• 6719
Почему мигрантам английский по душе

Дэвид Брукс

В июне исполняется 800 лет с того момента, как английская знать вынудила Иоанна Безземельного подписать Великую хартию вольностей. Данный документ до сих пор имеет потрясающее воздействие на мир. Хартия положила начало разделению власти в правительстве. Были созданы условия, в которых централизованная власть уже больше не имела полного контроля над финансовой, политической, религиозной и интеллектуальной жизнью. Было положено начало англо-саксонской модели государства, с ее условным акцентом на открытое движение людей, идей и вещей.

У англо-саксонской модели есть свои плюсы и минусы. Но она привлекательна для людей по всему миру. Сегодня – как и всегда – потоки иммигрантов стекаются в страны с британским политическим наследием. 46 миллионов жителей Соединенных Штатов, например, имеют иностранное происхождение – практически каждый шестой. А это, безусловно, больше чем в любой другой стране.

Канада, Австралия и Новая Зеландия тоже притягивают иммигрантов. Две недели назад британский политический класс буквально загудел, когда правительство в своем докладе заявило, что в 2014 чистая иммиграция увеличилась на 50% по сравнению с 2013. Перед правительством была поставлена задача сократить количество иммигрантов до 100 000 человек в год, но в 2014 численность приезжих достигла 318 000. Великобритания обладает самым многонациональным сообществом иммигрантов в мире.

Кто-то прибыл в Британию не из Европы. Но многие иммигранты приехали из стран-членов Европейского Союза со старейшими экономиками: Италии, Испании и Франции. Если сравнивать со многими другими европейскими странами, Великобритания – это эталон в создании рабочих мест.

В англоговорящем мире иммигрантов притягивают одни и те же вещи: относительно сильная экономика, хорошие университеты, открытая культура и международный язык межнационального общения.

Сама природа глобальной миграции медленно, но эволюционирует. В нашем сознании иммигранты – это толпы обедневших людей, которые хотят дышать свободно. Согласно данному стереотипу иммигранты вынуждены покидать свой дом из-за бедности. Они переезжают в другие страны, где вынуждены конкурировать с низко-образованными рабочими.

Но иммигранты не приезжают из самых бедных стран. Страны подобные Центральноафриканской Республике, Демократической Республике Конго и Нигеру – одним из беднейших стран мира – имеют достаточно низкие показатели эмиграции. Менее 3% населения данных стран живут за пределами их границ. У граждан данных стран просто недостаточно ресурсов, чтобы покинуть свой дом.

Наоборот, иммигранты чаще приезжают из стран со средним уровнем дохода. И они мигрируют в богатые и открытые страны. Возможно, вы привыкли думать, что если в мире будет большое среднего класса, глобальная иммиграция сократиться, потому что дома у мигрантов будет больше возможностей. Фактически происходит обратное. По мере того, как в развивающемся мире увеличивается численность среднего класса, иммиграция увеличивается, потому что преимущества с точки зрения получения образования и дохода приводят даже к более высоким устремлениям.

Ситуация сложная. В США, к примеру, менее десяти лет назад на каждого мигранта из Индии или Китая приходилось шесть мексиканцев. Но по мере того, как Мексика развивалась, иммиграция сокращалась. Тем временем, пока Индия и Китай становились богаче, количество индийцев и китайцев, проживающих за границей, удвоилось.

Некоторые азиатские иммигранты довольно богаты. По данным Доклада о китайской международной миграции среди китайцев с капиталом более $16 миллионов 27% эмигрировали за границу, а еще 47% рассматривали подобный переезд. По результатам опроса 5000 респондентов, проведенного вебсайтом недвижимости «Soufun.net», 41% подобных людей уехали жить заграницу в поисках лучшей жизни, 35% - лучших возможностей для образования для своих детей и 15% - благоприятных условий получения пенсии.

И это не предел. Согласно исследованию, проведенному Gallup в 2012, 22 миллиона Китайцев хотели переехать в Соединенные Штаты. Как и 10 миллионов индийцев, 3 миллиона вьетнамцев и – как не удивительно – 5 миллионов японцев.

Для США явно настало время пересмотреть стереотипы относительно вопроса о мигрантах. Тысячу лет назад несколько английских аристократов непреднамеренно ввели децентрализованную политическую и интеллектуальную модель. Данная модель дорабатывалась на протяжении веков - начиная Генрихом VIII и заканчивая отцами-основателями США. Данная модель относительно дружелюбна к кадрам извне. И сегодняшнее население – ее счастливые наследники.

Тем временем глобализация со всем ее напряжением и ограничениями привела к созданию огромного международного класса мечтателей со среднем уровнем дохода: выпускников университетов, которые не могут осуществить свою мечту у себя дома и поэтому готовы обогатить страну, которой посчастливиться приютить их.

В данном контексте смелый подход Хиллари Клинтон к вопросам иммиграции, поддерживающий «путь к гражданству» для незарегистрированных иммигрантов, уже находящихся на территории США, явно является правильным. Республиканская партия совершит ошибку, если в 21-ом веке будет проводить иммиграционную политику, основываясь на стереотипах 1980-х годов.

The New York Times

Перевод Нины Кузнецовой, специально для Vласти

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Просматриваемые