Армянских драм мастер

Дмитрий Мазоренко, Vласть

Вступление Армении в Таможенный Союз - вопрос больше политический, нежели экономический, считают эксперты. Еще в прошлом году влиятельная российская  газета Ъ процитировала слова премьера Армении Тиграна Саркисяна об экономической нецелесообразности вступления республики в ТС  - нет общих границ со странами-участницами.  Теперь стало известно - руководство Армении готово менять свою позицию. Vласть с помощью экспертов попыталась понять - почему? И какая выгода Казахстану от нового участника интеграционного сращения.

3 сентября Серж Саргсян, президент Армения заявил о решении республики вступить в Таможеный союз и, впоследствии, участвовать в формировании Евразийского экономического союза. Это решение поддержало правительство России и Казахстана. В глобальном экономическом смысле - от дополнительного игрока, тем более этого, нашей стране никаких видимых бенефитов не предвидится, ну, разве что имиджевые - укрепление идеи евразийства.

В этом же ключе зрит и Россия, и как отмечают российские СМИ, в политическом торге Кремль одержал победу, укрепив позиции интегратора.

И, как уже писала Vласть, вступление Армении в ТС требует от республики соблюдения определенных процедур и изменений в законодательстве. Конечное решение о вхождении Армении в ТС будет принято главами государств-участников союза.

Помимо мер, принятых в 90-х, когда руководство республики пошло на либерализацию экономики, в целях ее укпрепления и стабилизации национальной валюты - драма, Армения активно рассматривала возможность экономической интеграции.

Теперь республике придется "объясняться" с европейскими интеграционными институтами, а именно на них был в большей степени ориентирован Ереван. Но как видно из сделанных заявлений, Армения предпочла евразийское направление - европейскому.

Здесь следует учитывать, пожалуй, один из ключевых факторов - карабахский конфликт, который и определил направленность стратегического партнерства Армении.

Vласть узнала мнение экспертов, насколько ТС готов к принятию новых членов и насколько странам-участницам, а конкретно - Казахстану, будет полезен новый участник интеграционного процесса.

Василий Мисник, политолог:

Заявленное на встрече президентов России и Армении намерение Армении вступить в Таможенный Союз является в первую очередь политической декларацией. Практическая реализация этого намерения, заключающаяся в приведении в соответствие с регламентами ТС технических требований к товарам и услугам и в установлении единых таможенных пошлин на товары внешних рынков, является делом не одного года.

Перед глазами пример Кыргызстана, который пытается вступить в ТС с 2010 года и, в лучшем случае, вступит в него в 2015 году. Конечно, в Армении государственное управление и общий уровень правопорядка заметно лучше, чем в Кыргызстане, и это в принципе позволяет ускорить процесс. Но только при условии, что сама Армения будет проявлять достаточный интерес, а это будет только при сохранении экономической привлекательности ТС, т.е. в данном случае – армяно-российского сотрудничества.

К тому же Армения, как и Кыргызстан, является членом ВТО, и, чтобы не подвергать риску пересмотра достигнутые в рамках этой организации договорённости, может быть заинтересована присоединиться к таможенным тарифам ТС как можно позже, так как данные тарифы год от года должны снижаться в рамках обязательств России перед ВТО (Казахстан, который в этом году планирует завершить переговорный процесс по присоединению к ВТО, берёт на себя аналогичные обязательства).

Для Казахстана с точки зрения чистой, без примеси политики, экономики вопрос членства Армении в ТС полностью попадает в сферу российско-армянских отношений. Доля Казахстана во внешней торговле Армении, менее 1%, для Казахстана, соответственно, ещё ниже. Отсутствие общих границ с нынешними членами ТС не является существенным (хотя оно и использовалось как возражение против начала процедуры по вступлению в ТС Таджикистана), так как современная международная торговля и трансграничный обмен вполне могут строиться при посредничестве третьих стран. В данном случае это — Грузия, нормализация отношений России с которой и стала ключевым фактором для возможности вступления Армении в ТС.

Таким образом, официально заявленное намерение Армении вступать в ТС ничего не меняет в экономических отношениях с этой страной в обозримой перспективе. А вот политически это означает нежелание оставаться без поддержки перед вооружённым в том числе и российским оружием Азербайджаном. Потому что при всей постсоветской нелюбви к имперскому прошлому, даже самым прозападным армянам в общем-то ясно: никакой реальной поддержки от ЕС и НАТО в случае возобновления конфликта из-за Нагорного Карабаха Армения не получит, несмотря ни на какое ассоциированное членство в ЕС и ни на какое партнёрство во имя мира с НАТО. И конфликт вокруг Сирии делает подобную позицию Запада особенно очевидной.

Дополнительным камнем преткновения, на котором могла бы сыграть Москва, должны были стать требования ЕС по либерализации законодательства в отношении сексуальных меньшинств — эта карта, возможно, ещё будет разыгрываться на Украине, но в Армении она не понадобилась.

Для Казахстана главные риски при вступлении Армении в ТС остаются политическими — в силу исторических и экономических причин влияние Азербайджана в Казахстане гораздо выше, чем Армении. Но Армения уже является прямой союзницей Казахстана в ОДКБ, и обе страны де-факто признают абсолютное нежелание Казахстана хоть как-то вмешиваться в армяно-азербайджанский конфликт, равно как и в другие конфликты на Кавказе.

Так что совместное с Арменией членство в ТС при отсутствии реальных экономических отношений мало что изменит в сложившейся ситуации. Единственно, что хотелось бы отметить — это та поспешность, с которой Казахстан заявил (устами министра по экономической интеграции Жанар Айтжановой) о поддержке вступления Армении в ТС. Своё формальное согласие Казахстан мог бы продать России за разумную цену.

Олег Егоров, главный научный сотрудник Института экономики МОН:

Привлечение в Таможенный союз новых членов может быть новой головной болью для нас.

Пока мы не окрепли (в Таможенном союзе - V), пока есть определенные разногласия между участниками, нам, скорее всего, не нужно набирать новых членов. Наблюдатели они были и могут быть и дальше, но пусть пройдет время, пусть работа ТС войдет в нормальное русло.

Если рассматривать ТС на примере ЕС, который тоже строился вокруг нескольких государств, то когда основные участники ЕС окрепли, когда появилось взаимопонимание, тогда стали постепенно набирать новых членов.

В отношениях с Арменией важно понимать, где они находятся, что у них есть, какие экономические взаимоотношения с ними могут быть. К тому же, Армения не обладает достаточно крупным промышленным потенциалом. И когда она войдет в состав ТС, она будет развиваться дальше, как и развивалась. А это решение больше политическое, я думаю.

Если рассматривать Армению как рынок сбыта, то, опять же, важно понимать - каким путем что-то доставлять туда. Это или авиация, или через Каспийское море, а потом через Азербайджан, или железной дорогой, через Астрахань и весь Кавказ. Из-за этого будут большие накрутки на наш товар.

Свежее из этой рубрики
Loading...