно же, старается в ней преуспеть. А что если уволиться и уйти в свободное плавание или, быть может, заняться тем, о чем всегда мечтал? Мы встретились с людьми, которые не побоялись однажды уйти с насиженного места и начать все с нуля. 

Дамир Отеген, по образованию переводчик, сейчас работает фотографом, в прошлом возглавлял отдел в банке:

— В детстве я хотел стать судьей, говорил, что буду юристом, как мама. Параллельно я занимался спортом, как папа, он у меня профессиональный каратист. Это такая детская дань родителям, хотелось им подражать. После каратэ я сильно увлекся баскетболом, школьной мечтой было стать звездой NBA.

Я, как и многие молодые люди, особо не понимал, чем я хочу заниматься. Мне однажды попалась под руку брошюра университета КазУМОиЯ им. Абылай хана. Там было переводческое дело, а с языками у меня всегда было хорошо. Мне стало интересно, и я поступил туда. Работал я уже со второго курса, был переводчиком, нас все время отправляли на соревнования переводить, помогать иностранным спортсменам.

К окончанию университета я уже понимал, что эта работа не для меня. На письменные переводы уходило очень много времени, как-то не по мне было сидеть часами на одном месте и писать. Если ты переводишь устно на мероприятии или конференции, то ты все время в тени, а я человек, который не любит быть в тени (смеется). Все время как хвостик ходишь, к тебе серьезно никто никогда не относится: «Эй, переводчик! Иди сюда, переведи нам это». И не объяснишь, что ты прикреплен к другому человеку. Никого это не волнует. Переводчик словно человек второго сорта, мне это отношение жутко не нравилось, поэтому, когда я уже оканчивал университет, то понял, что я не буду этим заниматься.

Однажды пошел на ярмарку вакансий, оставил резюме, набрал разных брошюр. Одними из первых мне позвонили из Банка Туран Алем. Меня взяли стажером, постепенно за 3-4 года поднялся до уровня начальника отдела. У нас была работа, связанная с платежными системами Visa Master Card. Им нужны были люди, которые могли бы работать с международными документами, регламентами, потому что там все было на английском языке. Мне сказали: «Язык есть, остальному научим», так и получилось. У меня были очень хорошие начальники, которым я очень благодарен. Мне нужна была стабильная работа, квартира, машина – все как у людей. Женился, потом развелся, как это обычно бывает. Я все время работал ради будущего, но как только эта цель пропала, мне захотелось попробовать что-то новое. Эта работа может и была перспективной, высокооплачиваемой, но она отнимала очень много времени. Я работал ради семьи, но семье времени не уделял. Я забросил все свои увлечения, спорт, японский язык, перестал видеться с друзьями. Однажды познакомился с Анитой Жарковой (редактор Buro 24/7) и мы почему-то начали говорить о фотографии. Я вспомнил, что всегда хотел купить себе фотоаппарат и начать фотографировать. Таким образом, еще до увольнения из банка я начал интересоваться фотографией и меня все больше и больше это увлекало. Был сайт о ночной жизни Алматы, меня пригласили снимать разные мероприятия. Это был бартер: я снимаю ночные мероприятия, а они учат фотографии. Я, в то время начальник отдела в банке, ходил ночью фотографировал мероприятия. Я одевался так, чтобы меня не узнали. Мне было интересно, я получал удовольствие и, естественно, набивал руку. Это длилось недолго.

Я по жизни оптимист, то есть, уходя из банка, был уверен, что найду что-нибудь еще, учитывая мой опыт работы и разностороннее резюме. После банка я не ушел в фотографию. Я пробовал себя в маркетинге, рекламе. Но в итоге я решил, что все-таки фотография для меня более привлекательна. Я напрашивался ко всем на тот момент популярным фотографам, к каким только можно. Все меня отбривали, мягко говоря (смеется), но я был настойчивым, писал: «Я начинающий фотограф, посмотрите мои работы, покритикуйте. Или возьмите меня в ассистенты», кто-то отвечал мягко, кто-то отшивал сразу. Как-то случайно попал на Юлю Скобелеву и Алексея Демидова, на данный момент это мои самые близкие друзья. Написал Леше, он ответил: «Да, без проблем приезжай хоть сейчас, я снимаю рекламу. Посидишь, посмотришь». Я все бросил и поехал. Забился в уголок и наблюдал. Мне нравилась атмосфера. Через месяц он мне написал - не хочу ли я еще раз ассистировать. Я, естественно, ничего не знаю, он мне терпеливо объяснял. В конце съемки он мне говорит: «Мой постоянный ассистент уходит на другую работу. Не хочешь ты попробовать поработать вместе? Я буду тебе столько-то платить, немного, но ты будешь учиться». Я согласился, не раздумывая, так и началось.

Я все еще начинающий фотограф, потому что я занимаюсь фотографией всего 4 года, а если профессионально, то 3 года. Это очень мало по меркам фотографии.

Если мне понравится что-то другое, то я не раздумывая брошу фотографию. Живем один раз, надо заниматься тем, что нравится. Фотография раньше была моим хобби, а сейчас хобби превратилось в работу. Когда хобби превращается в работу, нужно искать другое хобби. Сейчас у меня хобби — кроссфит.

Данабек Калиаджаров, по образованию математик, преподаватель в вузе. Сейчас занимается созданием детско-юношеской футбольной академии:

— Я всю жизнь шел к тому, чтобы стать математиком. В подростковом возрасте начал интересоваться футболом. К сожалению, было мало спортивных секций, где можно было бы заниматься этим серьезно. С другой стороны, у родителей был стереотип: лучше стать экономистом, юристом или инженером. Я стал математиком, поступил в физмат, потом в КБТУ на информационные системы. У меня дедушка математик, он меня готовил к тому, чтобы я пошел по его стопам. Можно сказать, что я математик в третьем поколении, потому что у меня оба деда математики, родители окончили мехмат КазНУ. В университете занимался программированием, участвовал в олимпиадах. Я устроился преподавать программирование в МУИТ. Моей основной задачей была работа с талантливыми детьми. Мне нравится общаться с детьми, делиться с ними знаниями.

В целом, мне нравится математика, это очень красивая наука.

Футбол – спорт номер один в мире, к сожалению, у нас почему-то нет футболистов. Есть сборная, но она в рейтинге ФИФА находится где-то на 120 с чем-то месте. Когда я начал более углубленно интересоваться футболом, то я понял, что у Казахстана есть все возможности для того, чтобы добиться успехов в этом спорте. Я верю в детей и верю в нашу страну.

Мысль о создании академии была у меня в голове уже года три. Я составлял бизнес-планы, бюджеты. Самыми дорогими выходили затраты на инфраструктуру. Также я интересовался зарубежными школами футбола, которые можно привлечь в Казахстан для работы с нашей молодежью. Я познакомился с одним человеком, он рассказал мне, что есть спортивная база ЦСКА, есть свободное время и его нужно занять. Я посмотрел и понял, что это идеальное место: есть поле, есть раздевалки. Осталось найти тренеров, партнеров и начать движение. С этого момента я поверил, что моя мечта уже имеет какие-то очертания. Я вел переписку с такими клубами, как Реал Мадрид, Барселона, Ливерпуль, но, к сожалению, они дорогие и кроме своего имени они ничего не дают.

Есть такое мнение, что лучшая в мире детско-юношеская школа – это футбольная школа амстердамского «Аякса». Я написал им ни на что не надеясь, но мне ответили, что они готовы рассмотреть наше предложение. Мы обсудили детали, нам назвали суммы, рассказали, что они нам предлагают за эти деньги. Я понял, что это лучшее предложение в соотношении цена-качество, потому что помимо своего имени, они предоставляют доступ ко всем специалистам, полную программу, методологию, педагогику, философию и психологию. Это станет копией Аякса в Казахстане и это очень круто, потому что Аякс номер один в мире среди детско-юношеского футбола. Даже выпускники хваленой «Барселоны» воспитаны по системе «Аякса».

Я нашел инвестора, который выделяет средства. Конечно, с точки зрения бизнеса, это дело не прибыльное. Инвестор просто вкладывает в это деньги исходя из своей социальной ответственности, потому что проект хороший.

16 ноября в Алматы прилетели наши партнеры из Голландии. Они провели открытую тренировку на базе ЦСКА с детьми, которые там занимались. Они сказали нам, что у нас есть талантливые дети и хорошие тренера, даже удивительно, что Казахстан находится на 129 месте.

В марте к нам опять приедут специалисты из «Аякса». Будет проводиться отбор для детей и тренеров. С 15 марта в нашей академии уже начнутся тренировки с детьми. Какая-то часть будет учиться на гранте, какая-то часть на платной основе. Голландская система включает в себя помимо футбольных тренировок, занятие по дзюдо. Это полезно для развития футбольных навыков. Будет математика, так как я сам математик, физика и другие естественным наукам. Кроме того, мы выяснили, что для родителей также важно изучение английского языка.

К нам уже обращаются не только алмаатинцы, но и жители других городов и регионов, даже из Узбекистана и России хотят приехать к нам заниматься.

Из университета я еще не ушел, продолжаю работу с олимпиадниками. Как педагогу мне важно работать с детьми. Но сейчас я больше сосредоточен на академии, академия футбола - это моя главная работа и главная моя цель.

Как только мы взялись за этот проект, появилось столько работы, что о своих чувствах некогда было думать. Есть определенный кайф. Мне намного легче идти на работу, оставаться допоздна, работа делается с легкостью, энтузиазмом.

Дарья Климова, по образованию маркетолог, занимается флористикой и дизайном.

— У меня был длительный период поиска себя. Я поступила на маркетолога, окончила Казахстанско-немецкий университет, работала в рекламе, в Siemens, в алматинских рекламных холдингах. Я чувствовала себя не на своем месте, чувствовала, что моя жизнь и моя работа не одно целое, а два разных составляющих меня. Мне хотелось, чтобы мое дело стало одним продолжением меня. Тогда я приняла решение уехать в Лондон. Я поступила на курс Event management, проходила практику в международной компании, где мы занимались проведением мероприятий. Все неплохо развивалось, мне предложили там остаться работать. Но я чувствовала, что это не мое. Лондон на меня очень сильно повлиял, у меня все перевернулось с ног на голову. Я познакомилась с огромным количеством интересных людей, увидела, как молодые люди делают, шьют, пекут выпечку и продают на ярмарках. Наверное, там я пришла к тому, что хочу связать свою жизнь с цветами. Я приехала в Алматы таким энергетическим сгустком того, что во мне много сил и хочется что-то делать. Что именно я пока не знала.

Я начала делать проекты с друзьями, продолжала работать дистанционно с лондонской компанией. В какой-то момент, мы с моей подругой Ксенией начали работать вместе над проектами. От наших общих друзей нам поступали проекты, связанные с декором. Это оказалось нам близко, и на тот момент – 4-5 лет назад, в Алматы это было плохо развито.

Цветы в современном мире стали играть очень важную роль, большую, чем несколько лет назад. Я считаю, что это важное искусство, потому что мы окружены огромным количеством предметов и это надоедает. А цветы – это временное, они меняются и учат проживать каждый момент жизни. Они очень красивы и несут некую философию для меня.

Мы любим покупать цветы в теплое время года, когда есть местные цветы. Ездим по бабушкам, которые живут на даче и собирают цветы, ходят по болотам за камышами, колосками и колючками. В другое время мы покупаем это за большие деньги в Голландии. У нас люди еще не поняли своего потенциала. У нас привыкли в течение года выращивать только розу и каллы. Причем, довольно банальные сорта.

Мне очень нравится, что в нашей работе с цветами всегда есть результат. Мы часто присутствуем на таких важных событиях у людей, как свадьба, день рождения, и это всегда очень эмоционально. Это большая ответственность, если у тебя плохое настроение, и ты берешь в руки цветы, то ничего получится. Нужно очень много работать над собой. В рекламе я делала какие-то проекты, занималась медиа-планированием, получала после отчеты, но честно сказать, я не могла прочувствовать, что происходит.

Мне кажется, что очень многие девушки мечтают работать с цветами, думают, что это все так мило и легко. На самом деле, все далеко не так. Работа очень сложная, ненормированный рабочий график, цветы живут три дня, и никогда нет никаких правил. Иногда в понедельник приходит 50 человек и у нас не хватает цветов, а иногда на выходных людей нет, и цветы могут просто пропасть. Это очень сложный бизнес с финансовой точки зрения. Когда мы декорируем мероприятия, то это несколько бессонных ночей. Нужно подобрать текстиль, закупить его, доставить. После мероприятия нужно все собрать и отвезти на склад.

Два года назад появилась студия, а цветочный магазин мы открыли весной. До этого мы работали из дома.

Образование заняло у меня около 5 лет в экономике. Во флористике я могу сказать, что мы учимся каждый день чему-то новому. По флористике мы проходили 4 недельных курса (смеется).

Я хочу сказать, что образование в сфере флористики было самым важным образованием в моей жизни. Университетское образование и все те курсы, которые я брала, стоят для меня на втором месте. Наверное, потому что это было осознанным желанием, мы старались, работали для того, чтобы поехать учиться, потому что это довольно-таки дорогое образование. Мы стараемся каждый год выезжать в другие страны, чтобы пожить там месяц, ищем для себя флористов, которые нас вдохновляют. Я могу сказать, что я счастливый человек, потому что я нашла сферу, которая мне очень близка.

Ксения Колесникова, по образованию политолог, сейчас флорист и дизайнер:

— В детстве я мечтала стать хирургом или пойти в армию. В университете училась на политолога, но поняла, что это не совсем мое. Я работала в фармацевтической компании. В фармацевтике я вела базу данных, там не до творчества, есть четкие регламенты и сроки. Меня это немного угнетало. Я не чувствовала себя комфортно. Когда я встретилась с Дарьей, я поняла, что все мои мечты и внутренние ощущения могут реализоваться, меня это стало вдохновлять. Мы порой работали до 12-2 часов ночи, спали по три часа, но результат, который мы получали, давал так много энергии, что покрывал всю усталость и бессонные ночи. Меня это заряжало, поэтому для меня важен результат.

Наступил переходный период, когда я работала на фрилансе в фармацевтической компании, мне не нужно было с 9 до 6 находиться в офисе. У меня хватало времени, не было страха, что я потеряю стабильность.

Я всегда задаюсь вопросом: «Для чего это все?» У меня есть несколько примеров людей, которые занимают хорошие должности в международных компаниях, получают высокую зарплату. У них, в принципе, не хватает энергии эти деньги потратить. Это мое мнение, но я не считаю, что это не есть счастье: всю жизнь положить на работу и пропустить много прекрасных моментов жизни.

Мне нравится, что все в нашей работе новое и непредсказуемое. Бывает так, что с клиентом мы понимаем друг друга буквально с полуслова. И не важно, что это за мероприятие: презентация магазина или день рождения ребенка. Для нас каждый проект особенный. Если мы за что-то беремся, то мы доводим это до конца, собирая все свои силы, может быть даже последние. Нужно сделать хорошо, как будто это делается для себя. Когда что-то идет не по плану, меня это будоражит, придает раж.

Работа с цветами – это как медитация. Я прихожу в спокойном настроении, и мне хочется использовать пастельные тона, хочется чего-то нежного и симметричного. Я вкладываю это в букет. А бывает, что хочется создать яркий букет не по правилам, такой букет-анархист.

Первый наш выезд на обучение был в Лондон, там все было очень консервативное: высота, длина, форма, все должно было быть идеальным. Мы все это делали, но в какой-то момент, мы поняли, что это скучно. Потом мы поехали в Париж, где мы научились чувствовать свободу в действиях, которая идет изнутри. Сначала было страшно, не знали, что делать. Если посмотреть на картинку, то такое ощущение, будто цветы просто собрали в охапку и получился букет. Но это достаточно сложно. В школе проводили параллель с француженками: они уделяют много времени своей внешности, но с виду будет казаться, что они просто умыты и не накрашены, а на голове шишка. При этом у них идеальная кожа. Это естественная красота. Так же и в букете. Чтобы добиться красивой небрежности, нужно постараться.

Я поняла, что все зависит только от меня. Если в корпорации есть рамки, должность, то здесь я могу сидеть месяц, ничего не делая, и у меня не будет зарплаты. Эта ответственность, материальная в том числе, больше подбадривает и подстегивает. Я не отрицаю, что когда-нибудь я займусь чем-то еще кроме цветов и организации мероприятий.

Чингиз Абдрахманов, имеет опыт работы в управлении, полиграфии. Сейчас владеет мастерской вместе с партнером:

Мой отец был инженером-связистом, и меня, в какой-то мере, тянуло к связи, и мой отец «сдал» меня на отделение связи в КазАТК. Я был немного суматошным товарищем. Когда я учился на втором курсе, произошло ЧП – меня сбила машина, и я три года провел в больнице. Вернувшись в университет, я понял, что не смогу учиться не со своей группой. Я ходил с тросточкой, лифт не работал, а подниматься приходилось на седьмой этаж. Так я прозанимался полгода, потом ушел. Попытался начать работать. У моего близкого друга была компания, и он предложил мне ее купить, так как ему пришло выгодное предложение по работе. Я согласился. Компания занималась IT-аутсорсингом. Мне было 23 года, в этой компании я проработал лет пять. Мне никто не приходил и не объяснял, как и что делать, я все испытывал на себе. Свой бизнес – это отсутствие постоянства, но с другой стороны, я мог позволить себе гулять по ночам, совмещать работу и быть при деньгах. Это нравилось мне больше всего. Спустя 5 лет я устал, я не ходил в отпуск, да и нужно было создавать семью. Я начал уставать и морально и физически, предложил своему сотруднику приобрести компанию, он согласился. После этого год лежал дома, мне было комфортно. Я вставал в 10 утра, гулял по Алматы. Когда работаешь, не замечаешь какой красивый город. Я садился в общественный транспорт и ехал. Мне это нравилось. Я мог приехать в парк и сесть на лавочку с бутылкой минералки. Я на тот момент курил, и мне нравилось просто сидеть и курить. Слава Богу, от компании остались еще связи, которые приносили мне доход. Я зарегистрировал ИП, в котором я принимал заказы, в частности и полиграфические. Мне предложили взять на обслуживание государственное учреждение. Я согласился, потому что было удобно, график был плавающим, платили достаточно неплохо. Там произошла какая-то перестройка в сторону производства. На базе тех услуг, начальство позволило открыть мне небольшую типографию. Было приобретено оборудование, и мы для этого же учреждения мы начали печатать документы. Мне начался нравиться процесс производства. Раньше мы работали, и я ничего не мог пощупать, потрогать. Не было этого кайфа. Мы запустили сервер, ну чудненько. А потрогать? А здесь мы начали собирать журналы, вроде бы они убогие, ну как для госучреждения папки, но их все равно нужно собрать. В начале мне казалось, что вся наша полиграфия убога, потом, когда я начал путать нашу продукцию с заводской, я понял, что наша на уровне. В госучреждении сменилось руководство, и меня попросили уйти. У меня есть друзья-дизайнеры, которые рассказали о возможности развиваться в сфере открыток, так как ниша пуста. Но здесь фактор жадности этих друзей сыграл свою роль. С моим нынешним партнером Александром мы начали думать о том, чем мы могли заняться. Мы пришли к выводу, что нужно приобрести станок для резки дерева. Это было в январе прошлого года и в марте мы его купили, арендовали помещение и начали работать. Мы оказываем услуги в сфере производства рекламной продукции, декора, брендирования, упаковки, декорации. В этом году мы хотим выйти на розничный рынок уже со своей продукцией. Для нас продажи не главное, главное – заявить о себе, чтобы люди знали о существовании компании, которая делает гравировку, резку, лакирование.

Я сейчас работаю с материалами, клиентами, красками, занимаюсь сборкой. Мы купили лазерный станок, я его осваиваю, пытаюсь прорабатывать работу с альтернативными материалами: смолой, силиконом, бумагой, картоном и т.д. Я хочу идти в будущее, мне нравится моя работа.

Свежее из этой рубрики
Loading...