• 4231

Интернет-журнал Vласть опросил политологов о возможности эскалации массовых протестов в Казахстане. Эксперты настроены скептично по поводу вероятной массовости таких акций, несмотря на «очарование» российским примером.

Маргарита Бочарова, Vласть

Интернет-журнал Vласть опросил политологов о возможности эскалации массовых протестов в Казахстане. Эксперты настроены скептично по поводу вероятной массовости таких акций, несмотря на «очарование» российским примером.

Они указывают на то, что «в обозримой перспективе» не предвидится ущемление экономических интересов большой группы населения; что действия властей останавливают «горячие головы»; но в то же время отмечают, что протесты в Казахстане носят непредсказуемый характер, и многие регионы в этом плане недооценены.

Адиль Каукенов, политолог, главный редактор Quorum.kz

— Как показывают прошедшие в Алмате митинги оппозиции, собирающие мизерное количество людей, протестный потенциал в Казахстане находится в латентном состоянии и предугадать крупные протесты и социальные взрывы крайне тяжело. Это серьезная проблема, которая упирается во множество факторов, и, самое главное, несет с собой серьезные риски.

Если бы митинги оппозиции собирали весь протестный электорат, то это позволило бы вести диалог с недовольными в легальном и самое главное рабочем режиме. Конечно, крупные митинги использовались бы оппозицией для давления на власть, и уровень критики бы серьезно возрос, но механизм был бы прогнозируем.

В Казахстане механизм взаимодействия протестных масс и государственных органов пока не сложился, поэтому понять, в каком регионе точка кипения перешла границу, или наоборот все замечательно, очень трудно. Например, многие говорят о благополучности Алматы, но именно здесь были события в Бакае и Шаныраке. То есть, пока ни один регион не застрахован.

Эдуард Полетаев, политолог, главный редактор «Известия Казахстан»

— Протестное движение в Казахстане в большей степени носит непредсказуемый, то есть конъюнктурный, характер: должно что-то произойти, чтобы люди вышли. Весна, естественно, — это время большей политической активности. Но судя по тому, что даже несанкционированные митинги по событиям в Жанаозене, которые несколько раз случались в последнее время, собирали недостаточно большое количество народа, все-таки можно говорить о том, что вряд ли (если не случится форс-мажора) что-то заставит в количестве хотя бы нескольких тысяч человек выйти на улицы.

Недовольство все равно находит выплеск: как правило, это происходит в Интернете. Ну и достаточно жесткие действия власти по недопущению проведения различных несанкционированных акций, 15-ти суточные аресты — это, может быть, не столь жесткие действия — все-таки в рамках закона власть старается оперировать этим делом — но все-таки они «горячие головы» останавливают.

Серик Бейсенбаев, координатор проектов Общественного фонда «Центр социальных и политических исследований «Стратегия»

— Если исходить из складывающейся ситуации, с учетом социально-политического контекста, последних событий на западе страны, то социальные протесты, возможно, будут продолжаться. Но в том виде, в котором они на сегодняшний день существуют: речь идет о протестах локального узконаправленного характера, против каких-то конкретных государственных решений. Именно такого рода протесты на 90% будут. Тем более, что, например, ситуация с техосмотром остается также нерешенной. Государство никаких конкретных ответов не дает, какое решение собирается принимать по этому поводу.

Поэтому вот эти нерешенности, проблемы, которые затрагивают интересы граждан, конечно, будут вызывать у людей недовольство, и какие-то формы самоорганизации, я думаю, что мы будем наблюдать в течение двух-трех месяцев. Против власти, против режима протестов ожидать не стоит: общий фон остается стабильным. На протяжении нескольких лет рейтинг государственных и политических институтов остается без изменений.

Адиль Нурмаков, политолог

— Можно сказать, что волна политических протестных акций — она и не была сильно большой — сейчас идет на спад. Это вполне естественное развитие событий для того, как организовывались эти протесты, если мы говорим о движении казахстанских «несогласных». Люди пользуются прежними практиками, прежними методами по организации протестного потенциала. Будучи очарованными примером России, они думают, что все остальное приложится само. И как мы видим, каждая последующая их акция собирает все меньше людей.

Очевидно, что эта тенденция будет продолжаться. Что касается протестов, которые могут иметь социальные формы, такие протесты мы неоднократно видели за годы финансового кризиса. В данном случае прогноз может быть только один: люди активизируются только тогда, когда ущемляются их собственные интересы, чаще всего экономические. Говорить о каком-то всплеске, о том, что будут ущемлены экономические интересы довольно большой группы населения одновременно в обозримой перспективе, думаю, сейчас вероятность этого снижена.

Фото Ляззат Тайкиной-Третьяковой

Свежее из этой рубрики
Loading...