• 1769
Афганистан в «серо-черных тонах»
Невеселая картина будущего нашего региона, связанная с Афганистаном, предстала после выступления Махмуда Сайкала, экс-вице-министра иностранных дел этой страны. На днях он побывал в Алматы, провел ряд встреч с казахстанскими политологами и дипломатами, а напоследок дал интервью небольшой группе журналистов. Из выступления Сайкала получалось, что в афганском обществе нет ясного представления о том, что будет после вывода международных сил. Афганская армия и силы безопасности не готовы к тому, чтобы отражать наступление и теракты талибов.

 

Виктор Бузин, специально для Vласти

 

Невеселая картина будущего нашего региона, связанная с Афганистаном, предстала после выступления Махмуда Сайкала, экс-вице-министра иностранных дел этой страны. На днях он побывал в Алматы, провел ряд встреч с казахстанскими политологами и дипломатами, а напоследок дал интервью небольшой группе журналистов.   Из выступления  Сайкала получалось, что в афганском обществе нет ясного представления о том, что будет после вывода международных сил. Афганская армия и силы безопасности не готовы к тому, чтобы отражать наступление и теракты талибов.  

 

Вот если бы их оснастить и подготовить, тогда да – даже границу Афганистана с Пакистаном талибам не дадут перейти! НАТО обещает помощь афганским силам безопасности, и даже предоставляет ее, но в недостаточных объемах. Талибы же каждый день совершают теракты с помощью смертников (выходит, что многие такие эксцессы не попадают «в телевизор?), и имеют большую поддержку в Пакистане. Афганский дипломат вообще уверен, что талибан -  это пакистанский проект, который таким образом пытается противостоять действиям Индии в Афганистане. Но если это так, то на что рассчитывать в афганском урегулировании? Ведь несерьезно думать, что более чем полувековое противостояние двух гигантов юго-восточной Азии, Пакистана и Индии, прекратиться?

 

С экономикой у Афганистана дело совсем плохо. Сам Сайкал назвал ее «большим пузырем», который «надувался» последние годы через военные расходы стран-участниц коалиции, их экономическую помощь афганскому правительству и – наркотики. Уйдут иностранные войска в 2014, и исчезнет первый «воздуходув» в виде их финансирования зарубежными правительствами. Правда, многие обещаю помощь, но, как мудро заметил экс-вице-министр, «обещания они и есть обещания».

 

     - Нам нужно ежегодно около 10 млрд. долларов. Пополам – на поддержание безопасности и на развитие страны. Нам пообещали более 8 млрд. Но получим ли мы их? Что-то обещают на короткий срок, а многое из обещанного должен утверждать американский Конгресс. А кто знает, какова будет его позиция через пару лет? – спросил во время брифинга его участников  Сайкал. Казахстанские журналисты не ответили.

 

 Можно сильно оживить экономику Афганистана через инфраструктурные проекты. Таковых иного, по части поставки нефти и газа из Казахстана и Туркмении или электроэнергии из Таджикистана и Киргизии в южную Азию. В том числе, и в Пакистан. И у афганцев, похоже, есть на это надежды. Но кто сможет гарантировать безопасность трубопроводов в хронически нестабильной стране? Даже если талибы будут побеждены?

 

    Есть другая идея:  расширение автомобильного транзита в Иран и Пакистан через афганскую территорию. Дипломат утверждает, что уже сейчас автодороги в его стране заполнены грузовиками из стран Центральной Азии. Пропускной способности дорог не хватает. И, значит, вложись в развитие инфраструктуры постсоветские страны региона, и всем будет хорошо. В первом приближении хорошая идея. Но если смотреть глубже…

 

     Чем могут помочь такому проекту Киргизия и Таджикистан? Самим бы выжить. Туркмения вообще особый случай, как ни посмотри. До сих пор ни в каких коллективных проектах участия она не принимала, а с талибами умела прекрасно договариваться. Тем более, зачем ей автодороги на Иран через Афганистан, когда у нее есть хорошо налаженное морское сообщение по Каспийскому морю? Остаются Узбекистан и Казахстан. Дороговато это, развивать транзитную инфраструктуру «на двоих». Даже без учета политических рисков. Да и вопрос, что потом по ней экспортировать? Узбеки будут везти хлопок, а мы что? Наши экспортные товары не грузовиками, а трубами поставляются. Так что, похоже, и этот вариант не сработает.  

 

Что в итоге? Получается, что за год  до ухода из Афганистана американцев им их союзников, афганская армия и власти не готовы ни к силовому отражению агрессии, ни к самостоятельному развитию экономики. Ясного представления, откуда получать экономическую поддержку, у Кабула нет. Вменяемых проектов тоже. И то, что он ищет поддержку в Центральной Азии, говорит о серьезной ситуации.  Получается, что, как ни подходи к оценке перспектив этой страны и нас, ее соседей, перспективы эти мрачные.

 

 Но даже если каким-то чудом после 2014 года «пронесет», то успокоение может и не прийти. Под конец брифинга  Сайкал поднял еще одну проблему, о которой у нас мало кто знает. Оказывается, в Кабуле видят проблему в том, что водные ресурсы Амударьи Афганистан делит с Узбекистаном, Таджикистаном и Туркменистаном, но при этом не существует договоренности по использованию ее воды.

 

Из-за этого внешние доноры не дают кредитов на строительство плотин, которые необходимы для развития сельского хозяйства и энергетики. Нужно заключать соглашение по Амударье, считает афганский дипломат. Нам, казахстанцам, тут в пору вспомнить, как «быстро» и «успешно» решаются такие задачи на примере Иртыша и Или. А у нас, с нашими соседями, слава Богу, не такие традиции и не такое количество оружия, как с обоих берегов Амударьи. 

Свежее из этой рубрики
Loading...