• 4986
Внутренняя миграция: взрыв или прорыв?
В последние годы термины «мигрант» и «миграция» вошли в число выражений наиболее часто используемых СМИ. Правда, зачастую говорим: «миграция» подразумеваем: «внешняя миграция». В наших, казахстанских, реалиях, как правило, речь идет о трудовых мигрантах из соседних стран СНГ или Китая, легальных или не очень. Между тем, куда более актуальной (во всяком случае, пока) является проблема внутренних мигрантов; наших соотечественников, переселяющихся из сельских регионов в города.

 

Ярослав Разумов, специально для Vласти


 

В последние годы термины «мигрант»  и «миграция»  вошли в число выражений наиболее часто используемых СМИ. Правда, зачастую говорим: «миграция» подразумеваем:  «внешняя миграция». В наших, казахстанских,  реалиях, как правило, речь идет о трудовых мигрантах из соседних стран СНГ или Китая, легальных или не очень. Между тем, куда более актуальной (во всяком случае, пока) является проблема внутренних мигрантов; наших соотечественников, переселяющихся из сельских регионов в города.

 

 

Эти процессы, как показала история, по крайней мере, прошлого века, могут быть как весьма позитивными, так и носящими взрывоопасный заряд:  ни одна революция прошлого века, под каким бы знаменем она не шла, не обходилась без очень значительного участия «новых горожан».  Потенциальная взрывоопасность этого слоя очевидна, на этом можно не останавливаться. Естественно, что переживающий процессы исторической трансформации Казахстан также не мог не столкнуться с этой проблемой….

     …Проблемой ли? Ведь массовый приток в города сельских жителей – урбанизация – и есть один из базовых факторов прогресса общества; и в Казахстане за это ратовали многие известные ученые и общественные деятели, как, например, Нурбулат Масанов. Ни одна из современных наций не вышла на серьезный уровень развития, минуя активизацию процессов внутренней миграции.  Но – те из них, что не смогли (в силу разных причин) контролировать эти процессы, очень быстро столкнулись с обратной, негативной их стороной.

     Так что же в Казахстане? Какой из своих двух сторон в итоге может обернуться к задачам модернизации страны внутренняя миграция? Судя по совокупности публичных экспертных оценок, имеющихся на сегодня, есть о чем задуматься и о чем серьезно обеспокоиться. Вот, известный эксперт Марат Шибутов, на днях в Клубе Института политических решений, заметил:  «Цель, продекларированная в действующих программных документах развития Казахстана – достичь уровня городского населения в 75% от общей численности казахстанцев – это абсолютно необоснованно ни с точки зрения рынка труда, ни с точки зрения вместимости городов, ни со стороны развития городской инфраструктуры. Соответственно, ни о каком качестве жизни переселяющихся сельских мигрантов речь тоже идти не может».

     Одну из причин этого г-н Шибутов видит в отсутствии научного подхода при формировании региональной политики. С тем, что его нет и что это плохо, нельзя не согласиться. Но проблема даже глубже – государственные органы даже не владеют более или менее точной статистикой внутренних мигрантов. Об этом было заявлено на недавней презентации исследования «Внутренняя миграция молодежи в Казахстане:  на примере города Алматы», проведенного Центром анализа общественных проблем (PPRC).  «Из Алматы каждый год убывает меньше молодежи, чем прибывает. Но точное количество проживающих в городе молодых людей подсчитать невозможно в связи с тем, что не учитывается число внутренних мигрантов, не имеющих регистрации», отметила директор PPRC Меруерт Махмутова.

Действительно, никакими иными способами составить представления о реальном объеме этого явления невозможно. А какое уж научное обоснование государственной политики в сфере миграции или развития регионов, если нет даже более менее точной статистики? Но – регистрация по месту проживания влечет (по идее) за собой право доступа к определенным социальным льготам, а также возможность встать на учет в качестве безработного. Понятно, что такая перспектива многим не понравится, в том числе, местным властям:  и статистику относительной «благостности» по безработице подпортит, и опять же – требовать  соблюдения прав начнут!  

Но оппонируют этой идее не только бюрократы. Г-н Шибутов, комментируя возможность регистрации, заметил:
 - Да, это нужно. Но в настоящее время я не вижу элементарных возможностей у государства это сделать. Разве что, на добровольной основе самим мигрантам регистрироваться. Но для этого нужно, чтобы они что-то за это получали, какой-то универсальный документ; как, например, в Москве есть такая  «карточка москвича». А иначе – никаких ни физических, ни технических возможностей нет.

Эта проблема экспертами осознается; в рекомендациях исследования PPRC первой мерой указана необходимость разработки системы учета и регистрации молодых мигрантов. Но – действительно – а как это реально сделать? И что делать дальше? Если неучтенных мигрантов так много, как об этом предположительно говорят эксперты (и как это, скорее всего, и есть), то понадобиться, пожалуй, некая новая госструктура для того, чтобы заниматься их проблемами. Впрочем, эффективность нашей бюрократической машины давно и всем известна.

Из этой ситуации, потенциально – взрывоопасной,  сегодня не видно, сколько-нибудь ясных выходов. Проблема роста численности внутренних мигрантов при нарастающем количестве и остроте их социальных, экономических и бытовых проблем в казахстанских городах, должна быть в числе приоритетных и для власти, и для общества. Слишком велики риски. Доказательств это утверждение, думаю, не требует, поэтому  в качестве иллюстрации приведу лишь один факт из исследования PPRC. На вопрос – «считаете ли вы, что другим людям можно доверять?» - положительный ответ дали лишь 21% респондентов.
- Такой низкий уровень межличностного доверия, как правило, ограничивает экономический рост страны, - заметила г-жа Махмутова.
 

     

Свежее из этой рубрики