• 3375
Телеобзор: Ведущая против
Современная казахстанская молодежь все чаще и чаще становится главным объектом новостей, ток-шоу и информационно-аналитических программ. Кажется, еще совсем недавно разгорались страсти по поводу нецензурного жеста в адрес Кайрата Мами и модного танца карагандинских студентов. И в том, в другом случае главными героями стали молодые люди. В этом контексте еще более примечательно, что на прошлой неделе «Астану» посетил главный среди всех молодых - председатель комитета по делам молодежи Казахстана Нурлан Утешев. О статусе-кво в молодежной среде он беседовал с Динарой Сатжан.

 

 

 

Маргарита Бочарова, Vласть

 

Современная казахстанская молодежь все чаще и чаще становится главным объектом новостей, ток-шоу и информационно-аналитических программ. Кажется, еще совсем недавно разгорались страсти по поводу нецензурного жеста в адрес Кайрата Мами  и модного танца карагандинских студентов.  И в том, в другом случае главными героями  стали молодые люди. В этом контексте еще более примечательно, что на прошлой неделе «Астану» посетил главный среди всех молодых -  председатель комитета по делам молодежи Казахстана Нурлан Утешев. О статусе-кво в молодежной среде он беседовал с Динарой Сатжан..

 

Разговор между ведущей и гостем начался с подробного обсуждения карьерных подвижек последнего.  Тщательно готовившаяся к интервью Сатжан к удовольствию своего собеседника заметила, что приставка «и.о.» из его должности, наконец, исчезла. Следом ведущая поинтересовалась о степени готовности Утешева к новой должности. Не долго думая, бывший КВН-щик ответил: «В министерство образования и науки я уже не в первый раз захожу…». Секундой позже выяснилось, что Утешев «заходил» в министерство будучи на посту руководителя департамента молодежной политики с 2005 по 2008 годы.

 

Сатжан, как умелый журналист, попыталась было спровоцировать  Утешева на откровения, сказав, что на занимаемую им сейчас позицию претендовала и экс-мажилисмен Бахыт Сыздыкова, однако Утешев в характерном для него неспешном тоне заметил, что претендентов было больше, и больше эту тему комментировать не стал.

 

Тактично напомнив Утешеву о его 36-летнем возрасте, ведущая хитро поинтересовалась, дескать, не пора бы уже гостю заняться «взрослой» политикой. Напомнив ему про его намерение стать депутатом парламента в 2004 году, Сатжан без обиняков спросила, куда делись политические амбиции молодого политика. Утешев поспешил заверить ее, а вместе с ней и всех своих многочисленных поклонников, что амбиции на месте. Сдерживает неудавшегося мажилисмена лишь растущее понимание грозящей ему на этом посту ответственности, ведь туда непременно придется нести что-то «большое и хорошее».

 

К шестой минуте программы Сатжан успела не только один раз перебить своего собеседника, но и открыто с ним не согласиться. Казалось, что вопрос о том, насколько хорошо депутаты понимают современную казахстанскую молодежь, был задан исключительно для того, чтобы Сатжан в результате выразила собственное мнение по этому вопросу. Утешев заявил, что мажилисмены «очень глубоко» понимают состояние нынешней молодежи. Вполне ожидаемо ведущая не согласилась и стала излагать свою точку зрения, опираясь на пресловутый пример с едва не отчисленными карагандинскими студентами.

 

По мере того, как Сатжан отвечала на поставленный ею же вопрос, становилось все более очевидно, к чему она клонит. «Почему ты промолчал в этот момент?», - почти возмущенно воскликнула ведущая, вероятно, глубоко задетая тем фактом, что немногие бросились на амбразуру – защищать танцевавших на столе своего университета студентов.

 

Утешев в ответ благообразно заметил, что вовсе он не молчал, а выразил мнение, между прочим, во многом схожее с позицией министра: и стар, и млад «должен нести ответственность за то, что он совершает». Согласившись с тем, что если бы не вмешательство министра, студентов бы не восстановили, он, тем не менее, отметил отсутствие какой-либо значимости в самодеятельности Бахыт Сыздыковой, организовавший танцевальный флэш-моб  в поддержку.  Сатжан снова поспешила не согласиться.

 

По мнению ведущей, если бы не нараставшее как снежный ком  несогласие общественности, руководство министерства образования так и не обратило бы внимание на судьбы карагандинских танцоров. Кстати говоря, этот самый «ком» в описании Сатжан выглядел весьма своеобразно, так как фактически состоял из трех звеньев. Вернее, из трех твитов: Нурлана Утешева, Бахыт Сыздыковой и её собственного.

 

Далее от председателя Комитета по делам молодежи последовало уж совсем неожиданное признание: выяснилось, что Утешев, как «главный» молодой человек по республике, лично пересмотрел все варианты Harlem Shake, снятые студентами в Казахстане. Честно признавшись, что лучше всех танцевальная постановка получилась у студентов Казахстанско-Британского технического университет, он отметил, что у последних получилось при этом «не наступить на общие права».

 

Сатжан по ходу разговору приходилось не раз удивленно вскидывать бровь.  Например, она  удивилась, когда молодой чиновник уверенно заявил, что «у нас, людей, есть много возможностей начать работать». Ведущая поделилась горькой историей, рассказав о сестре, которая получила образование в Англии, но в течение целого года не могла устроиться на работу.

 

В ответ Утешев решил озвучить главную проблему отечественной молодежи – ее неинформированность. По его словам, в Астане регулярно требуются около 20 тысяч человек различных специальностей: например, крановщики и сантехники. Каким образом этот ответ Утешева соотносился с чаяниями ведущей по поводу судьбы собственной сестры, получившей образование за рубежом, остается только догадываться.

 

Стоит отметить, что Сатжан и Утешев мало в чем друг с другом соглашались, однако когда речь зашла о кумирах современной молодежи, оба отметили, что вряд ли рядовой студент сможет назвать имя конкретного человека в ответ на соответствующий вопрос. Утешев преположил, что казахстанская молодежь скорее вспомнит Диму Билана или Кайрата Нуртаса. Последний особенно заинтересовал ведущую, задавшей мучающий все интернет-сообщество вопрос, для какой аудитории Нуртас действительно может быть героем.

 

«Для тех, кто ищет романтику, для тех, кто имеет маленький опыт и большие ожидания, для тех, кто очень эмоционален и чувствителен…», - как бы размышляя о высоком, ответил Утешев. У Сатжан оказалась своя не менее поэтичная версия ответа на этот вопрос: «Мне кажется, что Кайрат Нуртас больше популярен в регионах, в аулах – там, где меньше возможностей у людей, меньше денег, но есть желание любить».

 

В целом разговор в эфире вышел довольно оживленным. Не последнюю роль в этом, конечно, сыграла харизматичная натура спикера и неугомонный журналистский запал Сатжан, которая частенько, перебивая собеседника, приводила свои аргументы против уже озвученных.

 

Ближе к завершению интервью речь зашла и о еще недавно бурно обсуждаемом на всех онлайн-площадках «списке Тажина». На вопрос о необходимости оного Утешев ответил просто: дескать, список уже, скорее всего, есть, необходимая «критическая масса» казахстанской блогосферы достигнута. Назвать конкретных представителей этой «критической массы» молодой чиновник сначала затруднился, но потом собрался и произнес имя Ержана Сулейменова, который в своем Твиттер-аккаунте нередко обращается к собственным читателям с оздоровляющей просьбой не сутулиться. 

Свежее из этой рубрики