Юрист Роман Подопригора проверил на собственном опыте, как меняется реформируемая полиция
Государство  Баку
Фото Жанары Каримовой

Роман Подопригора, доктор юридических наук, автор Telegram-канала Roman.Law, специально для Vласти

Пока были в отпуске – нас обокрали. С кем не бывает. В районе, по отзывам соседей, похоже, почти не осталось не пострадавших от квартирных краж. Надежд на то, что найдут воров, особо не было. Все кражи и в своей жизни, и в жизни родных и друзей заканчивались одним: никого не находили. Хотя кому-то везет больше. Например, не так давно очень быстро раскрыли кражу, где потерпевшим был олимпийский чемпион (еще один стимул серьезно заниматься спортом). Правда, по рапортам полицейских начальников, задействовано при этом было более 40 единиц личного состава.

Коллеги, которые больше смыслят в полицейской деятельности, тоже сразу расставили все точки, мол, может случайно попадутся, а так – смирись. И еще: в органы пришла молодежь, чего от них ждать.

Поэтому в полицию пошел больше из интереса. Много в последнее время слышал о реформах в МВД, полиции с человеческим лицом, новых управленческих технологиях, типа фронт-офисов. Сейчас на устах «слышащее государство». Решил, совмещу неприятное с полезным, посмотрю на модные штучки.

На входе меня встретила решетка с суровым автоматчиком по другую сторону. Понял, что кофе здесь точно не нальют. На просьбу пройти, мне предложили воспользоваться единственным телефоном, к которому и без меня тянулось с десяток рук. Подумалось, а если кому-то неприятно говорить, что с ними произошло, как же некомфортно им рассказывать о своих проблемах при таком скоплении людей?

Телефон ожидаемо не отвечал. Но, вот он свет в тоннеле – через минут 20 удалось дозвониться одному из начальников уже по мобильному телефону (благо секрета из номеров никто не делал) и меня впустили в «бэк офис».

Кабинет открыл начальник поменьше, почему-то в тапочках и на ходу застегивая форменную рубашку. Может, отдыхал человек после трудной работы (без иронии), может, ещё что, но такая «домашность» смотрелась как-то не очень. Заниматься мной ему было не по рангу и я был отправлен к ещё одному сотруднику, вид которого также был очень далек от офицерской выправки.

Показания он сразу заносил в компьютер. При этом явно не желал тратить много времени, а все детали, которые, мне казалось, имели значение – даже не для моего случая, а в принципе для оперативных целей – просто игнорировались. Мои представления о методике расследования преступлений, теории доказательств, важности к мелочам и прочему, чему учат на юрфаках и в полицейских академиях, были сокрушены молодым сотрудником в момент.

В итоге протокол составлен и представлен мне на ознакомление. Читаю: «кража произошла, пока мы были в государстве Баку» (мы действительно были в Баку). Пришлось объяснить, что Баку это все-таки не государство, а столица дружественной страны. С Азербайджаном, кстати, тоже была заминка, так как «собеседником» предлагался вариант Армении. В итоге вместе исключили из протокола географические ляпы, впрочем, как и многие другие ошибки. Расстались по-доброму, а небольшой начальник, уже приведший себя в надлежащий вид, без промедления выдал мне талон-уведомление с указанием неработающих сайтов, посетовал, что запрещают пользоваться Интернетом и посоветовал, в случае чего, обращаться к оперативникам по телефону, по которому, как оказалось позже, дозвониться еще труднее, чем раскрыть преступление.

Посещение полиции оставило грустное впечатление. Замечу, это было подразделение одного из центральных районов Алматы. Конечно, технологии, инфраструктура, о которых сейчас много говорят, важны. Но все это малополезно без внимания к человеческому капиталу. Да, наверное, будет приятней, если в полицейском отделении нас встретит не автоматчик, а девушка в красивой униформе. Но как это повлияет на раскрытие преступлений, эффективность полицейской деятельности? Или: камеры, на которые возлагаются завышенные, на мой взгляд, надежды, не исключают умения доказывать состав преступления и работать с людьми, причем с самыми разными.

Никто не требует от полицейских быть экспертами в искусстве или литературе, но без элементарного культурно-образовательного уровня, кругозора, трудно ожидать качественной работы, а не просто формального исполнения обязанностей. Малограмотный сотрудник не поймет, из какой страны приехали преступники или будет реально разыскивать Анну Каренину, которую любил потерпевший, не догадываясь, что это литературный персонаж.

Про профессиональную подготовку в этот раз умолчу. То, что творится с юридическим образованием и кто выходит на службу, не только в полицию, требует отдельного разговора.

А еще ведь много вопросов к нагрузке сотрудников, отвлечению их для решения задач, далеких от борьбы с преступностью, постоянным изменениям в организации и несении службы (одни жезлы, забавы со скоростным режимом и квесты с маршрутами патрулирования чего стоят).

Так что остается надеяться на везение или защищаться самим, что, впрочем, многие сограждане и так делают.

Роман Подопригора, доктор юридических наук

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые