Уроки киногармонии

Жанара Каримова, Vласть

Vласть встретилась с алматинскими художниками, которые создают очень страшный (в смысле — правдоподобный грим), снимают короткий метр, отвечают за художественную постановку в известных картинах, например в «Уроках гармонии», и учат мастерству кино и грима всех желающих. 

Объединение ARTDEPARTMENT.KZ - это продакшн студия и мастерская художников кино. Их цель — создать сообщество людей, знающих свое дело и любящих кинематограф. Ребята вместе работали над такими казахстанскими фильмами как «Уроки гармонии», «Весь мир у наших ног», «Сердце мое — Астана», «Жеруйык», «Кто вы господин Ка?». Совместно с немецким режиссером Анной Хоффманн они снимали казахстанскую часть фильма «Пока». А для души открыли имиджевый проект LoftТелефон, где проводят мастерские сверхкороткого кино «Европеец-Азиат» и различные курсы грима и спецэффектов, кинопросмотры и другие мероприятия, связанные с кинематографом.


Основной костяк команды: Эльдар Шибанов, художник-постановщик и директор студии, Юлия Левицкая – арт-директор, Диас Шибанов – оператор-постановщик и технический-директор, Шолпан Мурабулдаева – менеджер и проектный ассистент. Они снимают кино и оказывают услуги художественной постановки полного цикла.

Пожалуй, самая интересная часть их работы — грим. Для этого используется силикон, латекс, пенолатекс, протезный желатин, пластики, гипс, пенополиуретан и другие материалы. Силиконы американского производства привозят из России. Сотрудничают с коллегами из FX Makeup School, созданной Владом Таупешем и Йозефом Рарахом.

— Это учебная голова, прототипом был актер театра. Ее делали в рамках двухнедельного курса Дениса Райкова от Пражской школы FX Creator .

О работе с кровью рассказала Юлия Левицкая:

— У крови очень много видов, она разной консистенции и цветов. Для каждого вида крови свое применение. Бутафорскую кровь мы делаем сами, у каждого специалиста свои технологии и секреты. Для грима используется профессиональная гримерная кровь. Нужно разбираться не только в самих материалах, но и в процессах нанесения.

В фильме «Весь мир у наших ног» присутствуют сцены разрывающихся в кадре частей тела. Мастера сделали муляжи силиконовых рук со слепков актеров. На площадке подгримировали под освещение, профессиональные пиротехники вставили заряд. После первого дубля они поняли, что заряд нужен побольше, значит, снова необходим реквизит. В среднем процесс создания таких вещей занимает не меньше недели. Сначала нужно снять слепок, затем отлить форму. Если персонаж сказочный и к форме нужно что-то добавить, то делается скульптура и уже с нее снимается слепок. Это долгий, трудоемкий и затратный процесс.

Иногда ребята делают грим на Хэллоуин.

Эльдар: Одна наша знакомая шла в американское посольство на праздник, а американцы очень серьезно подходят к Хэллоуину. На декольте мы сделали ей внушительные порезы, они не были обильно залиты кровью и выглядели очень реалистично. Она рассказывала, что когда села в такси и назвала необходимый адрес, то таксист поинтересовался, что может ей лучше сначала в больницу съездить?

Вопрос о самом сложном гриме оказался неоднозначным для ребят.

Юлия: Тяжело сказать, какая работа была самой сложной, потому что все они были интересные и за этим интересом не отдаешь себе отчет, насколько это сложно. Сделать реалистичную деталь, ту же горбинку носа, которая «сядет» на нос и ее не будет видно на большом экране кинотеатра сложнее фантастических гримов, где можно спрятаться за фактурой или формой. Самый сложный был не грим, а изготовление восьми масок. Сначала лепили скульптуру, потом снимали слепок, потом силиконовую маску и дальше с ней еще много чего вытворяли и все за очень короткий срок. Нужно было сделать реалистичное и почти портретное сходство. Мы это готовили для музыкального шоу. Суть была в том, что молодые танцоры отплясывали в масках стариков. Само шоу нам не довелось увидеть. Сложность была в том, что маски должны были быть универсальными и комфортными для танца.

Прошлым летом, в августе, ребята при поддержке Сахалинского фестиваля сняли фильм «Последние», который сейчас монтируется.

Эльдар: Я был режиссером, Диас – оператором. При фестивале был организован кинопрактикум для участников Сахалинской мастерской. Они не снимают там кино, мы подумали, что хорошо было бы запустить съемки фильма на месяц, чтобы они узнали, что такое съемочный процесс, причем не однодневный, а серьезный.

Фильм рассказывает о мужчине, ищущем смысл жизни после потери жены. Это драма с элементами этнической мистики. Герой попадает в параллельный мир айнов. А они были одним из воинственных народов Японии, поэтому без мяса и крови в ленте не обошлось. На фестиваль с ребятами летели голова, руки, ноги и кейс, полный крови. Их преследовал страх, что сейчас их остановят, и будут задавать вопросы, но все обошлось.

Юлия: На месте мы выяснили, что нам не хватает кадров рук и ног для фильма, пришлось идти в парк перед отелем и снимать. Ловили на себе странные взгляды, был страх в глазах прохожих.

Эльдар: «Последние» точно будут показаны на фестивале, это отчет о проделанной работе. Какая судьба его ждет дальше еще неизвестно, он монтируется.

На фестивали они уже отправили свой фильм «Елес/Призрак», на съемки которого получили грант в размере 10 тысяч долларов от фонда Сорос. Картина рассказывает о проблеме Арала и детях, живущих в городах-призраках.

— Мы решили создавать свое кино, чтобы полностью отвечать за результат, - объясняет Эльдар. - В кино должны работать в тандеме художник-постановщик, оператор-постановщик и режиссер-постановщик. А в казахстанском кино в основном работают оператор и режиссер, художественная часть выпадает. А художник – это тот, кто создает в реальности мир фильма. Он следит за визуальным наполнением кадра, его драматургией, чтобы каждый предмет в кадре нес смысл, но и не отвлекал от повествования.

Эльдар работает в кино уже 8 лет. Начинал как ассистент художника-постановщика в фильме «Мустафа Шокай», затем была работа над фильмом «Кто вы господин Ка?». После был художником-постановщиком в фильмах «Супер Баха», «Трубадур». При этом образование у Эльдара Шибанова архитектурное, он окончил КазГАСА, но еще в школе попал на съемки сериала «13».

— Архитектурное образование прекрасно тем, что оно развивает все стороны — и техническую часть, и творческую составляющую человека. Профессия режиссера похожа на труд архитектора: ты руководишь процессом создания большого проекта, над которым работает куча департаментов, отвечаешь за то, чтобы он вышел таким как ты и планировал. Я уже третий год работаю как режиссер, пока над короткометражками. Уже 6 фильмов есть. Мой брат Диас с детства на съемочной площадке, начинал помощником осветителя. В этом году он окончил академию искусств имени Жургенова по специальности оператор кино и телевидения.

Буквально недавно ARTDEPARTMENT.KZ переехали на новое место возле фонтана Неделька и стали соседями редакции Vласти. В первой студии была большая белая стена, на ней решили показывать кино. Всю прошлую зиму был «свободный экран» для молодых казахстанских кинематографистов, проводились циклы тематических показов и лекций. Помимо этого ребята открыли в Loft Телефон и коворкинг для творческих людей.

— Площадь позволяла, были необходимые инструменты. Большинство коворкингов рассчитаны для офисной работы, где особо не разведешь краску и ничего не слепишь. Мастерскую сверхкороткого кино назвали так, потому что за 13 занятий, которые умещаются один месяц, человеку нужно пройти все этапы создания кино: от идеи фильма до его показа зрителям. Хронометраж готовой работы в среднем от 5 до 10 минут. Мастерская зародилась в рамках третьего Сахалинского международного кинофестиваля «Край света». Мы попали туда, потому что наша студия делала художественную постановку фильма «Уроки гармонии», который был представлен на фестивале.

Уже прошли четыре мастерские в Алматы, было снято около восьми работ. Обычно на курс набирается в среднем 5 человек в группу. Самая многочисленная группа обычно – режиссеры. Если у них нет знакомых операторов для производства фильмов, студия предоставляет имеющиеся постановочные средства и, порой, специалистов: оператора, звукорежиссера. Часть семинаров проводят постоянные преподаватели, и помимо этого есть мастер-классы от практикующих специалистов всех областей нашей киноиндустрии. Начиная от сценаристов и режиссеров до постановщика трюков. Чтобы люди понимали и пробовали весь процесс создания кино. Основная суть курсов – это осознание человеком, который хочет связать свою жизнь с кино, нужно ли ему это и интересно ли.

Мастерские проходят, когда у студии выдается свободное время. Кроме этого, они проводят курсы по разным направлениям спецэффектов и грима. Есть однодневные классы по крови и ранам, есть недельные воркшопы по пластическому гриму, где нужно снимать слепки и отливать формы.

— Мы получаем хороший отклик, хотя может у нас и слабенький пиар. Но нам не хочется превращать это в промышленный цех. Мы снимаем кино, а курсы – это одна из ветвей. Мы не только учим, но и получаем что-то от студентов. По окончанию, мы показываем готовые работы друзьям-киношникам, приглашенным мастерам и кинокритикам, - рассказывает Эльдар. - Наш Loft ТЕЛЕФОН – это пространство кино-арт коммуникаций, проект для души. Когда есть сообщество, образно говоря котел, тусовка, в которой собираются люди, тогда рождаются новые проекты и новое качество кино. Мы любим кино и хотим, чтобы оно было профессиональным.

Свежее из этой рубрики
Loading...