Перемена
10 героев, 10 историй
Партнер проекта
Партнер проекта
Актриса Анастасия Тарасова: «Я могу дать мастер-класс, как избежать конфликта с близкими»

Актриса Анастасия Тарасова: «Я могу дать мастер-класс, как избежать конфликта с близкими»

Vласть побеседовала с одной из ведущих актрис главного экспериментального театра Алматы ARTиШОК Анастасией Тарасовой и узнала, как обостренное чувство ответственности заставило ее играть в школьном театре, какую роль журнал «Лиза» сыграл в ее попытке поступить в академию искусств, каково было рассказывать о биржевых котировках в прямом эфире, и кому пришлось доказывать, что театр - это навсегда.
23 июня 2016 г. 3441

За время нашей беседы моя собеседница не раз замолкала, пытаясь ответить на тот или иной вопрос, но дольше всего она размышляла над тем, талантливая ли она актриса. Спустя некоторое время Анастасия призналась, что начала называть себя актрисой совсем недавно, а уж судить о ее таланте лучше зрителям, а не ей самой. Будь она немного другой, она бы непременно сказала, что на сцене с детства, что это ее призвание, ее предназначение, но наша героиня предельно честна.

«Я всегда принимала участие в школьных театральных постановках, и даже была в главных героинях. Но это было не потому, что я была лидером или самой красивой девочкой, а потому что мне было интересно, а другие не хотели это делать. Какая-то гиперответственность включалась во мне. У меня не было в школе никакой творческой базы»

Кроме этого, приятным бонусом к школьным постановкам шла хорошая оценка по тому или иному предмету. В целом же, девочкой Анастасия понимала, что актерство едва ли подходит ей, ребенку с целым набором подростковых комплексов. В конечном счете, в окружающем мире было еще много всего, что привлекало ее внимание. Например, телевизионные новости, как ни странно. Отец нашей героини не пропускал их по вечерам, а Анастасия почти всегда оказывалась в этот момент рядом с родителем. Девочку чрезвычайно интересовали детали производства телепрограмм, и этот интерес, в конце концов, в 2000 году вылился в посещение школы телеведущих, два месяца обучения в которой обошлись семье в небывалые тогда 200 долларов.

«Я стала общаться в этой творческой тусовке, ходить на кастинги, встречаться с интересными людьми. У меня появился парень, который учился в Академии искусств. Меня окружали творческие люди: кто-то режиссер, кто-то актер, кто-то учится на оператора. Для меня это была головокружительная атмосфера»

Итогом такого времяпрепровождения для Анастасии стало желание стать режиссером. «Не важно чего», - с улыбкой добавляет моя собеседница. Экзамен в академию она благополучно провалила на первом же этапе, когда абитуриенты должны были писать эссе. Эссе нашей героини было вдохновлено мелодраматическими историями из журнала «Лиза», а сама Анастасия спустя время описывает его одним единственным словом - «бред». Когда с академией ничего не вышло, грант на приобретение хоть какой-то специальности получить не удалось, она отправилась по зову сердца - в театральную студию при ТЮЗе им. Сац. За творческим бэкграундом, так сказать.

Спустя год обучения в студии на горизонте внезапно замаячил факультет журналистики КазГУ и его кафедра «Связи с общественностью». Именно там Анастасия и решила реализовывать свои весьма абстрактные режиссерские амбиции.

«После первого курса я пошла проходить практику на телевидение, в службу новостей телеканал ТАН. Там была очень сильная команда. Мне посчастливилось застать очень классных редакторов и журналистов, которые делали настоящую клевую журналистику, которая захватывает»

Наша героиня не скрывает, что в тонкости производства телесюжетов «въезжала долго» - два-три месяца. Однако вскоре телевизионный дух завладел Анастасией и любые мелочи вплоть до звучания собственного голоса в эфире доставляли радость. «Короче, я влюбилась», - резюмирует она. Эмоциональным пиком телевизионной карьеры моей собеседница стала работа в Деловых Новостях на 31 канале. Анастасия, наконец, стала телеведущей, работающей в прямом эфире. И ничего, что до этого она специализировалась далеко не на экономике и даже не на политике - ее стезей была культура. Иначе как чистым авантюризмом наша героиня это свое решение назвать не решается. Закономерным итогом стало абсолютное отсутствие профессионального азарта, механическое выполнение собственных обязанностей и неизбежный в данном случае уход с телевидения.

«В 2007 году ARTиШОК делал набор в школу-студию. Я узнала об этом и подумала: «А, была-не была!». Я подумала, я вот сейчас схожу к ним, просто получу там какой-то творческий пинок, заряд, какой-то секрет фирмы мне откроется, что я вернусь на телевидение и стану Парфеновым»

В школу-студию Анастасия попала уверенно, но нежданно-негаданно возникли новые обстоятельства - в тот день, когда она узнала, что ее взяли на курс в ARTиШОК, она узнала и о том, что беременна. После рождения ребенка наша героиня столкнулась с «ежечасной, ежедневной борьбой с самыми близкими людьми», которым пришлось доказывать, насколько ей необходимо сейчас быть в театре, а не с младенцем дома. Анастасии пришлось оттачивать свое умение отстаивать свое право заниматься тем, что приносило невероятное удовольствие, что фактически наполняло жизнь, в то время как «ни разу не актерская семья» была настроена более чем скептически.

«Удивительно, но мне хватило упорства сопротивляться своим родственникам. Нужно всегда находить в себе силы не конфликтовать с близкими, особенно если ты от них зависишь. И судя по тому, что я стала исполнительным директором в театре за это время, я думаю, что могу дать мастер-класс, как это делать»

Постепенно телевизионная карьера ушла в небытие (хотя даже сейчас Анастасия признается, что могла бы вернуться на телевидение, если соберется вдохновляющая команда людей). Театр стал родным - здесь наша героиня, наконец, ощутила себя по-настоящему востребованной, и чувство, когда «работаешь в никуда», которое преследовало на телевидении, ушло безвозвратно. Тем не менее, амбиции не отпускали нашу героиню: она была уверена, что ARTиШОК хорош, но в качестве некой «перевалочной базы» или «взлетной полосы», которая откроет путь в большое кино. Так было ровно до того момента, когда театр столкнулся с серьезными трудностями.

«Когда в театре был момент конкретного внутреннего кризиса, когда нужно было все брать в руки и разгребать, все время искали кого-то крайнего. Не было внутренней координации по решению проблем. И я сказала: «Давайте это буду делать я!». Потому что это никто не захотел делать, а я поняла для себя, что я хочу быть в этом театре»

И Анастасия добровольно взялась за администрирование театра, за зарплаты сотрудников, за бюджет, за банковские счета, за налоги. На этом моменте моя собеседница оговаривается, что меньше всего ей хочется в данном случае выглядеть эдакой «пионеркой». Еще до этого она признавалась, что большинство решений в жизни ей давались легко, потому что она привыкла поступать «больше чувственно, интуитивно». И как ни странно, новые обязанности так увлекли нашу героиню, что жизнь ее стала еще более яркой и насыщенной. Она стала воспринимать свое нахождение в театре не как работу, а как «служение». Театр стал образом мыслей.

Анастасия не скрывает, что до сих пор ей бывает до ужаса страшно выходить на сцену. Выходить к зрителям. Но недавно она попробовала себя в том, о чем грезила с 10 класса - в режиссуре. Вдохновленная знакомством с очень активными и интересующимися современной драматургией подростками она поставила спектакль. Да, она посягнула на лавры театрального режиссера, но не ради стульчика с собственным именем, нет. Кажется, само это посягательство стало для нее очередным экспериментом, очередной авантюрой. «У меня было любопытство и желание попробовать, дать что-то этим ребятам, заразить чем-то классным, чем занимаешься ты», - говорит моя собеседница. Прикоснувшись к святому, она отступила и пока не планирует ставить другие спектакли, но двухчасовой разговор с ней убеждает: у Анастасии Тарасовой впереди еще не одно приключение. В театре ли, на экране ли. Она выглядит готовой к любому стечению обстоятельств, которое рано или поздно приведет к главной роли в ее жизни.

23 июня 2016 г. 3441