Журналист и писатель Мади Мамбетов в в своей очередной колонке в серии "Открытия"рассуждает о том, почему большинство казахстанцев на самом деле латентные кришнаиты, а не мусульмане. И ведь он прав!  

В последнее время почти перестал читать даже Facebook. Нервов не хватает. Куда ни глянь – повод для расстройства. Но из даже немногих вылазок в эту социальную сеть вырисовывается интересная картина. Общество наше расслоилось на три интересные конфессиональные группы, - и я вовсе не о мусульманах и христианах говорю.

Про первую группу неинтересно даже говорить – тут прямая преемственность с советскими казахами, у которых общепринятый коммунистический атеизм и марксистский материализм вполне себе уживались со слепым следованием традициям. А уж какие традиции и как смешиваются, - никто и не осмысливает. Тут тебе и пятничные шельпеки с приговоркой «аруахтарга тие берсын», наследие тенгрианства, и врожденное почитание Аллаха, все больше выражающееся во вскрикиваниях «бисмилля» в моменты испуга. Большего не накопаешь. Этих – большинство.

Вторая группа куда интереснее. Это – «мусульмане». Это – богатые люди. И очень богатые люди. Это они на невесть откуда взявшиеся деньги стоят роскошные мечети, и некоторые из них втыкают на оживленные перекрестки, где и без храмов вечные пробки. Это они же другую порцию невесть откуда взявшихся денег прожигают в питейных заведениях и роскошных ресторанах Французской Ривьеры или лондонского Сохо. Они сами уже не давят на своих невероятно дорогих тачках людей, но у их отпрысков эта привычка вошла в правила поведения. Это у них, кроме официальной жены имеются еще полуофициальные токал, и совсем уже неофициальные, но вполне всем известные и очевидные любовницы. Впрочем, можно все десять заповедей зачитать перед этой группой людей, и полюбоваться, как таинственно и удовлетворенно сверкают их сытые глаза. В бедах страны повинны именно они, и их вольное обхождение с восьмой моисеевой заповедью. Там, где про «не укради», если вы не помните.

Вот они – условно мусульмане. Многие держат уразу. Некоторые совершают хадж. Правда, такие поездки в золотую Саудовскую Аравию все чаще называются более современным термином «религиозный туризм». Почти все режут баранов на Курбан-Айт и отправляют их в детдома. Эта группа активно декларирует свое мусульманство, и сурово осуждает «отступников». Они Коран, правда, не читали никогда и никогда не прочитают. Среди них вообще мало людей, которые любят книги, а которые если и любят, читают много, но по верхам, и от этого их «ислам» обрастает секретами из книги «Секрет» и философией из «Алхимика» Коэльо. Ужасно любят они западные брэнды, благоговеют перед словом «luxury» и на самом деле больше похожи на богатых жителей средневековой Италии, которые всю жизнь грешили напропалую, а на закате дней покупали индульгенцию на весь багаж прегрешений, и умирали в святой вере в то, что врата Небес распахнутся перед ними, и святой Петр, ласково улыбаясь и кланяясь, пригласит их в лоно Творца.

Про пять столпов ислама не слышали, нет. Не в курсе.


«Шахада», вера в Единого? Нет, в Аллаха они верят. А еще верят в вышестоящего начальника, подателя благ. Верят в бесконечную силу денег и связей.


Верят в аруахов и знахарей разного толка, от местной звезды-баксы до зарубежного гастролера – хоть мага-экстрасенса, хоть в гуру-создателя новой школы в психологии.

«Намаз»? Что вы, времени нет. Пять раз в день молиться, совершая омовение? И речи быть не может.

«Закят»? Отдавать какую-то фиксированную сумму от ежегодного дохода бедным? Ну, мы же рассылаем в конце уразы баранов в детские дома, какие еще к нам претензии?

И так далее.

Впрочем, и о «мусульманах» тоже скучно. Уже тома исписаны на эту тему, уже лет пятнадцать, как бичуют наших казахстанских золотых «мусульман», но воз поныне там. Говорю же, читать не любят.

Вот третья группа – самая интересная. Она между двумя предыдущими, и похожа и на тех, и на других. Это условный средний класс, горожане, имеющие доступ к соцсетям. Они и лепешки жарят по пятницам, и барана, если появится возможность, пошлют неимущим. Соблюдают уразу и христианский пост (больше из диетических, нежели религиозных, соображений), нет-нет, посещают церковь или мечеть (выбор зависит от происхождения, а не от осмысленного кредо), не чрезмерно богаты, но и не люмпены. Приличные, в целом, люди.

Их машинами давят богатеи – а они вздыхают: «Бог судья». Их дороги заплевали приехавшие из аулов ребята, и эти же ребята их временами бьют и грабят в подворотнях – и им в ответ вздох, христианское долготерпение, исламская кротость (салямат ас-садр или адаб аль-хадис, на выбор), и все то же – «Бог вам судья».

А Бог везде, знаете ли, судья. В любой религии. Но тут кроткие люди из третьей группы уточняют свою конфессиональную принадлежность: «все зло, которое они сделали другим людям, им самим вернется», «этой мамаше еще аукнется», и, наконец, прямо уже произносят - «карма». И тут все становится ясно. Они буддисты, индуисты или кришнаиты. Поскольку религии семитического корня, что иудаизм, что христианство, что ислам, концепции и термина «карма» не знают. В этих религиях Бог, конечно, судья, но тема с прижизненным воздаянием в них особо не педалируется. Даже, можно сказать, существует другая норма: грешник живет себе припеваючи, пока не помрет, а потом – бац! – и в геенну огненную на веки вечные. И при таком суровом подходе грешить вообще не с руки: свистнул в детстве плюшку, забыл покаяться, и - в ад навсегда. А с кармой все интереснее. Там тоже можно в этой жизни нагадить и умереть в 90 лет, окруженным правнуками. Зато в следующей жизни родишься в таком экстриме, что тебе библейский Иов позавидует. Но чаще, все-таки, возможность искупления дается на земле – что посеешь, то и пожнешь.


И вот бедным казахстанцам и приходится рассчитывать только на неумолимый закон кармы. Поскольку никакие другие законы не действуют.


Вот насилуют у нас детей (недавний ужас в Карабулаке вспомним, чтобы понять, как это у нас делается) – и до текущего месяца ежегодно десятки растлителей уходили от ответственности путем «примирения сторон». Только сейчас эту опцию отменили.

Вот три десятка алчных музыкантов (даже звучит дико) подали в суд на рекламное агентство из-за плаката, который к ним вообще не относится, - и вместо того, чтобы отвергнуть иск, судья тратит уже которое заседание на разбирательство, выеденного яйца не стоящего. А предыдущий суд против того же агентства закончился обвинительным приговором – о какой законности речь идет?

Но это все цветочки. Сейчас Казнет нашел себе новый повод посокрушаться и утешиться мыслью о карме: дело Антонины Громцевой. Там такое дичайшее нагромождение беззакония и юридического абсурда, что даже писать не хочется. Хочется рвать, метать и бить ногами. Однако нельзя – ничего поделать нельзя. У нас против беззакония законов нет. Даже когда принимается с юридической точки зрения ненормальный закон о парковке машин, - не существует никаких механизмов для того, чтобы оспорить это нововведение.

А история с Антониной Громцевой и Олжасом Косжаном и его мамашей, госпожой Кайдаровой, если закончится для Громцевой плохо, введет замечательный прецедент: тебя могут сбить, могут лишить жизни твоего ребенка, у тебя могут быть на руках все доказательства, документы и свидетельства, - и все равно ты же пойдешь под суд, как виновник. Фемида из-под своей повязки громко смеется бешпармачным смехом.

При таком раскладе каждый кришнаитом станет.

Только на карму надежда.

Открытия с Мади Мамбетовым. Открытие четвертое: я оказался в чужой стране

Открытия с Мади Мамбетовым. Открытие третье: зарезанные бараны и Ирина Аллегрова стали вечными ценностями

Открытия с Мади Мамбетовым. Открытие второе: у меня в друзьях есть гомофобы

Открытия с Мади Мамбетовым. Открытие первое: я не умею выражать свое недовольство

Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые