«Ничего личного», или казахстанский ответ «Кухне» и «Интернам»

Тамара Вааль, Астана, Vласть, фотографии автора

На протяжении пятидесяти летних дней в Астане можно было наблюдать схватки ниндзя, гонки на дорогах, и временное появление в одном из бизнес-центров левобережья центра обслуживания населения. Именно так снимали новый 14-серийный ситком «Ничего личного», премьера которого состоялась 7 сентября на телеканале «Хабар». В интервью Vласти генеральный продюсер сериала Александр Суслов рассказал о том, почему именно ЦОНы оказались в центре истории.

— Александр, накануне состоялся закрытый показ сериала, точнее двух его серий. Расскажите, как вообще у вас, журналиста, пресс-секретаря, родилась идея снять «Ничего личного»?

— Идея появилась около пяти месяцев назад. И мы рады, что телеканал «Хабар» ее поддержал. Сразу хочу сказать, что, несмотря на то, что сериал, как покажется на первый взгляд, о центрах обслуживания населения, однако он не совсем о ЦОНе. Сериал о жизни людей, которые работают в этой организации. Точно также он мог сниматься в банке, больнице и других учреждениях. В сериале будут ниндзя, кровь, разбитые машины. Кровь, кстати, мы варили сами. У нас есть рецепт приготовления крови. У нас очень классный художник по гриму Асель Казынгапова, она варила кровь дома.

— Но почему был выбран именно ЦОН? Это такая своеобразная популяризация?

— Отчасти – да. Если будете смотреть сериал, вы увидите, что вся история завязана на одном молодом парне – это мажор, который долгое время проучился за границей, приехал в Казахстан. Учитывая, что у него богатый папа, он не спешит работать, не спешить искать то, чем он будет в дальнейшем заниматься. Ему достаточно тех средств, которые дает ему отец. Так проходит год. И отец говорит, что ему необходимо легализовать диплом, и пойти работать на семейное предприятие. Но в один момент парню приходится полностью пересмотреть свою жизнь, пересмотреть жизненные принципы, свое окружение. И на это его подталкивает отец. Почему ЦОН? ЦОН – это другая реальность. Мы хотели показать контраст: Арсен, который привык тусить в клубах, не считать деньги, покупать любовь и дружбу, попадает в ЦОН, где простые ребята, которые получили какое-то образование, пришли работать, у них не очень большая зарплата. Они не ходят по клубам, потому что у них завтра в 9 утра начинается рабочий день. Человеку, который привык жить на широкую ногу, кайфовать, ему будет тяжело попасть туда и влиться в эту обстановку.

— Как родилось название картины «Ничего личного»?

— Мы очень долго думали как назвать сериал. И сами не поняли, как его назвали. Рабочее название было «Эгоист». Но потом поменяли на «Ничего личного». Других вариантов не было.

— Чтобы сценарий был более правдоподобным, вы привлекали реальных сотрудников ЦОНов?

— У нас была цель снять объективно и правдоподобно. Поэтому, да, мы приглашали для консультации сотрудников ЦОНов.

Я услышал очень много критики в свой адрес: почему мы это переврали, такой вырез недопустим, у замдиректора ЦОНа не может быть розовой блузки по кодексу.

Я слышал неоднократно: «Какая комната отдыха? У нас никогда не было комнаты отдыха!» Но эти вещи нам пришлось добавить, потому что просто сидячая работа сотрудников не была бы интересна. И через эти дополнительные локации, дополнительные сцены мы смогли показать характер героев и разыграть ситуации. Очень много историй было взято из реальной жизни. Если вы посмотрите сериал, вы это увидите. Кстати, сценарий писали казахстанские ребята совместно с авторами российского сериала «Кухня». Такой вот творческий союз. Помимо консультаций с сотрудниками ЦОНов, нам пришлось перечитать кучу регламентов и правил. Честно говоря, можно застрелиться, пока выучишь 190 услуг, какие документы нужны по каждой из них, в какие сроки услуга должна быть оказана и так далее. Это просто катастрофа! Наши сценаристы реально готовы были памятник поставить сотрудникам ЦОНов.

— Вы сказали, что многие истории взяты из реальной жизни….

— В ЦОНе происходит очень много вещей, о которых редко говорят. Например, в прошлом году маленький ребенок лежал в реанимации, и его нужно было вывезти на лечение. Но у него не было паспорта, а к нему в палату даже родителей не запускали, все изолировано. Так вот, сотрудники ЦОНа вместе с миграционной полицией выехали на место, хотя такого в правилах нет, это исключительный случай, и сделали мальчику паспорт уже на следующий день. Мы хотели показать разных клиентов. Например, в одном регионе Казахстана есть бабушка, у которой нет родственников, и она каждый день приходила в ЦОН, чтобы взять справку и просто поговорить с людьми. У нее даже был любимый консультант. Понимаете, работа ЦОНов – это работа с людьми. Люди приходят разные, с разным характером, настроением. Вот человеку на входе испортили настроение, он все это передает сотрудникам. И это все мы постарались иллюстративно показать. Надеюсь, у нас это получилось.

— То есть, истории рассказывали сотрудники?

— Да, но некоторые истории мы немного додумали, приукрасили. Это же кино. Это нужно, чтобы было интересно, зрелищно. На закрытом показе я ожидал, что руководитель ЦОНов, которая здесь сидела, после просмотра этих двух серий будет в ужасе: сотрудник засовывает в шредер паспорт, с коллегами они соревнуются за звание лучшего сотрудника и вешают друг другу странные таблички, что у одного чесотка, у другого ветрянка. Мне показалось, то она скажет: «Боже мой! Как вы могли! Вы же порочите имидж ЦОНа». И было удивительно, когда ей все очень понравилось. Кстати, мы не согласовывали этот сценарий. Нам просто дали информацию и все. Так что для реальных работников ЦОНов будет много сюрпризов.

— Значит, не было никакой цензуры?

— Только наша самоцензура. Мы хотели, чтобы это был семейный сериал: легкий, смешной, без пошлого юмора, чтобы его могла смотреть вся семья.

— Сериал будет в ротации телеканала «Хабар», неужели и там его приняли без замечаний?

— При написании сценария мы сами не хотели каких-то таких вещей…. И так в жизни этого достаточно. Мы хотели, чтобы это было легко, весело, непринужденно, по-доброму. Поэтому на «Хабаре» посмотрели и сказали, что все ок. Никаких замечаний, касающихся цензуры нам не вносили. Нам не говорили, что нельзя это показывать, или это.

— Нам показали две серии, и было очень интересно. Сам ситком из 14 серий. Не мало ли этого?

— Почему мы показали первую и шестую серии? Сначала в сериале идет затравка, зритель должен понять, в чем заключается история. Первая серия немного медленная, там много разъяснений. С четвертой серии начинается юмор. Мне кажется, что 14 серий — самый оптимальный вариант. Вообще должно быть 12, но мы сделали 14. Я думаю, этого количества достаточно для того, чтобы зритель либо полюбил продукт, либо нет. Так что первый сезон покажет, будет ли сериал интересен для аудитории.

В планах есть продолжение?

Последняя серия будет неожиданной, и мы можем продолжить. Уже есть идеи — как.

— Какой бюджет был у сериала?

— Это коммерческая тайна, в этот проект мы привлекали спонсоров. Но я скажу так, этот проект делался не для того, чтобы получить прибыль. Этот проект делался для души, тем более, что для многих – это был первый опыт. Надо сказать, что в Астане достаточно тяжело с кадрами, которые работают в киноиндустрии. Многих ребят мы брали из университетов. Например, наш кастинг-директор Мадина Искакова – это известный журналист, но она успешно справилась с поставленной задачей. Она обошла все наши театры, университеты, вплоть до того, что она в лифте ловила своего соседа и приглашала на съемки. Поэтому представление о том, что в кино попадают через постель – неправда. Достаточно было ехать в одном лифте с Мадиной.

— Какую цель вы преследовали? Посмотрит зритель 14 серий, что он должен для себя понять? Что он должен ходить чаще в ЦОН, посмотреть по-другому на сотрудников, полюбить их?

— Как я уже сказал, идея сериала – не о ЦОНе. Вы увидите трансформацию личности главного героя. Каким он был, какие обстоятельства с ним случились, и что заставило его измениться. Открою маленькую тайну: в конце сериала это будет абсолютно другой человек.

— Один из героев сериала – Данияр Алшинов работает в «Казахстан Гарыш Сапары» инженером. Как он попал на съемки?

— Пришел на кастинг просто поддержать своего друга. Друг закинул за него анкету. Когда его вызвали, он удивился. Но когда он отыграл, мы поняли, что это тот человек, который нам нужен. Из-за него мы поменяли описание нашего персонажа. Потому что изначально его герой был маленький, полненький, в кепке.

— Если говорить о главном герое Арсене (Шер Али), в реальной жизни человек может так измениться?

— У меня есть друг Артур, вот он был тем же самым Арсеном. Человек точно также тусил, кутил, бросал деньги на ветер, все человеческие отношения для него измерялись деньгами. Но его заставил измениться кризис 2009 года, когда фирма его отца разорилась. Они вынуждены были продать квартиру, машину. Прежде Артур ездил на коллекционной тачке, а отец купил ему Ауди 100. Он около месяца не садился в эту машину, ездил на такси, потому что ему было стыдно. Потом так получилось, что «друзья» постепенно перестали с ним общаться. В итоге, человек начал понимать, что все это пыль. И сейчас он благодарен тому кризису. Он женился, у него растет сын, он работает в компании отца за границей. И благодарит 2009 год, который его изменил.

PS. От автора: В новом сериале снялись как профессиональные, так и не профессиональные актеры, имена которых, телезрители точно будут помнить еще долго – это Бибигуль Актан, Ерик Жолжаксынов, Шер Али, Акыш Омар, Жания Джуринская, Данияр Ашинов. Хорошая игра и тонкий юмор делают свое дело: на протяжении 25 минут от экрана не хочется отходить.

Репортер Vласти в Астане

Свежее из этой рубрики
Loading...