• 2491
Не успела закончиться «арабская весна», как митинги захлестнули Россию. Рассерженные горожане, считают эксперты, есть и в Казахстане, но выходить на митинги они не торопятся.

Канат Есетов, специально для Vласти

Фото Ляззат Тайкиной-Третьяковой

 

Не успела закончиться «арабская весна», как митинги захлестнули Россию. Рассерженные горожане, считают эксперты, есть и в Казахстане, но выходить на митинги они не торопятся.

 

Первый в этом году массовый митинг в Алматы, прошедший 28 января, собрал около тысячи протестующих. Участники требовали проведения референдума по участию Казахстана в Таможенном союзе, освобождения задержанных оппозиционеров, выступали за справедливое расследование событий в Жанаозене и предлагали создать общественное телевидение на базе "Хабара".

 

Акция не была санкционирована властями, сопредседатель партии ОСДП Азат Булат Абилов и генсек партии Амиржан Косанов получили 18 и 15 суток административного заключения за ее организацию.
 

На второй митинг 25 февраля пришло около трехсот человек, однако собраться на нем было намного трудней, чем на первом. Полицейские, действуя, по словам очевидцев, довольно жестко, задержали около 30 человек. Двоих лидеров ОСДП, так и не доехавших до Дворца Республики, во второй раз посадили на полмесяца.

 

Советник президента Ермухамет Ертысбаев, комментируя задержание Б.Абилова и А.Косанова, полностью поддержал суд, признавший оппозиционеров организаторами несанкционированного митинга.

 

"Болат Абилов 18 суток отсидел - вышел и заявил, что 25 февраля он идет на митинг. А Болат Абилов - непростой гражданин, он один из оппозиционных лидеров. У него есть своя электоральная база, своими заявлениями в интернете и прочим призывает прийти туда, хотя прекрасно знает, что митинг незаконен, несанкционирован на этом месте конкретно", - заявил тогда Ертысбаев порталу Tengrinews.kz.

 

Советник отметил, что Казахстан за 20 лет независимости приобрел достаточную практику в вопросе проведения митингов.

 

«Существует разрешительная процедура, когда организаторы за десять дней определяют место, а акимат в Алматы уже давно определил такое место - это кинотеатр "Сарыарка" и прилегающий район, и за 20 лет независимости там сотни митингов прошли. Говорить о том, что гражданам Казахстана запрещено проводить митинги - это извращение факта», - сказал Ертысбаев.

 

В минувшую субботу, 24 марта, прошел очередной оппозиционный митинг. По разным оценкам, мероприятие, приуроченное к 100 дням после событий в Жанаозене и Шетпе, посетили около 400 человек.

 

На этот раз все прошло спокойно, если не считать заглушающий ораторов детский праздник, который проходил на том самом месте, где оппозиции собраться было запрещено.

 

Среди выступающих снова не оказалось лидеров ОСДП, навещавших в этот день родственников погибших в Жанаозене. Митинг вообще, по мнению ряда наблюдателей, не оставил яркого впечатления.

 

Между тем, к группе казахстанских «несогласных» в Facebook присоединились уже несколько тысяч человек. Как известно, «арабская весна и митинги в Москве начались в большей степени не на улицах, а в интернете. Социальные сети стали местом, где протест крепчал и набирал обороты.

 

Внушительное количество казахстанцев так же привыкло высказываться по острым вопросам именно в интернете. Однако сетевые дискуссии, по мнению политолога и блогера Адиля Нурмакова, в Казахстане пока не могут перерасти в кампании офф-лайн.

 

Нурмаков считает, что многие казахстанцы «были очарованы» протестными движениями, которые начались в России. Несмотря на это, сравнивать «несогласных» двух стран, по словам политолога, некорректно.

 

Переживания подавляющего большинства оппозиционно настроенных казахстанцев, полагает эксперт, все еще выражаются только в симпатиях в соцсетях. А для того, чтобы эти люди встали из-за компьютеров и вышли на улицы, нужно более зрелое гражданское общество, которого в Казахстане пока нет.

 

С этим, похоже, согласна и один из организаторов акций протеста в Алматы, глава фонда "Ар.Рух.Хак" Бахытжан Турегожина.

 

«У нас, к сожалению, в течение двадцати лет, начиная с детского сада, детей учат говорить «Нурсултан-ата», «Нурсултан — Казахстан» и тому подобное. И выбивают понимание прав, внушая послушание государству. Иногда я думаю, что у нас специально выхолащивают хорошее качественное образование, чтобы убить гражданское общество», - заявила Б.Турегожина в интервью газете «Республика».

 

В России же, по мнению Адиля Нурмакова, за последние годы выросло совершенно новое гражданское общество, активисты которого, например, боролись с вырубкой Химкинского леса или мигалками на дорогах, то есть решали задачи помельче, прежде чем перейти к протестам против системы, породившей те самые мигалки.

 

«Гражданское общество там представлено больше низовыми инициативами, нежели НПО, которые работают на гранты», - полагает Нурмаков.

 

Однако слабое гражданское общество, по его мнению, не единственная причина игнорирования большинством казахстанцев акций протеста. «Нельзя сказать, что в Москве средний класс вырос, а в Алматы – нет. Ничего подобного», - отметил эксперт.

 

«Я думаю, люди были бы готовы выйти и в Алматы, если бы они увидели альтернативу, если бы увидели то, зачем им идти, если бы они увидели новых харизматичных лидеров», - считает он.

 

Таким образом, вместо новых лидеров и идей потенциальные митингующие видят среди выступающих одних и тех же людей, эксплуатирующих похожие требования.

 

С позицией Нурмакова не согласен Амиржан Косанов. В разговоре с Vластью политик отметил, что в протестном движении Казахстана все же появляются новые ораторы. Примером этому, по его мнению, служит митинг 25 февраля, когда полиция не позволила лидерам оппозиции добраться до места проведения акции.

 

«В тот раз, когда нас забрали с Булатом Абиловым, люди собрались, появились новые ораторы, новые лидеры. Это нормально. Процесс идет», - говорит он.

 

«Камнем преткновения» для развития протестного движения в отдельно взятом Алматы оппозиционер считает вопрос места проведения митингов. «Почему алматинские депутаты мыслихата приняли решение, что это должен быть кинотеатр "Сарыарка"? У нас что, других мест нет?» - негодует Косанов.

 

Он считает, что, если власти не пересмотрят свою позицию относительно места проведения мирных митингов, недовольных в городе станет еще больше.
 

Поэтому в ближайших планах ОСДП, по словам Косанова, - борьба с маслихатом Алматы за место «несогласных» под солнцем. В прямом смысле. «Мы должны законным путем опротестовывать решение городского маслихата по "Сарыарке". Мы сейчас советуемся с адвокатами», - рассказал он, подчеркнув, что митинги – не главная цель оппозиции, но этот вопрос сейчас – номер один.

 

Отказ от проведения акций протеста за кинотеатром "Сарыарка" является знаковым и для члена президиума ОСДП Маржан Аспандияровой.

 

«Главное наше достижение этой зимой – это то, что мы больше не вернемся за "Сарыарку"», - заявила она журналистам в понедельник, 26 марта, в административном суде, где ее приговорили к 50 минимальным расчетным показателям штрафа за организацию последнего митинга.

 

Впрочем, если дальнейшая тактика оппозиции будет строиться на сочувствии к жанаозенцам и борьбе за санкционированные митинги в центре Алматы, то позиция властей в этой ситуации, по мнению Нурмакова, останется прежней.

 

«Та модель реагирования, которая у властей выработалась, она всегда одинаковая», - отметил политолог, назвав это методом «кнута и прутика», чередования мягких наказаний неугодных с более жесткими.

 

«Что касается попытки реагирования на причины протестов, то мы видели какие-то шаги по нейтрализации протестной базы рабочего движения», - считает А.Нурмаков.

 

Между тем, есть мнение, в котором многие эксперты и политики сходятся: в не самое удобное для закручивания гаек время степень протестных настроений в обществе будет во многом зависеть от результатов судов по событиям в Жанаозене.

Свежее из этой рубрики
Loading...