Ольга Малышева, специально для Vласти

Театральный обозреватель Ольга Малышева рассказывает министру культуры и спорта Арыстанбеку Мухамедиулы о проблемах казахстанского театра. Из ее письма становится понятно, что в списке после пофигизма, коррупции и суицидов в творческой среде проблема «постановок, которые оскорбляют личность», как-то стыдливо отходит на второй план.


Министр культуры и спорта Арыстанбек Мухамедиулы заявил, что в Казахстане самое либеральное в мире отношение к сфере искусства. «Даже в республиканских театрах идут постановки, которые оскорбляют личность», — сказал он, намекая, что никто не запрещает отечественным театралам самостоятельно формировать репертуар. Между тем, если следить за происходящим в театральном срезе страны, можно увидеть, что скандалы в благородном семействе действительно случаются. Но практически никогда — по причине содержания спектаклей.

Можно, конечно, вспомнить, как на отечественных сценах в последние пять лет ставили и Дурненкова, и Вырыпаева, и Телибекова, раздевали артистов сверху и снизу, пили и курили на сцене, одном словам эпатировали и «оскорбляли чувства» сверх меры. Тем не менее самые скандальные ситуации имеют своей первопричиной не литературные произведения и художественные образы, а банально — людей.

Взять, к примеру, вопрос со зданиями театров. Многострадальный — немецкий — до сих пор кочует со времен обвинения экс-директора Татьяны Калининой в расхищении средств на реконструкцию. Это без малого — семь лет. «Новое» здание шымкентского театра сатиры и юмора, куда труппа переехала в 2012 году, спустя лишь несколько месяцев работы в нем признали аварийным и сейсмоопасным. Шымкентским театрам вообще с помещениями не везет: буквально через пару месяцев должно было состояться открытие нового здания казахского драмтеатра имени Шанина, на строительства которого из казны выделили 1,5 миллиарда тенге, однако в середине сентября уже почти готовая постройка загорелась и осталась практически без крыши.

Нередки случаи, когда из театров со скандалами уходят директора или худруки. Так, в 2010 году труппа уйгурского театра музкомедии устроила демарш против главного режиссера Ялкунжана Шамиева. Последний, в свою очередь, нажаловался в министерство на тогдашнего директора Адиля Жамбакиева. В результате в театре упразднили позицию главного режиссера, введя должность худрука, которую тогда занял театровед Ахметжан Кадыров.

В начале прошлого сезона аналогичные потрясения случились в павлодарском казахском драмтеатре имени Аймауытова. С поста худрука по собственному желанию ушел Мухтархан Манап, который предпочел нервной руководящей работе просто профессию актера. Еще один региональный театр, карагандинская драма имени Станиславского, обзавелась новым руководством весной этого года. Об актерах театра рассказывали, будто они выжили из театра 26-летнего режиссера и отправили на пенсию директора. В результате худруком стал известный и в Алматы, и в Астане режиссер Юрий Ханинга-Бекназар, а директором в театр вернули Сергея Юна, уже занимавшего этот пост четыре года назад. Пока в карагандинской русской драме все спокойно.

Не обошли отставки и алматинские ТЮЗы. Минувшей весной молодые артисты театра Мусрепова написали жалобу в минкульт, где обвинили директора и худрука Талгата Теменова в превышении полномочий. Спустя две недели после обращения Теменов покинул ТЮЗ по собственному желанию. В русском ТЮЗе имени Сац в принципе нет ни худрука, ни главного режиссера — с того момента, как из театра уволили режиссера Бориса Преображенского почти десять лет назад.

Больше других досталось артистам столичного театра оперы и балета имени Байсеитовой, который просто закрыли, так как появилась «Астана Опера», и другой аналогичный театр стране оказался не нужен. Здание бывшей оперы могут отдать театру имени Куанышбаева.

Общую картину осталось дополнить только трагическими случаями: в 2012 году в конце театрального сезона с балкона театра имени Ауэзова в Алматы выбросился театральный актер и актер дубляжа Шалкар Уркимбаев. Год спустя покончила с собой артистка карагандинской драмы имени Сейфуллина Назиля Крыкпаева. Тело второй примы нашли за несколько минут до начала открытия сезона и отменять спектакль не стали.

Главными проблемами государственных театров были и остаются коррупция, бюрократия, непотизм и пофигизм, а отнюдь не отсутствие в репертуаре постановок на историко-патриотические темы. И единственный участник театрального процесса в Казахстане, который до сих пор не поскандалил — это зритель. Но стремление Минкульта разделять и властвовать и его может вскоре довести до ручки.

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...