Поддерживает ли государство бизнес в стремлении развивать КСО: сравниваем мировой опыт с казахстанским.
Мотивированная ответственность
Фото Жанары Каримовой

Бизнесмены в разных странах пришли к реализации идеи корпоративно-социальной ответственности в разное время и в силу разных причин. В одних случаях этому способствовали традиции, историческое развитие, экологическая обстановка, в других – развитие законодательства и правительственный курс «на КСО». Развивались методологические подходы к КСО так же в разных условиях, что привело к созданию сразу нескольких систем. В каждой из них разным аспектам – правам человека, благотворительности, развитию сообществ, сохранению экологии, противодействию коррупции – уделяется разное внимание. Кроме того, в этих моделях сильно различается соотношение роли бизнеса и государства. Государство, как правило, стремится дать компаниям максимальную свободу и, если и участвует в процессе, то посредством мотивирующих инструментов.

В бизнес-среде Казахстана КСО стало трендом в последние несколько лет. И пока очень сложно сказать, какая из моделей ближе казахстанским реалиям. Однако накопленная теоретическая база и большое количество case study позволяют во всех моделях вычленить элементы, способные мотивировать бизнес становиться «ответственнее». Традиционно моделей пять – европейская, британская (Англий, Франция, Австрия, Германия), американская (США, Латинская Америка, часть африканских стран), канадская и японская.

Самой распространенной моделью КСО является европейская. Нередко можно прочитать о том, что именно научная мысль Европы родила саму идею и стандарты КСО (с чем категорически не согласятся, например, японцы). Это обусловлено еще и тем, что важнейшие документы (Схема экологического менеджмента и аудита (EMAS), Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС), Стандарт по социальной ответственности ISO 26000, Трёхсторонняя декларация принципов МОТ и т.д.), принятые за стандарты на глобальном уровне международными организациями, разрабатывались и активно применяются именно в Европе. Перечисленные выше и многие другие документы регламентируют деятельность предприятий в сфере КСО. Наличие глобальных документов сделало формат КСО единым для всех компаний: ни автоконцерн, ни фермер не должны самостоятельно создавать КСО-стратегию «для себя». Другими словами, КСО-стратегия – это закон. Карательный инструментарий в случае ненадлежащего исполнения стандартов присутствует, и пиком его является судебное разбирательство. При этом вся система построена так, чтобы до этого не дошло: часто используются досудебные соглашения, модерацией занимаются НПО.

Британская модель, вышедшая из европейской и распространенная кроме Англии в Германии, Австрии и Франции, стоит на том, что сам бизнес очень инициативен. Проекты КСО постоянно обсуждаются в СМИ и поддерживаются государством. Госорганы, с одной стороны, стремятся максимально удалиться от того, чтобы влиять на бизнес, с другой стороны, социально-экономическое устройство общества просто делает КСО выгодной для бизнеса. Например, несоблюдение прав трудящихся или нарушение экологического законодательства мгновенно отражаются на стоимости акций компаний. Сообщения в СМИ о таких ошибках неизбежно бьет по репутации компаний и «отворачивает» рынок и потребителей.

К тому же, во всех странах ЕС бизнес не может сотрудничать с глобальными финансовыми структурами – Всемирным банком, ЕБРР и др. – без проведения ежегодного аудита соблюдения прав человека – важной составляющей КСО. Государство в британской модели предоставляет льготное налогооблажение для компаний, активно решающих проблемы сохранения окружающей среды, эффективного использования энергии и переработки отходов производства. Очевидно, это делается для того, чтобы привлечь больше акторов к проблемам,в решении которых государству хочется иметь партнеров из бизнеса.

В центре американской модели КСО – человек, защита прав человека, развитие человеческого потенциала. Пердприниматели создают благоприятые условия для сотрудников, руководствуясь тем, что хорошая команда делает бизнес конкурентным. Квалифицированные сотрудники всегда предпочитают работать в стабильной компании, с социальными гарантиями. Это, как показывают исследования, позволяет им быть увременными в зватрашнем дне, больше внимания уделять работе и даже бережнее относиться к имуществу компании. В дополнение госорганы стимулируют бизнес развивать социальные проекты и заниматься корпоративной благотворительностью. Нередко частные компании в США имеют льготы на налог на прибыль, а сумма, потраченная на благотворительность вообще вычитается из налогооблагаемого дохода.

В Канаде и Японии были выработаны собственные модели и стандарты КСО. В случае с Канадой процесс модерируется Национальным институтом качества Канады, который взаимодействует со многими компаниями. Акцент там делается на создание благоприятных условий для трудящихся, помощи в их мотивировании и адаптации. Японские бизнесмены, долго отрицавшие все документы по КСО, разработанные в Европе, опирались на собственные этические кодексы и традиции. Исторические сложилось так, что для японских компаний важнейшими остаются вопросы добросовестного партнерства, гендерного равенства и чистоты экологии. В этом случае нормы КСО естественным образом стали философией для бизнеса.

Из краткого резюме международного опыта видно, что методов государственного стимулирования компаний развивать КСО не так много. Самый распространенный – это льготный режим налогообложения. Другой механизм, применяющийся, например, в Европе, состоит в том, что только социально-ответственные компании могут получать государственные инвестиции и участвовать в госзакупках. В остальном же сама система взаимодействия компании с конкурентами, сотрудниками и потребителями выстроена так, что компания не может быть востребованной без использования стандартов КСО.

В Казахстане ситуация – особенная. Для участия в государственных тендерах компаниям нужно соответствовать ряду критериев, но среди них нет обязательства развивать КСО. Это же касается и финансовой поддержки от государства – она, как правило, достается тем, кто оказался «в кризисной ситуации» – иногда банкам, иногда экспортерам, иногда сельскому хозяйству – но, совсем не обязательно, чтобы социально-ответственным.

При этом в стране существуют налоговые льготы на благотворительную деятельность. Налоговый кодекс РК позволяет казахстанским компаниям не уплачивать подоходный налог со средств, потраченных на благотворительность. Однако есть ограничение – суммы эти не должны превышать 4% от всего налогооблагаемого дохода. Еще в 2015 году в Казахстане приняли Закон «О благотворительности». Согласно закону, «государство стимулирует благотворительность путем установления и присуждения государственных наград, почетных званий».

Этим перечнем мотивационные механизмы ограничиваются. По зарубежному опыту понятно, что в большей степени развитию КСО способствуют правильно выстроенные системы взаимоотношений общественных и экономических институтов: компании и потребителя, государства и гражданина, бизнеса и рынка. Казахстану наладить такие системы только предстоит. И это, однозначно, будет более веским мотивом для бизнеса.

Директор Vласть Offline, редактор спецпроектов Vласти

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...