Телеобзор: Шкаф и пустые приемные — рецепты счастья от Байбека

Маргарита Бочарова, Vласть

В минувшее воскресенье перед телезрителями предстал первый заместитель председателя партии «Нур Отан» — Бауыржан Байбек. В беседе с Артуром Платоновым он вновь поделился своими воспоминаниями из поездок по Европе, усомнился в первичности образования для развития человека, а также озвучил главную мечту партии.

Поздним воскресным вечером известный тележурналист Артур Платонов в эфире КТК на протяжении 45 минут беседовал с главным партийным «слугой», первым заместителем председателя партии «Нур-Отан» Бауржаном Байбеком. Телеинтервью началось непредсказуемо — с обсуждения ситуации на Украине.

Откровенно говоря, по существу Байбек сказал только одно — обстановка в Украине настолько дестабилизировалась из-за отсутствия там «доминантной политической силы», с ролью которой «Партия регионов» попросту не смогла справиться. Примечательно другое — на протяжении 2,5 минут, которое понадобились ему для ответа на первый вопрос, Байбек успел четырежды упомянуть «стабильность», трижды — «единство» и по два раза — «согласие» и «процветание».

Из всего вышеозвученного логическим образом вытек монолог Байбека о значении партии в жизни казахстанцев. Несколько раз остановившись на том, как важно «высокое доверие» населения для повседневной деятельности «Нур-Отана», первый заместитель председателя главной партии страны перешел к тем вопросам, с которыми казахстанцы приходят в общественные приемные.

Оказалось, в прошлом году «высокое доверие» партии оказали 800 тыс. человек. По скромному признанию Байбека, взять на контроль удалось порядка 130 тыс. вопросов от граждан. В партию казахстанцы приходят, в основном, с четырьмя вопросами, о двух из которых Байбек, как ни странно, решил не распространяться. В первых двух случаях люди, к слову, сетуют на безработицу и высокие тарифы на коммунальные услуги.

Уже спустя десять минут Платонов не смог не затронуть одну из самых животрепещущих тем отечественного политического пространства — грядущее углубление интеграции в рамках Таможенного союза и подписание договора о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Байбек не уставал твердить, что экономическая интеграция является жизненно важным условием развития национальной экономики, а также повышения благосостояния казахстанцев.

Платонов, понимая, вероятно, что большего от партийца не дождется, поинтересовался у него о том, каким образом будет складываться конкуренция на партийном поле в условиях ЕАЭС. Нужно отметить, что вопрос прозвучал довольно неожиданно, если учесть, что на политизацию темы интеграции в официальном дискурсе наложено табу. Судя по ответу, Байбек негласно следует этому табу, потому что с удовольствием принялся рассказывать Платонову о том, как успешно бизнесмены северных областей Казахстана взаимодействует с «богом данным соседом».

Высокую тему поддержал и Платонов, обратившись к вечному — безвозвратной утрате казахстанским обществом элементарных понятий о морали, справедливости и нравственности. Однако этот вывод стал лишь эпиграфом к следующему, не менее важному вопросу о тех, кто из партии был решительно исключен.

Байбек пояснил, что государственных служащих в рядах партии — всего 6 %. Если учесть, что, согласно последним данным, количество членов партии перевалило за 900 тыс., то чиновников среди партийцев больше 54 тыс. человек. Заявления об активной борьбе с коррупцией в рядах «Нур-Отана» выглядят в этом свете довольно убедительными, ведь исключили из партии за последние полгода 25 тыс. ее членов.

Вопрос нравственности казахстанской молодежи тоже стал одним из предметов состоявшейся беседы. Под одобрительные кивки Платонова 40-летний Байбек с ностальгией рассказывал о том, что когда-то для рядовой семьи праздником была даже покупка шкафа. И когда все телезрители прониклись идеей о том, что материальные результаты собственного труда способны приносить в жизнь ощущение радости, партиец обреченно изрек: «Мы сегодня понимаем, что с ростом благосостояния, ростом доходов населения, не обязательно, что это будет сопровождаться ощущением счастья».

Оказалось, Байбек недвусмысленно намекнул на людей, гоняющихся за последними моделями телефонов. «Прошлое счастье стало нынешней привычкой», — не преминул вставить свое слово Платонов. Будто бы не заметив этой ремарки, Байбек продолжал: «Если мы концентрируемся на материальных ценностях, то мы никогда не сможем стать счастливыми». «Важно понимать, что счастье — это когда ты здоров, когда близкие с тобой люди рядом...», — сказал он, окончательно стерев образ вожделенного шкафа из воображения зрителей.

«Как молодым людям, у которых зачастую еще нет стрежня в силу объективных причин, которые не прошли нравственную школу, не выстрадали многого как наши отцы и, тем более, деды, понять, что истинное, а что ложное?», — продолжил беседу Платонов. Байбек от такого фундаментального вопроса уклоняться не стал, а прямо так и сказал, что главное для молодежи, отнюдь, не хорошее образование. «Все-таки в человеке первично воспитание», — сказал он, тут же почему-то упомянув детские сады.

Кроме этого Байбек по традиции поделился с журналистом своими воспоминаниями из поездок по Европе (оттуда он, если помните, привез знаменитую идею об экономии воды после мытья посуды или детей). На этот раз поучительная история касалась европейских застолий и истинных казахстанских ценностей: «Есть вторая традиционная ценность, чтобы единство и согласие в каждой семье... Пусть будет мир и спокойствие. В Европе такого не встретишь. Когда сидят за столом такого не говорят: «Пусть будет мир и спокойствие!».

После вопроса Платонова о том, как надлежащим образом справляться с последствиями чрезвычайных происшествий, в том числе техногенного характера, Байбек поделился с телезрителями своей мечтой. Вернее, сначала речь шла о конкретной задаче, однако немного подумав, он, вероятно, решил, что включать это в политическую доктрину партии рановато, а поэтому пустые общественные приемные пока что только в мечтах.

Интересно, что, пожалуй, самый важный и интересный вопрос прозвучал от Платонова только в самом конце — о «полуторапартийной» политической системе. Прозвучал с улыбкой и почти несерьезно. «Одна доминантная политическая партия может эффективно консолидировать общество», — невозмутимо прозвучало в ответ. Собеседники, наверняка, разошлись весьма довольные состоявшимся разговором.

Свежее из этой рубрики
Loading...