Ольга Малышева, театральный критик, специально для Vласти

Современные театральные труппы, появившиеся в Алматы в последние годы, имеют явную общую характерную черту: все их участники ультимативно, декларативно и назидательно стремятся объяснить зрителю, как тому надо жить.

Свобода оказывает неожиданное влияние на креативный класс: избавившись было от какого-либо влияния со стороны, молодые театральные режиссеры настойчиво начинают пытаться влиять сами. И вроде бы цели у них благие, но методы все те же. Других, по всей видимости, просто не знают.

В Алматы во время мастер-класса по арт-менеджменту лектор, глава ереванского театрального фестиваля High Fest Артур Гукасян, спросил слушателей - режиссеров, артистов, продюсеров - зачем они создают постановки. Относительно своего «Моцарта» руководитель арт-группы Feel.IN Илья Бобков ответил: «Чтобы люди стали добрее». «А как вы это измерите?» - вскинул брови Гукасян.

В спектакле «Моцарт» вроде бы и считывается попытка оправдать Сальери, но все равно явно видно разделение героев на черных и белых. Обаяния актера Рауфа Хабибуллина хватает на то, чтобы зрителю стал симпатичен Моцарт-раздолбай, а вот исполнитель роли Сальери Илья Шилкин выглядит слишком серьезным, чтобы его персонаж показался хоть сколь-нибудь милым. Гений – хорошо, злодейство – плохо; свобода – хорошо, зависть – плохо; любить – хорошо, бить и насиловать женщину – плохо. Все это по-сергеймихалковски открытым текстом проговаривается со сцены в зал. Все-таки не совсем то имеется в виду под необходимостью воспитывать зрителя.

Еще одна черно-белая постановка в репертуаре независимых театров Алматы - «iCitezen», поставленная со-основателем и режиссером diWel Антоном Дукравцом. Относительно спектакля все тот же Артур Гукасян высказался, что он получился «такой сложный, что можно резать ножом». В основу постановки лег рассказ ее автора с модным антиутопическим сюжетом. Интересный и сложный текст наверняка был бы стоящим чтивом, но на слух – чрезвычайно напрягал. Первое действие в «iCitezen» артисты практически просто зачитывали правила нового мирового порядка, зато все второе – дрались. Разумеется, за свободу. И вроде достойный месседж выносят авторы спектакля, особенно в свете разнообразных событий в мире и стране. Но по-прежнему делают это в лоб.

Совершеннейшее же деления мира на небо и землю произошло в спектакле «Я есть тварь?» молодежного театра из Павлодара под названием «Промень». Его артисты получили награду на театральном фестивале в Алматы за то, что безусловно талантливы, но постановка состоит из актерской игры только на некоторую часть. Стремясь быть доступным, но при этом все так же «делать людей добрее», «Промень» выбрал для постановки графоманскую пьесу и решил ее в классической манере. Черно-белое сочетание уже в костюмах и декорациях даже до начала чтения сценического текста расставило все по местам, и до «добрее» дело уже не дошло. Думающему зрителю уже все стало предельно понятно, а значит – скучно.

Пытаясь учить, читая мораль, взывая к нравственности, молодые театралы как будто забывают, что их публика столь же юна и нетерпима к пропаганде, как они сами. Режиссеры-максималисты дают задачи актерам-максималистам нести зрителю-максималисту некий посыл, и в результате случается конфликт по той причине, что каждый хочет и повлиять, и при этом сохранить собственную независимость.

И если вернуться к смотру молодых театров, то совсем не удивляет тот факт, что главный приз фестиваля в Алматы получил спектакль «Рэнт: рождение панк-мессии», на скорую руку поставленный так же по-быстрому созданным на базе diWel коллективом «Кофейня №6». Режиссер «Рэнта» Сергей Тейфель не хотел никого учить, а просто вынес на публику ироничную интерпретацию театрального закулисья. Опытное фестивальное жюри рассудило, что большего и не надо. В конце концов, навязать свою точку зрения стремится едва не каждый, а просто получать удовольствие от того, что делают, могут только единицы. В этом безусловном наслаждении процессом и есть и свобода, и независимость.

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...