Токаев. Дипломатия перехода

Маргарита Бочарова, Дмитрий Мазоренко, Зарина Ахматова Vласть

Пока экспертная общественность раскладывает вариации политических пасьянсов в связи с новыми назначениями, старый новый спикер сената Касым-Жомарт Токаев в микроблоге Twitter скромно обозначил: «Швейцарские власти сообщили, что гранд-балл по случаю очередного театрального сезона Geneva Opera Pool будет посвящен Гендиректору Токаеву».  Спустя  короткий период Касым-Жомарту Кемелевичу вновь придется покинуть Женеву и  вернуться в Казахстан для того, чтобы  второй раз занять пост формального преемника президента.

В марте 2011 года стало известно, что Токаев станет заместителем Генерального Секретаря ООН, Генеральным директором Отделения ООН в Женеве, а также личным представителем Генерального секретаря ООН на Конференции по разоружению, сменив на этой должности российского дипломата Сергея Орджоникидзе. Такое личное достижение в карьере дипломата, сына известного казахского писателя, не могло не принести и стране немного имиджевых бонусов. Не зря, глава государства, представляя в среду его кандидатуру сенаторам, весьма лаконично охарактеризовал фигуру Токаева: «Я вам предлагаю заместителя генсека ООН, что вам еще надо?»

Это назначение в преддверии основного заседания XV съезда НДП «Нур Отан» поставило перед политологами и аналитиками ряд важных вопросов, например, можно ли считать, что кнопка "Пуск" запустила операцию «преемник», о которой так давно и долго говорили в нашей стране и за ее пределами? Если да, то является ли Касым-Жомарт Кемелевич основной фигурой и как ее воспримут элиты, общество и международное сообщество? Еще одной схемой, о которой заговорили эксперты является расклад, где назначение дипломата Токаева на должность спикера сената вместо расценивается как постепенный транзит власти. Vласть обратилась к экспертам с этими вопросами.

Политолог Талгат Мамырайымов связывает назначение Токаева с надвигающимся транзитом верховной власти в Казахстане. Впрочем, надо отметить, что Мамырайымов в одном из своих политологических прогнозов, даже точно назвал имя возможного спикера некоторое время назад.

«Нурсултан Назарбаев всегда тщательно подбирал людей на эту должность. Токаев не входит ни в одну группу влияния; за время своей предыдущей работы, должно быть, приобрел много связей в истеблишменте мировой дипломатии, ключевых международных организаций; лоялен нашему президенту. В виду этого Токаев практически не заменим для Назарбаева на посту ключевого в конституционной преемственности нашей власти поста спикера Сената. Согласно Конституции кандидат на пост президента нашей страны должен проживать последние 15 лет в Казахстане. Касым-Жомарт Токаев больше двух лет находился вне пределов Казахстана. Вместе с тем он, как работник ООН, наделен статусом экстерриториальности. Если будет каким-то образом преодолена эта юридическая коллизия, то Токаев может иметь шансы стать вторым главой нашего государства. Но все-таки, представляется, что Токаеву уготована другая роль – стать и.о. обязанности главы Казахстана после возможной отставки действующего президента и на этой должности обеспечить президентские выборы того человека, который удобен для Назарбаева и основным группам влияния».

В шорт-листе остальных «надежных» людей, по версии политолога, политики, курирующие обычно силовой блок - Нуртай Абыкаев и Кайрат Кожамжаров. Сюда же с меньшей долей вероятности Мамыраимов относит Имангали Тасмагамбетова.

«В данном случае речь идет только лишь о втором главе Казахстана, который может править лишь некоторое время для дальнейшей передачи власти другому лицу из ближайшего окружения Назарбаева. В транзитный период для Назарбаева необходимо сохранять контроль над парламентом. Сенат является его оком в этом государственном органе – не случайно 15 сенаторов назначаются Назарбаевым. Поэтому, возможно, на посту председателя сената Токаев будет также обеспечивать принятие необходимых законов для преемственности действующей казахстанской верховной власти. Весь этот процесс может вызвать противодействие со стороны элитариев, которые могут иметь свои интересы на пост второго главы Казахстана. Не исключено, что одна из задач Токаева на посту и.о. главы нашей страны также будет заключаться в нахождении политического компромисса с этими людьми, группами влияния во взаимодействии с родственными Назарбаеву руководителями силового блока – Нуртаем Абыкаевым и Кайратом Мами»

В этом смысле дипломатический опыт Токаева действительно может стать отличным подспорьем в главной задаче транзитного периода – «помирить» элитные группировки. Также считает и политолог, добавляя, что парламентерский талант пригодится и в переговорах с «основными центрами мировой политики. Ведь для транзита нашей верховной власти, видимо, необходима определенная согласованность с Вашингтоном, Пекином и Москвой. Думается, что для удобного транзита нашей верховной власти Назарбаев также может пойти на обновление ключевых в этом плане постов. По всей видимости, данное назначение Токаева, может увеличить его политический вес и авторитет на международной арене, так как он тем самым получит доступ к стратегическим ресурсам. Соответственно, после этого перехода Токаева вряд ли следует ожидать каких-либо потерь позиций Казахстана в международной политике», - отмечает политолог.

Еще один важный вывод в рассуждениях собеседника Vласти – это то, что, по его мнению, не исключено, что Назарбаев при транзите верховной власти может пойти на расширение полномочий парламента:

«Вплоть до того, что парламентарии будут избирать кабинет министров или его часть. Это будет делаться для того, чтобы сделать парламент цивилизованной площадкой для диалога групп влияния, которые имеют притязания на политическую власть. В период транзита власти высок риск того, что группы влияния могут вступить в определенные разборки между собой, что может привести к дестабилизации политической ситуации. И в этом процессе возрастает значение контроля над парламентом со стороны Назарбаева, и соответственно, роль спикера сената, который является представителем президентской власти в парламенте», - резюмирует эксперт.

Политолог Эдуард Полетаев отмечает, что сенат сегодня «это не просто приставные стульчики для чиновников исполнительной власти. Это серьезный законодательный орган. Ряд факторов, которые свидетельствуют, что назначения некоторых чиновников нельзя проводить без одобрения сената, говорят, что это не декоративный орган, а орган, который делает тяжеловесной всю казахстанскую политику, и делает её более статусной. Токаев, в свою очередь, вполне соответствует этому тяжелому статусу. Это человек – весьма публичный политик, судя по тому, как он работал не только за рубежом, но и в Казахстане. Благодаря своему языку, интеллигентности и уверенности Токаев очень часто перекрывал многих чиновников. Если вспомнить историю десятилетней давности, иногда его отправляли высказываться по очень сложным и злободневным вопросам, и он справлялся с ними. Я думаю, что назначение Токаева вполне серьезное усиление позиций сената. Хотя нельзя сказать, что Кайрат Мами, судя по формулировке ухода «по собственному желанию», о которой сказал президент при перестановке, был фоновым руководителем. Назначение Токаева - хороший ход для усиления позиций законодательной власти», - считает он.

Но в чем точно не уверен Полетаев, так это в том, что Токаев – не формальный, а фактический преемник:

«Если мы проанализируем историю, на позицию спикера сената назначалось достаточно много весовых людей. Тоже самое было, когда Кайрат Мами заступил на должность председателя сената. Как мы видим, этот прогноз не оправдался. Я бы не стал с серьезной уверенностью говорить, что Касым-Жомарт Токаев определен высшими политическими силами на должность преемника. Из перестановочных матриц, которые сейчас формируют наши аналитики, далеко идущие выводы сделать нельзя. Нужно посмотреть, что Нурсултан Назарбаев скажет на съезде правящей партии. Может быть, после этого у всех поменяется восприятие вчерашней перестановки», - отмечает он, «Реальная легитимность наступает только в результате выборов, и здесь нужно рассуждать способен ли Токаев быть непросто переходной фигурой. Переходная фигура в любом случае будет не продолжительное время, до проведения выборов».

«Среди потенциальных фигур (преемников - V), Токаев не единственный, кто рассматривается. И главная задача сейчас, на мой взгляд, не изучать преемников по биографиям, а смотреть на их стрессоустойчивость, на способность пережить тяжелый период. Поскольку любому человеку на этой позиции (президента Казахстана - V) будет крайне тяжело. Но президент не собирается сейчас уходить и не дает намеков на это», - отмечает Полетаев.

Мухит-Ардагер Сыдыкназаров, доктор политологии, директор Института современных исследований при ЕНУ им. Л. Н. Гумилева, в отличие от своих коллег не считает, что в каждом назначении следует усматривать связь с «операцией преемник».

«Думаю, в назначении опытного дипломата и государственника Токаева спикером Парламента возможно стоит желание усилить качественную проработку внешнеполитических мероприятий и объединений, в которых Казахстан состоит», - подчеркивает политолог.

Он убежден, что в данном случае президент делает ставку, в первую очередь, на опыт «полевой» работы Токаева в крупных международных структурах, который поможет ему решить вопросы, связанные с усложнением будущей конфигурации Евразийского экономического пространства и Таможенного союза и «крайне противоречивых внутриполитических процессов».

«В условиях номинального разделения ветвей назначения Кайрата Мами и Касымжомарта Токаева в главные законодательные и судебные органы страны, которым Назарбаев доверяет и проверил на различных государственных ипостасях, укрепляют предсказуемость ситуации в потенциально непредсказуемых ситуациях», - заключает Сыдыкназаров.

Директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев возврат Токаева на уже былую позицию называет неожиданностью:

«Причина назначения может быть связана с будущей преемственностью власти. Не в том смысле, что президент вот-вот уйдет. А в смысле того, что если этот процесс начнется, то исполнять обязанности главы государства будет человек, равно удаленный от различных группировок и устраивающий большинство из них. Потому что Кайрат Мами это, все-таки представитель одной из групп влияния и случись что, нежелательно было, чтобы он был спикером сената.

Токаев сам представитель этой власти. И даже то, что он поработал в структурах ООН, это не значит, что он выпал из этой системы. Он был и остается в системе, и один из немногих, кто ориентирован на главу государства. И, соответственно, он верен только ему. В принципе, такого рода политик, который продолжительное время возглавлял внешнеполитическую деятельность Казахстана, вполне способен стать самостоятельной политической фигурой. Другое дело, что это тоже учитывается, как его вероятное становление главой государства, пусть даже и на непродолжительный период. И если даже какие-то группы влияния не захотят признавать, то он будет легитимен в глазах внешнего мира, который хорошо его знает», - рассуждает Чеботарев.

По словам политолога, у Токаева есть хорошее преимущество, которое делает его персону приемлемой для общественного восприятия – он не был замечен в серьезных скандалах.

«Сейчас многие СМИ и эксперты будут ожидать скорой смены власти. Мне кажется, что об этом еще рано говорить, поскольку даже смена одного спикера сената еще не основания для того, что завтра он возьмет на себя обязанности главы государства. Еще нужно укрепить определенные институты, в том числе парламент. И возможно, что будут произведены какие-то кадровые перестановки в высших эшелонах власти, которые позволят в будущем укрепить позиции Токаева, если его будут рассматривать как преемника. И, скорее всего, будут внесены поправки в конституцию, распределяющие полномочия между президентом, парламентом и правительством, в большую сторону того же парламента. Все это возможно в течение двух-трех лет если глава государства действительно собирается уходить со своего поста», - отмечает Чеботарев.

Политолог Мариан Абишева как и предыдущие наши собеседники называет назначение Токаева первым шагом в направлении выстраивания механизма передачи власти, сделанным президентом.

«Касым-Жомарт Кемелевич зарекомендовал себя как человек надежный, на которого Глава государства всегда может опереться. Во-вторых, он, скажем так, человек компромиссный, которому за время работы на своем посту удавалось сохранить компромисс в отношениях со всеми группами. В то же время, это фигура очень сильная, авторитетная… Я думаю, с приходом Токаева серьезных подвижек в системе ожидать не стоит. Какие-то кадровые перестановки, возможно, будут. Изменений в сложившихся политических отношениях уже не будет. Его назначение и следует связывать с тем, что он будет продолжать уже заявленный курс. Он ведь верный соратник Главы государства. Думаю, не стоит ждать и какого-то ухудшения в сфере внешней политики или изменения внешнеполитической повестки в связи с его назначением, внешний курс уже выверенный. Но я бы еще хотела посмотреть, как пройдет XV съезд «Нур-Отан», что будет там помимо утверждения политической доктрины партии. Возможно, и там по результатам будут какие-то интересные вещи», - отмечает Абишева.

Публицист Айдос Сарым весьма скептически относится к произошедшим перестановкам:

«Я уже говорил, что кадровые назначения в стране – это как печатание текста только двумя клавишами «Пробел» и «Ввод»: даже если включить опцию «Скрытые символы», ничего понятней не станет. Говоря о назначении Токаева, мне кажется, надо исходить из того, что президент себя чувствует нормально и никому пока еще реальной власти отдавать не собирается. У него есть своя картина мира, свое понимание того, каким должен быть Казахстан, в каком направлении и темпами должны идти реформы, пусть даже в самых расплывчатых и размытых очертаниях. И в эту картину мира, насколько я могу судить, телевизионные сюжеты «Я ухожу! Берегите Казахстан!» или «Злые вы, уйду я от вас» - не входят», - говорит он.

Фигура Токаева как возможного преемника тоже внушает Сарыму сомнения:

«Да, согласно конституции спикер сената в случае какого-то форс-мажора может занять должность президента. Но из опыта постсоветского транзита мы знаем, что не везде такие правила работают. Все решают не конституционные новеллы, а властные группировки: в Туркменистане, если помните, место руководителя страны занял не спикер, не премьер, а вице-премьер, который к тому же оказался отличным знатоком не только политической фауны страны, но и растительного мира, лекарственных и ядовитых растений. Так что можно привести сотню аргументов, а все это будет переливанием из пустого в порожнее. А рассусоливать и разводить конспирологию не сильно хочется. Кроме того, надо обратить внимание и на бэк-граунд Токаева и проблемы в судебной сфере. Как бы крут и силен не был Кайрат Мами, он не сумел проявить чем-то выдающимся в роли спикера Сената (история с известным пальцем даже не его заслуга). А вот в знакомой ему судебной сфере он может контролировать ситуацию, по крайней мере, ее меньше будут сотрясать один скандал за другим. Токаев – кадровый дипломат с огромным опытом. И его опыт будет востребован как в рамках законопроектной работы в рамках вступления ВТО, так и в свете предстоящих боданий за суверенитет в рамках Таможенного союза. На носу и предстоящий съезд мировых религий, на которых господин Токаев не одну собаку съел. Не исключаю, что Казахстан может также попытаться разыграть региональную миротворческую карту по Карабаху и Ирану. Это, безусловно, те сферы, где Токаев может в полной мере проявить себя. Так что не стоит исключать и рациональные мотивы», - считает политолог.

«Да и к тому же назначь сейчас президент кого-то другого, это вызвало бы ненужные дискуссии, споры, шевеления в элите. А Токаев при спикерской должности как Триумфальная арка в Астане: все к ней привыкли и с почтением объезжают. Если будет форс-мажор, полагаю, что Токаев вполне может потянуть роль Хрущева при спорах 1953 года. Он не конфликтен, не делает резких движений, заявлений (если забыть неприятную и непривычную для него брутальную роль в истории 2001 года, когда он гневно требовал выгнать ряд министров). В качестве транзитного правителя или регента он может устроить многих. И если честно, это не самый плохой вариант. По крайней мере, можно ожидать, что при нем не будут по ночам сновать «черные автозаки» и ежедневно составляться проскрипционные списки. Ну и для внешних игроков он фигура вполне подходящая. Уже немало для непритязательного транзита. Другое дело, что меняется не только власть, но и общество. Меняется его структура, его ожидания, лозунги. А последние становятся все более нетерпимыми и нетерпеливыми», - отмечает Сарым.

«Лично я считаю, что в этом году глобальных перестановок ждать больше не придется. Возможны отдельные передвижки, но глобальная архитектура и архитектоника не изменится. Хотя мы полагаем, спорим, гадаем, а раздают карты совсем за и под другими игровыми столами. Как говорится, хочешь рассмешить Всевышнего, расскажи ему о своих планах», - резюмирует политолог.

Свежее из этой рубрики
Loading...