• 2430
В Казахстане дискуссия о национальной идее продолжается так же долго, как существует страна. Причем речь не только о периоде независимости. После обретения независимости казахстанское общество стало ¬¬более раздробленным. Как правило, именно в такие моменты и появляются мысли о некой идее, которая способна сплотить общество для дальнейшего социального развития. Vласть спросила казахстанских экспертов: что может стать такой национальной идеей.

 

Дмитрий Мазоренко, Vласть

 

В Казахстане дискуссия о национальной идее продолжается так же долго, как существует страна. Причем речь не только о периоде независимости. После обретения независимости казахстанское общество стало ­­более раздробленным. Как правило, именно в такие моменты и появляются мысли о некой идее, которая способна сплотить общество для дальнейшего социального развития. Vласть спросила казахстанских экспертов: что может стать такой национальной идеей.

 

Большинство предположений о том, как должна выглядеть национальная идея, сводятся к созданию максимально простой  и понятной для каждого человека философии. Но попытки найти ее тщетны. Впрочем, по словам многих политологов, не зря тщетны, поскольку действенность подобной идеи – сомнительна.

 

Если не философия, то что же тогда? Представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов считает, что следует перестать называть это идеей, поскольку подобный термин довольно расплывчат и более применим к большим странам. Казахстану стоит ограничиться рядом целей, первая из которых – достижение лидерства по высокому уровню доходов населения в Центральной Азии. Цель должна помочь обществу стать сильным, чтобы оно прекратило довольствоваться малым, а начало делать все возможное, в пределах своих желаний. 

 

Политолог Виктор Ковтуновский сомневается, что какие-либо правильные и привлекательные слова могут радикально изменить настрой казахстанцев. «Наивно полагать, что какая-либо удачно сформулированная идеологическая установка способна вселить в граждан энтузиазм, и посредством этого совершить экономический прорыв или обеспечить социальное благополучие» – уверен он.  Ссылаясь на исторический опыт, Ковтуновский говорит о том, что зачастую национальные идеи были выдуманы. Например, в послевоенных этапах развития Японии и Германии, людьми двигало желание спасти себя и свою семью от голода и холода, вследствие чего они были вынуждены работать много и эффективно. И именно трудолюбие привело эти страны к феноменальному экономическому росту, но никак не «высокие идеи».

 

Политолог, один из авторов Blogbasta.kz Адиль Нурмаков придерживается иного мнения. Национальная идея должна быть, но для ее создания просто необходимы адекватные условия. Казахстанская национальная идея не может быть мгновенно создана одним человеком или институтом. Такая идея должна быть сформирована веками интеллектуальной деятельности граждан. С вовлечением государства, разумеется. Более того, для ее создания необходима свободная общественная дискуссия и конкуренция идей. Если свобода нарушается, то национальная идея не сумеет родиться и будет обречена оставаться в примитивных рамках традиционализма, исторических комплексов, реваншизма или шовинизма. В представлении Нурмакова, подобная идеология должна включать в себя уникальные и объединяющие особенности культуры страны. Она должна быть ориентирована на ценностные категории, дающие людям силу и уверенность в их гражданских действиях, профессиональном труде, свободе, защищенности, ответственности за общность и цивилизованном общежитии. Она также должна быть абсолютно рациональной, осознанной, а не навязанной, и реалистичной в вере в выбранный вектор движения страны. 

 

Не так давно в качестве идеологии Нурсултаном Назарбаевым была предложена концепция «Двадцать шагов к Обществу Всеобщего Труда». Ключевыми моментами в ней являются:  переход от общества потребления к реальному производительному труду и борьба с социальным инфантилизмом, проявляющемся в неверной форме достижения благополучия – «меньше работать – больше получать» . Программа будет базироваться на 5 базовых принципах: эволюционности, общей ответственности, партнерского участия, стимулирования и профессионализма.

 

Марат Шибутов считает, что данная концепция абсолютно нежизнеспособна. Это частичная перелицовка политики лейбористов времен Клемента Эттли и белорусского президента Лукашенко, которая в контексте Казахстана выглядит абсолютно неорганично.

 

Виктор Ковтуновский не берется критиковать данную концепцию, но предлагает сосредоточиться на максимально быстром решении наиболее важной национальной задачи – необходимости того, чтобы все казахстанцы овладели государственным языком. Именно знание языка может стать гарантом сохранения стабильности, межнационального согласия и государственности.

 

По мнению Адиля Нурмакова, подобная концепция не способна предстать в статусе национальной идеи. Дело не только в утопически-размытом содержании, сколько в среде, в которой находится нынешнее общество. При сохраняющейся форме правления, не предполагающей конкуренции идей в гражданско-политическом поле, ставящей множество правовых и внеправовых ограничений на публичную дискуссию, никакие спускаемые сверху концепции не будут способны найти простого отклика у общественности, которая, зачастую, пропускает подобные догматы мимо себя.

 

Возможно, и вправду стоит перестать копаться в истории и интеллектуальных размышлениях, и пытаться выудить пресловутую национальную идею. Достаточно представить то, каким мы хотим видеть Казахстан в ближайшем будущем и уже из этого ставить цели и создавать нишу для будущей идеологии.

 

Сейчас общество заинтересовано в том, чтобы получать от политики ответы, но общество должно начать понимать и то, что получение ответов требует вовлеченности. Модернизацию, которую извечно затевают наверху невозможно совершить щелчком пальцев или написав приказ и разослав его всем. Общество должно меняться само, а не ждать, пока кто-либо его изменит. Власти просто не смогут это сделать в одиночку.

Свежее из этой рубрики
Loading...