Мадина Искакова, специально для Vласти 

Никогда еще нравственные страдания не были так высоко оценены как сегодня. Алмалинский районный суд №2 вынес решение в пользу 34 студентов и музыкантов, подавших иск на рекламное агентство Havas Worldwide Kazakhstan за оскорбление их чувств при взгляде на постер с целующимся поэтом и композитором. Каждый истец должен получить по миллиону тенге. Журналист Мадина Искакова размышляет о том, почему само решение суда вызывает моральные страдания у любого здравомыслящего человека.

Мне всегда интереснее смотреть на реакцию публики, чем на само происходящее. Вот и сейчас я внимательно читаю комментарии в социальных сетях и на новостных сайтах. Дело «Курмангазы-Пушкина», как и все резонансные, имеет большую армию сторонников и противников. Особенно внимательно я читаю противников, которые считают, что агентство совершенно справедливо наказали, что потому что «задели чувства всего народа» и «пусть думают, прежде чем так креативить».

Я зря думала, что чувства нашего народа уже ничем не задеть. Ни законом о повышении пенсионного порога для женщин, ни планированием строительства пантеона из резервов правительства, предназначенных на неотложные нужды, ни бесчинствами, творящимися над школьницами ЮКО. Мне казалось, мы непробиваемы. Но нет, есть у нас маленькая ахиллесова пята, на которой, как оказалось, можно неплохо заработать.

У нас не прецедентная судебная система и с такой колеблющейся статистикой вынесения решений никогда не станет. Сторонники дела «Курмангазы-Пушкина» часто противопоставляют дело Усенова, что справедливости ради, не равнозначны. Если говорить о том, как несоизмеримо у нас наказывают за преступления, то Усенова можно противопоставить Жовтису. В обоих случаях это было ДТП, повлекшее за собой смерть пешехода. Дьявол лишь в деталях. Жовтис ехал по трассе на разрешенной скорости и сбил нетрезвого пешехода, переходившего дорогу в неположенном месте. Усенов, ехавший без прав, врезался в толпу молодых людей, стоявших на тротуаре. Жовтис остался на месте ДТП, вызвал дорожную полицию, возместил моральный ущерб семье и... отсидел 2 года. Усенов скрылся с места ДТП и отсидел 45 суток после того, как прокуратура внесла апелляционный протест на постановление суда.

Дела же, где фигурирует такая хрупкая и эфемерная субстанция, как «моральный вред» или «нравственные страдания», почти не имеют громких прецедентов. Последний скандал, связанный с журналом «Жулдыздар отбасы - Аныз адам» с Гитлером на обложке и тот закончился тем, что главного редактора обязали выплатить 1 млн. 300 тысяч тенге тогда как 13 разгневанных ветеранов требовали по 1 млн тенге каждому.

В 2008 году в Шымкенте родители, чьи дети были заражены ВИЧ-инфекцией в больницах ЮКО требовали по 100 млн тенге за моральный и материальный ущерб. Среди заявителей были несколько семей, где дети умерли, в остальных находились на постоянном лечении.


Суд частично удовлетворил требования пострадавшей стороны, назначив семьям умерших детей компенсацию в 100 тысяч тенге, а живым - 70 тысяч тенге. Сейчас, спустя 6 лет человек, испытавший моральные страдания при взгляде на постер, получает один миллион тенге.


А я испытываю моральные страдания при взгляде на это решение суда. Почему моральные страдания оцениваются выше, чем жизнь человека? Моральные страдания людей, которые ни разу не пришли ни на одно судебное заседание, которые так и не смогли рассказать в чем были заключены их мучения на миллион тенге.

Этот приговор для всех нас, а не только для Havas Worldwide Kazakhstan. Теперь даже те, кому постер был с самого начала скандала не по душе, не могут об этом сказать, потому что все, что было после постера, выглядит намного хуже, чем целующийся поэт и композитор.

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые