Депутаты не хотят говорить о клевете

Тамара Копылова, Софья Пашкова, Астана, Vласть

"Финишное" рассмотрение проекта нового уголовного кодекса в мажилисе прошло тихо и спокойно, в почти расслабленной атмосфере. На пленарном заседании депутаты не задали ни одного вопроса по вносимым поправкам, и дружно одобрили законопроект во втором чтении.

После - руководитель рабочей группы мажилиса по проекту нового УК Нурлан Абдиров долго общался с журналистами и с удовольствием рассказывал о значимости этого документа, начиная едва ли не с истории уголовного права в Казахстане. Ровно до тех пор, пока журналисты не подняли вопросы о нашумевших нормах о клевете. И тут у депутата разом закончились все исторические параллели. Мажилисмен явно не хотел отвечать на эти вопросы, но поскольку журналисты просто не дали ему пройти, народный избранник перешел от образных аллегорий к официальной позиции. Причем не своей, а генеральной прокуратуры.

- Почему депутаты оставили депутаты эту поправку по клевете?

- Вы присутствовали на дискуссиях? Я хочу сразу сказать, господа, чтобы не говорили, что кого-то приглашали- не приглашали. У нас был открытая площадка. Мы проводили все наши заседания, в том числе в разных отелях, где у нас были конференции, в Алматы, Астане. Здесь у нас было открытое обсуждение на которое приезжали все, кто хотел, - заявил Абдиров.

Ответить на вопрос прямо депутат также отказался.

«Здесь была открытая дискуссия. Я назову несколько аргументов с этой и другой стороны – дальше вы можете сами делать выводы. Во-первых, те, кто говорил, что клевета должна уйти из уголовного кодекса и эти дела надо решать в гражданском правовом порядке, а конечно, это были журналисты, - особо подчеркнул он. На это другой стороной, и разработчиком, и экспертами, и кстати, учёными в области уголовного права и других дисциплин было сказано следующее: откройте кодексы европейских стран и там вы найдете именно в уголовном кодексе статью за клевету».

При этом он привел пример, что в Казахстане есть статья о смертной казни, но есть мораторий, который накладывает на не запрет.

«Точно также есть какой-то негласный мораторий в европейских странах, и вот эта норма о клевете в отношении журналистов не применяется, - констатировал он. - На это были приведены данные представителями генеральной прокуратуры Казахстана, которые сказали, что за последние несколько лет около 40 журналистов в европейских странах были привлечены к уголовной ответственности за клевету».

Депутат заверил, что депутаты очень взвешенно подошли к данному вопросу. Но, как показала практика, клевета все же осталась в составе уголовного преступления.

- Хотелось бы услышать конкретно ваше мнение, не создаст ли введение этой поправки прецедент, когда казахстанских журналистов начнут сажать за каждое неугодно написанное слово?

- Отвечу аргументами, - парировал Абдиров. - Кстати, такой вопрос не задавался, но он витал в воздухе при обсуждении и была понятна озабоченность журналистского пула. На это генпрокуратура дала свою статистику и по данным генпрокуратуры было сообщено, что буквально за последние годы было несколько определенное количество дел, речь идет о каком-то десятке дел, но в итоге реально понесли наказание, лишь несколько человек, два или три, и они не были связаны с реальным лишением свободы".

Согласно таблице поправок, предложенных депутатами ко второму чтению нормы проекта закона по клевете у них никаких сомнений не вызвали. (Если при рассмотрении в первом чтении отдельные депутаты еще вносили предложения по декриминализации клеветы, то сейчас, судя по всему, генпрокуратуре удалось убедить мажилисменов в своей правоте).

Никаких дополнительных корректировок «клеветнических статей» депутаты решили не вносить. Зато члены комитета мажилиса по законодательству и судебно-правовой реформе Светлана Бычкова, Каирбек Сулейменов, Нурлан Абдиров и Валихан Бишимбаев решили скорректировать статью 159 – «воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста».

В частности они предложили сократить размер штрафа с прежних трех тысяч МРП до двух за препятствие работе журналиста «совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно с применением насилия или угрозы его применения в отношении журналиста или его близких, либо с повреждением или уничтожением их имущества». При этом само деяние депутаты предложили перевести из категории средней тяжести в категорию небольшой тяжести. Эта поправка мажилисом принята.

Напомним, 7 апреля Международный фонд защиты свободы слова «Адил соз» и Союз журналистов Казахстана обратились к председателю Мажилиса парламента Республики Казахстан Кабибулле Джакупову и Генеральному прокурору РК Асхату Даулбаеву по поводу антиконституционных предложений Генеральной прокуратуры в проект Уголовного кодекса Республики Казахстан. В своем обращении они выразили серьезную озабоченность в отношении законодательных ограничений свободы слова.

Свежее из этой рубрики
Loading...