Формальность – главное слово для описания, как внутренней, так и внешней политики страны
Казахстанская политика: перемен не было и не ожидается
ФОТО ЖАНАРЫ КАРИМОВОЙ

Данияр Молдабеков, Vласть

В минувшем году были зыбкие предпосылки для перемен в казахстанской политике, как внутренней, так и внешней. Для внутренней политики особенное значение могла сыграть реформа, озвученная в январе президентом Нурсултаном Назарбаевым, о перераспределении полномочий между главой государства, правительством и парламентом. Внешняя политика, в которой страна, став непостоянным членом Совбеза ООН, автоматически приобрела очевидно большее значение, также существенно не изменилась. Следующий год, вероятно, тоже не преподнесет казахстанцам особых сюрпризов в политической жизни. Если они сами этому никак не поспособствуют.

Внутренняя политика. «Разделение властей» и права человека.

Подводя итоги года, стало привычным отмечать все большее сужение гражданских прав и свобод, либо отсутствие каких бы то ни было перемен. Минувший год, несмотря на объявленные в январе реформы, не стал исключением: заметных перемен в политике нет, как (почти) нет и самой политики. Упомянутая политическая реформа, призванная внедрить фундаментальный демократический принцип разделения властей, закончилась, по сути, ничем. По мнению иных экспертов – прямо противоположным тому, что ожидалось. «По существу, ничего серьезного не произошло. Напротив, неожиданно в конституции пролезли замшелые и тоталитарные нормы, вроде лишения гражданства за преступления, связанные с экстремизмом. Появились нормы, которых не было даже в проекте! Все это трудно назвать вдумчивым законотворчеством. Скорее это похоже не решение определенных политических задач, решаемых правовыми методами», - говорит директор Казахстанского Международного бюро по правам человека (КМБПЧ) Евгений Жовтис.

Независимый политик и публицист Амиржан Косанов называет внесенные в Конституцию поправки «косметическими» и «не меняющими суть самой власти и ее ветвей». Здесь, по словам Косанова, свою роль играет пресловутый транзит власти: люди в верхах, имея виды на Акорду в будущем, якобы не заинтересованы в реальном сокращении президентских полномочий. «Скорее всего, - говорит Косанов, - такая осторожность (в реальном перераспределении властных полномочий – V) связана с тем, что кое-кто, вхожие к елбасы, постепенно отговаривают его от ранее заявленной идеи реального перераспределения полномочий между президентом, парламентом и правительством. Видимо, не хотят в случае определения преемника (а каждый из кланов мнит себя в роли второго елбасы!) терять общий контроль над ситуацией! Ничем иным такую нерешительность объяснить невозможно»

Прогноз по поводу реального усиления и обретения независимости другими ветвями власти – правительством и парламентом – неутешителен: «Насколько активны в плане реализации своих новых конституционных возможностей будут ветви власти неизвестно по двум причинам. Во-первых, поля для широкого маневра нет, а во-вторых все зависит от волеизъявления самого елбасы – пока именно он будет определять линию их поведения. Причем без всяких законодательных поправок», - считает Косанов.

Войти
У вас уже есть аккаунт? Войдите

Репортер интернет-журнала Vласть

Свежее из этой рубрики
Loading...