• 5399
Может ли покушение изменить ход истории?

Бенджамин Джоунс, Бенджамин Олкен

После того, как Джон Уилкс Бут появился в президентской ложе театра Форда и застрелил Абрахама Линкольна 14 апреля 1865, британский премьер-министр Бенджамин Дизраэли заявил, что «убийство никогда не изменяло историю мира». Был ли он прав?

С точки зрения теории великих людей, лидеры играют важную роль. Поэтому убийство одного из них может привести к разным последствиям в национальном или глобальном масштабе. Для сравнения, исторический детерминизм относится к лидерам, как к муравью из пословицы, который едет на спине о слона. Историей движут различные социальные, экономические и политические силы, так что покушения могут и не иметь значительного воздействия.

Хорошо известные примеры покушений поднимают волнующие вопросы, но не отвечают их сути. Произошла бы эскалация Вьетнамской войны, если бы Джона Фицжеральда Кеннеди не убили? Шел бы процесс мирного урегулирования на Ближнем Востоке более успешно, если бы не был убит премьер-министр Израиля Ицхак Рабин?

Если мы возьмем любой исторический эпизод, будет трудно сказать наверняка. Но благодаря поиску общих элементов между различными событиями мы вывели статистику, которая дала определенные результаты.

Чтобы лучше понять роль убийств в истории, мы собрали данные по всем покушениям на национальных лидеров с 1875 по 2004, как удачные попытки, так и неудачные. Данных получилось много: с 1950 убийство национального лидера происходило почти каждые два года из трех. (Сегодня лидерам спокойнее, чем их предшественникам в начале 20-го века, когда шансы покушения были в два раза выше, чем сейчас).

Покушения чаще встречаются в крупных странах, где круг потенциальных убийц шире, и в государствах, которые ведут военные действия. В стране с таким же населением, как в Соединенных Штатах, на 75% больше вероятность совершения покушения, чем в стране с населением, равным населению Швейцарии.

Убийцы были зачастую неаккуратны, а жертвами обычно оказывались очевидцы. Даже при использовании оружия или взрыве бомбы запланированная цель погибала менее чем в 25% случаев. Бомбы также были неточным средством, редко убивая лидера, и приводили к значительному ущербу, в результате чего было как минимум 6 погибших среди прохожих и 18 раненых.

То, что лидер выживал, происходило по действительно счастливой случайности. Диктатор Уганды Иди Амин пережил покушение, когда брошенная убийцей граната отскочила от его груди. Было несколько погибших и раненых. Кеннеди не увернулся от пули, хотя стрелявший находился в 265 футах, а сам президент ехал на автомобиле. Но вот президенту Рональд Рейгану удалось выжить, хотя покушавшийся на его жизнь Джон Хикли стрелял с близкого расстояния. Пуля пробила легкое, но не достигла сердца.

Возможно, самым знаменитым историческим примером было неудачное покушения на Адольфа Гитлера в 1939 в пивном зале в Мюнхене. Задержись он еще на 13 минут, его бы убило взрывом бомбы, разрушившей трибуну, на которой он выступал, и убившей семь человек.

Но почему он покинул трибуну? Плохая погода. Из-за тумана он не смог вылететь в Берлин, и ему пришлось уйти раньше, чтобы успеть на поезд.

Очевидные случайности в судьбах лидеров могут помочь пролить свет на роль убийц в истории. Мы сравнили 59 удавшихся покушений с 192 случаями, в которых лидерам удалось выжить.

И мы выяснили, что убийства не оказывали влияния на политические системы, но лишь с несколькими оговорками. Возьмем, к примеру, страны с автократическим режимом. В среднем смерть автократов ускорила движение к демократии, которая наступала на 13% чаще в удавшихся случаях.

Демократии, напротив, оказываются жизнестойкими: смерть демократических лидеров не приводит к автократии.

Покушения также приводили к изменениям хода войны. Для стран с низкой степенью напряженности конфликта – с менее, чем 1 000 погибших в боях – убийства лишь подливали масла в огонь, и конфликт только усиливался. С другой стороны, в странах с напряженной ситуацией убийства лидеров чаще становились неудачной попыткой закончить войну.

Неудачное покушение также может привести к плохим последствиям: лидер-автократ, переживший покушение, начинал принимать крутые меры против оппозиционных групп, в результате чего страна лишь удалялась от демократического режима. Наши данные согласуются с эффектом усиливающейся автократии. Покушения на автократов, таким образом, несет серьезный риск: если попытка удавалась, шансы на демократизацию увеличивались. Но если не удавалась, шансов становилось еще меньше.

От Цезаря и до Линкольна многие лидеры умирали насильственной смертью. Многим случайно удавалось избежать покушения. И хотя законом предусмотрены серьезные меры, террористов-одиночек игнорировать нельзя. История свидетельствует, что покушения имеют серьезные последствия в отношении автократов, но в то же время изначально несут риски. Случайности могут иметь значительные последствия для истории – но по природе своей их контролировать невозможно.

The New York Times

Перевод Нины Кузнецовой, специально для Vласти

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...