• 3900
На днях Vласть освещала выступление ведущего китаиста Константина Сыроежкина, однако, учитывая важность темы, мы публикуем еще одну статью, посвященную возможным последствиям последнего, во многом знакового, съезда КПК. Журналист Ярослав Разумов описывает основные тренды, задачи и проблемы Китая, предложенные публике Сыроежкиным.

 

Ярослав Разумов, специально для Vласти

 

Выборы президента США стали «мировым политическим событием» только на несколько дней, быстро уступив авансцену внимания итогам съезда Коммунистической Партии Китая (КПК). Пару десятилетий назад такое невозможно было представить. Именно тогда, когда «гуру» американской политологии, З.Бжезинский, в книге «Великая Шахматная доска» (М., 1998, стр. 196) в главе с характерным названием «Китай: не мировая, но региональная держава» сделал вывод:  «весьма маловероятно, что к 2020 году даже при наиболее благоприятном стечении обстоятельств Китай станет по ключевым показателям действительно мировой державой».

 

Но вот, пошел второй год, как КНР является второй экономикой мира. А совсем недавно Пекин показал всему миру во время конфликта вокруг спорных с Японией островов, что не забывает о своих интересах даже в таких, латентных, спорах.

 

Что же принес Китаю и очень тесно связанному с ним миру прошедший съезд КПК? Этой теме на днях посвятил свое выступление ведущий казахстанский китаист Константин Сыроежкин. Главный вывод, по его словам, звучит так:  

- Главное, что съезд показал – сегодня нет альтернативы той «дорожной карте», которую реализуют последние годы. Возвращение к «культурной революции» невозможно. 

 

Решение это принято на фоне очень впечатляющих успехов предыдущего руководства Китая. И экономических, и социальных. Например, в части вторых эксперт отметил, что впервые в истории Китая был отменен налог с крестьян, введено бесплатное обязательное 9-летнее образование. Доходы на душу населения возросли в пять раз. «Есть чем гордиться», подчеркнул г-н Сыроежкин. Но - проблем много, и именно это убеждает, что новое руководство КПК будет двигаться в направлении, обозначенном их предшественниками.

 

Главная проблема заключается в том, что сегодня режим переживает острый кризис легитимности. Основная задача китайских коммунистов – вернуть доверие к КПК и повысить ее способности управлять государством. Для этого нужно, в первую очередь, бороться с коррупцией. Здесь казахстанский китаист сделал знаковое замечание:

- Воруют все. Это не новость – везде все воруют, но в Китае, во всяком случае, за это расстреливают.

 

Стоит здесь вспомнить, что мудрый человек и большой знаток аппаратных действ Аркадий Вольский в своем последнем интервью российскому телевидению, говоря о проблеме коррупции в России, тоже обращал внимание на этот, упомянутый г-ном Сыроежкиным, факт. И говорил о нем позитивно…

 

Как бы то ни было, на прошедшем в Пекине съезде на борьбе с коррупцией был сделан главный акцент. И не на борьбе в виде кампанейщины, а на системных и последовательных мерах.

 

Во-вторых, было отмечено, что новое руководство КПК должно продолжить политику своих предшественников по изменению модели экономического роста. Прежняя, ориентированная на экспорт, подошла к исчерпанию себя. Сегодня ориентация должна идти на модель, обеспечивающую рост за счет внутреннего потребления и инновационного развития. Это очень сложно, т.к. «китайцы предпочитают деньги копить, и заставить их больше тратить – очень тяжело». Хотя за десять лет рост потребительского роста, все же, отмечается. И это тоже свидетельство успешности реформ. Оптимальный путь решения этих задач – повышение зарплат и снижение налоговой нагрузки. Это достаточно затратно, но альтернативы нет.

 

В политической и идеологической сферах г-н Сыроежкин считает самой большой проблемой для пятого поколения китайских руководителей то же, что пугает и соседей Китая - рост ханьского национализма. В отличие от многих государств, подчеркнул он, у Китая есть национальная идея – возрождение великого Китая и нации. И во имя этого они готовы на многое. Пример – недавний конфликт с Японией.

 

- Подрастает поколение, которое не видело тягот, а видело Китай только в период роста. И другим оно Китай не представляет. А через 5 – 10 лет оно начнет входить во власть. … Росту национализма способствует и интернет – в нем постоянно появляется масса очень жестких материалов, - отметил г-н Сыроежкин.

 

Внешняя политика Китая неизбежно станет жестче. И на съезде было сказано, что Пекин не допустит никаких поползновений на свои суверенитет и интересы.

 

Правда, по мнению г-на Сыроежкина, КНР, в силу экспортного характера своей экономики, не заинтересована в войне:  в войну китайские экспортные товары станут никому не нужны. Но политика «мягкой силы» будет продолжена. Что это значит?

 

Не вступая в прямой конфликт с США и даже сотрудничая с ними КНР будет пытаться создать условия для сокращения американского присутствия в таких регионах, как Азиатско-Тихоокеанский регион и Центральная Азия. С государствами ЦА будут расширяться экономические, политические, а, по возможности, и военные контакты, поддерживая при этом иллюзию России что «первой скрипкой» в регионе является она.

 

Однако, в ходе лекции г-на Сыроежкина он, в числе других проблем Китая, отметил изменение демографического баланса нации:  снижение рождаемости привело к старению населения. Коли так, то будут ли экспансионистские настроения широко популярными в Китае? Ведь хорошо известен закон социальной психологии:  стареющие и поднаевшиеся этносы воевать, наступать не любят. Пример – нации «старой Европы». Комментируя этот наш вопрос, г-н Сыроежкин заявил: 

 

- Молодых ханьцев, несколько сотен миллионов. И этого вполне достаточно для роста ханьского национализма. Да и старики привержены этим настроениям. Я сторонник хороших отношений с соседями, но с Китаем надо аккуратнее. Со стратегической точки зрения в перспективе надо сделать все, чтобы присутствие Китая и в Центральной Азии, и вообще в СНГ, присутствие Китая было ограниченным. … Список спорных территорий – не участков, а территорий – пока закрыт. Но карты существуют. И они публикуются в учебниках. То есть, китайским детям напоминают об этом.

 

Сможет ли (а, при определенных условиях – и захочет ли?) китайское руководство сдерживать рост этих настроений? На этот вопрос сегодня, наверное, не сможет дать уверенного ответа ни один китаист.

 

Свежее из этой рубрики