Казахстанский книжный рынок развивается, но очень медленно
«Недоросль»
ФОТО ДАНИЯРА МУСИРОВА

Данияр Молдабеков, Vласть

Основные проблемы казахстанского книжного рынка – маленькое население и конкуренция с российскими издательствами – известны давно, но в последнее время к ним прибавились высокие цены: девальвация коснулась и издательского бизнеса.

«Конечно, все стало дороже. Бумага, краски, запчасти, все закупается либо в России, либо в дальнем зарубежье. Бумага в среднем подорожала на 50%», - говорит в разговоре с Vластью директор издательства «САГА» Сайран Садыков.

Это тем более плохо, если учесть, что люди в книжных магазинах всегда интересуются наличием казахстанских книг. «Мы - компания, которая более 25 лет на рынке, из них мы более пяти лет продаем книги. И мы все это время испытываем недостаток локального контента. У нас много нереализованного спроса на книги казахстанских авторов», - говорит Вадим Голенко, генеральный директор компании «Меломан». Местные книги, добавил Голенко, на полках «Меломан-Marwin» – крупнейшего книжного магазина страны – занимают 18%, теряясь на фоне, как мировой классики, так и мирового масскульта. Правда и эта цифра – 18% – появилась недавно, раньше было меньше, 15%.

Малое количество казахстанских книг на прилавках странно сочетается со статистикой Национальной книжной палаты, которая гласит: в последние три года число изданных здесь книг составляло плюс-минус 5 тысяч. Но странно это лишь на первый взгляд: государство, как пояснил Садыков, обращается к издательствам с госзаказом, который дает им, издательствам, едва ли не половину прибыли. Потом эти книги в большинстве своем попадают в библиотеки. Где их, вероятно, как и стихи Цветаевой, написанные так рано, «никто не брал и не берет».

«А еще куча авторов продолжает издавать книги за свой счет», - напомнил старую и неприятную истину писатель Илья Одегов, чьи последние книги издали в России.

А может книги – плохие?

Косвенно эту догадку может подтвердить тот факт, что книжные издательства не берутся издавать отечественную художественную литературу большими тиражами. «Для местных авторов нормальный тираж – это 500 или 1000 экземпляров. У детских книг – побольше», - заметил Сайран Садыков.

Другой пример: книга «Казахстанские сказки» Юрия Серебрянского (лауреата «Русской премии», более-менее, кстати, известного автора), которая будет издана за счет краудфандинга (когда потенциальные читатели полностью или частично оплачивают издание книги), собрала 29% от суммы, которую издательство «Аруна» потратило на печать.

Но в «Меломане», напротив, уверяют, что местные книги продаются весьма неплохо. И все, опять же, упирается в издательские дела. «В топе 10 всегда большая доля казахстанских книг. Мы верим, что казахстанские авторы востребованы. Но нам надо проводить большую селекцию. Не все книги, их обложки, соответствуют современным требованиям. Не все авторы готовы разделять риск. Выпуск казахстанской литературы – некоммерческое мероприятие. Мы делаем достаточно низкую наценку в розницу, чтобы обеспечить доступность этих книг, чтобы был более широкий круг потребителей. Но не все авторы готовы жертвовать гонорарами», - сказал Вадим Голенко.

Все надо делать самим

И речь здесь не только о самиздате, который, как верно заметил Голенко, зачастую очень плох по исполнению. Трудности издателей, и (понятный) непрофессионализм авторов в издательском деле, привел к тому, что в том же «Меломане» решили самостоятельно заниматься изданием книг. Пока – скромно, но тем не менее. «Мы только начали делать эту работу. Объем пишущих авторов пока у нас довольно большой, его хватает. Мы не можем выйти с посылом: приходите. Не все могут быть изданы. Вычитать не все можем», - сказал Голенко, добавив, что как раз таки собственные усилия магазина и привели к тому, что доля казахстанских книг на прилавках выросла на 3 процентных пункта, о чем говорилось выше.

Еще один – знакомый – пример, это издательство «Аруна», где, несмотря на не самый успешный краудфандинг, гордятся своим начинанием. Это все-таки новшество на отечественном рынке. «С точки зрения бизнеса, мы хотели привлечь к проекту внимание. На мой взгляд, все прошло успешно. Да, мы собрали примерно всего 29% от той суммы, которую заплатили за печать. Но важнее было, что люди откликнулись, вовлеклись. Это при том, что мы не очень сильно рекламировали. Для первого раза, это неплохо», - подчеркнула Раимбекова.

Фонд Досыма Сатпаева, известного политолога, также с недавних пор начал издавать книги, то есть заниматься, казалось бы, не самым привычным делом. Это, пожалуй, также свидетельствует – издание книг в Казахстане не бизнес, а подвижничество. Собственно, об этом же говорит и сам Сатпаев: «На текущий момент книгоиздательство в Казахстане, это не бизнес. Те проекты, которые сейчас реализуются, они доходов не приносят – во всяком случае, как бизнес. Моя задача максимум состоит в том, чтобы я имел возможность постоянно, хотя бы 3-4 раза в год, показать общественности новую книгу. Для меня приоритет, чтобы был новый автор. С точки зрения финансирования я исхожу из того, чтобы продажи одной книги покрывали 60-70% расходов на новую книгу. Если это будет по нулям, то есть прибыль от продаж предыдущей книги, покроет издание новой – то это уже хорошо. Но даже при убытках ничего страшного, это (издательская программа фонда Сатпаева – Vласть) проект некоммерческий, главная задача: поддержать книжное движение, поддержать обсуждение, научить людей покупать книги казахстанских авторов», - говорит он.

Языковой вопрос

Уже давно бытует мнение, что русскоязычным авторам, если они рассчитывают на нечто серьезное (как в плане реализации собственных возможностей, так и заработка), в первую очередь стоит обратить внимание на российские издательства. Многие так и делают, у кого-то – Серебрянский, Одегов, фантаст Аркадий Степной – получается.

Однако, если тезис о том, что русскоязычным писателям лучше издаваться в России, скорее верен (большой рынок, писательская и читательская среда, возможность переводиться на мировые языки), то, к сожалению, современную казахскую литературу еще читают не так активно, как могли бы. Яркий пример: Джулия Гани, со-издатель книги об Амре Кашаубаеве, отмечала, что книга о певце была переведена на русский именно потому, что ее казахская версия не «пошла». «Я его (Жаркына Шакаримова, автора книги о Кашаубаеве – Vласть) нашла, связалась и узнала, что, оказывается, за эти годы он издал четыре книги об Амре на казахском языке. Но почему-то они не пользовались успехом, и он мне пожаловался, что, видимо, не донесли их до читателя», - говорила Гани в интервью Vласти.

Правда, ситуация меняется (по крайней мере) в количественном смысле. Книг на казахском языке в Казахстане издают все больше: в 2016-м, по данным Национальной книжной палаты, на казахском языке издали 2,2 тысячи книг, а на русском – 1,6 тысяч. Другой вопрос, где распространяют эти книги и когда в Казахстане появтся новые Ауэзовы и Домбровские.

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...