Марат Шибутов, специально для Vласти

Одной из излюбленных тем разговоров в среде интересующихся политикой граждан всегда была и будет тема «Слышит ли власть граждан и понимает ли, что гражданам от нее надо».

Разумеется, большинство участников таких дискуссий приходят к выводу, что государство граждан не слышит, да и инструментов у него для этого нет, в отличие от ситуации, когда государство само хочет дотянуться до мозга каждого гражданина. Попробуем разобраться в этой ситуации.

Государство воспринимает население и его мнение как напрямую, так и через посредников. Рассмотрим первый вариант.

Прямые каналы сбора данных о мнении граждан у государства сейчас следующие:

  1. Обращения в государственные органы – все обращения в государственные органы (заявления, жалобы, анонимки, обращения на приемах, предложения вышестоящих органов и пр.) регистрируются, классифицируются и на них идут ответы – если необходимо. В 2013 году было обращений физических лиц 8 миллионов, юридических лиц 2,7 миллионов, ну а жалоб от всех категорий 127 тысяч. Это огромный массив данных.
  2. Личные приемы – приемы проводятся чиновниками всех ведомств и всех уровней. При небольшом числе принятых на одного принимающего, все равно получается сотни тысяч людей в год.
  3. Встречи – встречи чиновников или депутатов маслихатов и Парламента с группами граждан, встречи с активами городов, районов и областей, с различными инициативными группами активистов.
  4. Отчеты служб, отвечающих за общественный порядок – данные с различных митингов, акций протеста, выступлений инициативных групп, которые собираются соответствующими управлениями МВД, прокуратуры и КНБ.
  5. Результаты расследований служб, отвечающих за общественную безопасность – оперативные отчеты, служебные записки и донесения МВД и КНБ.
  6. Аналитика государственных ведомств и научных учреждений, включая социологические исследования – практически все ведомства, работающие с населением, сами или с помощью подведомственных научных центров
  7. Косвенные показатели – показатели, которые позволят косвенно оценить настроение народа. К примеру, что лучше показывает настроение народа, чем масштабы эмиграции или количество родившихся детей?

В принципе, это огромная машина по сбору, передаче и анализу информации, которая при хорошей работе позволяет знать все, что творится в стране, чему мешает только межведомственная конкуренция и общая неэффективность. Но с другой стороны, у этой информации есть недостаток – она обезличена, за ней не стоит «человеческое лицо» и у этой информации нет лоббиста. Поэтому она идет сплошным потоком, который слабо фильтруется и используется.

Другое дело, если информация доносится до государства с помощью каких-либо посредников, за которыми видится социальная группа, заинтересованная в той или иной степени в том, чтобы государство что-то сделало. К числу основных таких посредников относятся:

  1. Средства массовой информации – именно те, которые озвучивают общественные проблемы
  2. Политические партии – партии действуют как сами, так и через своих представителей в маслихатах и парламенте
  3. Профсоюзы – через озвучивание проблем трудовых проблем, как отдельных коллективов, так и целых отраслей
  4. Неправительственные организации – через озвучивание проблем, как отдельных социальных групп, так и общих проблем общества.
  5. Религиозные объединения
  6. Бизнес-ассоциации

Они, в отличие от государства, выбирают небольшие, но конкретные пожелания народа и озвучивают их. Ну и в целом, именно потому, что это конкретная работа на маленьком участке она намного эффективней. Но хоть это и хорошо с точки зрения отдельных людей, но системные проблемы не решает. Все равно государство в целом запаздывает с реагированием на актуальные проблемы.

Как же улучшить работу как прямых, так и непрямых каналов доставки информации от населения власти? При этом сделать так, чтобы посредники не только просто доносили информацию, но и сами имели при необходимости инструменты для решения проблем граждан. Ну и, разумеется, надо усилить конкуренцию между ними, чтобы работа стала эффективней.

Если говорить о прямо собираемых государством данных о настроениях и состоянии народа, то ее надо ставить в приоритеты при разработке стратегических документов и принятии решений – то есть все должно быть обосновано определенным набором данных, а не желаниями и «интуицией» руководителей ведомств. Возможно, надо организовать специальный межведомственный центр хранения всех этих данных, дублирующий ведомственные архивы, так скажем, шагнуть в мир Big Data. Такой центр должен курироваться или канцелярией премьер-министра или администрацией президента, как основными координирующими работу государственных ведомств организациями. Эту задачу вполне можно решить – решили же проблему с электронным правительством, базами налогоплательщиков, юридических лиц, законодательства.

Что же касается посредников между государством и населением, то в этом отношении наиболее перспективны политические партии и неправительственные организации, так как остальные организации довольно сильно ограничены своими целями и задачами.

Мнение по партиям я неоднократно озвучивал – стране нужно гораздо больше политических партий, которые представляли бы все социальные и политические группы общества, разумеется, при условии соблюдения нашего законодательства. Для этого необходимо существенное снижение ценза минимальной численности членов партии с 40 тысяч до хотя бы 5 тысяч человек (в России сейчас 500 человек). Ну, а уже действующие партии надо проверить на реальность численности их членов, а то партийное поле напоминает сериал «ходячие мертвецы» – половина партий представляет собой «зомби». А затем давайте уже проводить прямые выборы акимов районного уровня, акимов городов областного подчинения и ниже – так и придем к нормальному местному самоуправлению, формализации и стабилизации партийно-политической системы.

С неправительственными организациями все сложнее – их в отличие от партий у нас почти тридцать тысяч и там сложилась специфическая «тусовка», деятельность которой все больше ассоциируется не с социальной работой, а с бесконечным проведениям бесполезных ивентов и звуком работы ручной пилы. Тут я сторонник того нового закона, продвигаемого Нурланом Еримбетовым – уход от ведомственного распределения госсоцзаказа, независимые эксперты, входящие в комиссии, распределяющие гранты, специализация НПО на конкретной сфере деятельности, гранты для НПО, которые зарекомендовали себя успешными. Я бы еще добавил, что средства государственного социального заказа должны распределяться в соответствии с приоритетами (по степени важности – чем важнее, тем больше денег):

  1. Помощь больным детям
  2. Помощь инвалидам
  3. Помощь пожилым одиноким людям
  4. Бесплатная юридическая помощь
  5. Профессиональная ориентация и обучение молодежи
  6. Культурные проекты
  7. Обучение местных сообществ основам самоуправления, развитие местной коммунальной и социальной инфраструктуры
  8. Вопросы охраны природы
  9. Социологические исследования, экспертиза и разработка новых законопроектов, аналитические исследования
  10. Поддержка различных меньшинств и жертв насилия

Ну, а все остальное финансировать по остаточному принципу. Также в фонд единого оператора перечислять еще и социальные выплаты недропользователей, которые сейчас идут в фонды при акиматах и расходование которых не очень прозрачно. Только расходование этих средств четко привязать к территориям, где ведется непосредственно деятельность недропользователя. Таким образом, можно сделать эту сферу более отвечающей нуждам населения.

Стоит отметить, что при определенных усилиях можно добиться того, чтобы государство не просто постоянно слышало и знало, чего хочет народ, но адекватно и эффективно работало над улучшением его жизни.

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые