Почему государству необходимо секвестировать бюджет и сокращать расходы на работу аппарата
Опасность амбиций: почему правительству необходимо корректировать бюджет?
Фото Марии Гордеевой

Несмотря на изначальный настрой государства секвестировать республиканский бюджет на 2017 год, Казахстан продолжает наращивать государственные расходы и международные обязательства. Однако неэффективность освоения госрасходов может поставить страну в затруднительное положение – экономическая активность замедлится, а теневой сектор – вырастет. Эксперты видят решение проблемы в их сокращении, особенно на фоне недоказанной эффективности. Но помимо этого бюджет требует их перераспределения – польза от использования средств государства остаётся неравномерной.

В середине сентября 2016 года, представляя проект нового бюджета на 2017-2019 годы, министр финансов Бахыт Султанов заявил, что в нынешнем году его расходная часть составит 8,56 трлн тенге или 17,7% ВВП. Благодаря этому её уровень должен был стать на 1,5% ниже 2016 года. К 2019 году Минфин планировал продолжить тенденцию снижения, доведя расходы до 15,8% ВВП через переход к внебюджетным источникам финансирования экономики.

Однако в феврале 2017 года, воодушевившись подъёмом цен на нефть выше $50, парламент за рекордные три дня одобрил увеличение расходов бюджета на 31%, доведя их до 11,4 трлн тенге (22,5% ВВП). Основной прирост произошёл за счёт трансфертов из Национального фонда, объём которых с начала года вырос почти в 1,5 раза до 4,4 трлн тенге. Хотя и их правительство планировало сократить к 2020 году до 2 трлн тенге. Кроме того государство вдвое увеличило дефицит бюджета на 2017 год до 1,5 трлн тенге.

Нынешний бюджет свёрстан из расчёта, что средняя стоимость барреля нефти марки Brent в 2017 году составит порядка $50. И хотя международные финансовые институты прогнозируют его удержание у отметки в $50-55 в течение ближайших двух лет, гарантировать этот сценарий никто не способен. В начале мая Brent уже опускался ниже $47 – впервые с ноября 2016 года. А динамика увеличения добычи в США и наличие вопросов по поводу эффективности ограничительного соглашения между странами ОПЕК добавляют непредсказуемости относительно будущего. В случае ухудшения ценовой конъюнктуры, Казахстан вновь будет вынужден прибегнуть к сокращению бюджета.

Но помимо волатильности есть и другие, более рациональные основания сокращать бюджет. После его расширения правительство решило покрывать объём недостающих средств через увеличение налоговых сборов с предприятий. В результате уже к 2020 году нагрузка на фонд оплаты труда для них вырастет почти на 10 п. п. до 37%. Результатом этих действий может стать подавление деловой активности и рост теневого сектора экономики.

Вместе с этим эксперты обратили внимание и на неэффективность увеличения государственных расходов. «Несмотря на отрицательные финансовые показатели, правительство продолжает направлять существенные бюджетные средства на финансирование квазигосударственного сектора экономики», - говорит экономист Шолпан Айтенова.

Она указала на данные комитета по статистике, которые демонстрируют убыток в 21,4 млрд тенге, с которым закончили национальные компании 2016 год (против убытка в 1,8 трлн тенге по итогам 2015 года). При этом уровень рентабельности их активов был отрицательным, составив -4,9%. Вопреки этому в 2017 году на приобретение финансовых активов квазигоссектора направят 149 млрд тенге. Самыми крупными получателями средств станут АО «Самрук-Казына» (57,7 млрд тенге), АО НУХ «Байтерек» (23 млрд), АО НК «Қазақстан Ғарыш Сапары» (18 млрд), «АО Казтехнологии» (11 млрд) и АО «КазАгро» (14,9 млрд).

«То есть государство продолжает накачивать квазигосударственный сектор бюджетным финансированием независимо от результатов финансово-хозяйственной деятельности. При этом квазигоссектор получит еще и дополнительное финансирование от государства через бюджетное кредитование», - подчёркивает она. По её расчётам, в 2017 году из республиканского бюджета планируется выделить кредиты национальным компаниям на 184 млрд тенге, существенную долю которых получит АО НУХ «Байтерек» - 63% этих средств (116 млрд).

«Обеспокоенность вызывает отсутствие действенной системы мониторинга и оценки результативности квазигосударственного сектора. Сегодня существует ряд нормативно-правовых документов, которые так или иначе регламентируют мониторинг и оценку национальных компаний. Но ни один из них не влияет на принятие решений о государственном финансировании по результатам их деятельности», - поясняет Айтенова.

По её словам, в зарубежной практике то, получит ли нацкомпания средства от государства, зависит от её прозрачности, подотчётности и выполнения определенных финансовых и нефинансовых задач. «Для примера, в Южной Корее по результатам ежегодного мониторинга и оценки результативности квазигосударственного сектора принимается решение о дальнейшем финансировании и вознаграждениях руководству».

Эксперт подчёркивает, что ухудшение ситуации в мировой экономике привело к общему тренду сокращения бюджетных расходов. «Страны ОЭСР, приняв принцип «сократить сейчас и не платить потом», в последние годы особо не наращивали объемы государственного долга. Кроме того, с 2008 года они ведут планомерную политику сокращения государственных расходов, заморозив повышение заработных плат государственных служащих, сократив расходы по повышению квалификации и оказанию услуг».

Центр прикладных исследований TALAP оценивает потенциал снижения расходов бюджета в 0,9 трлн тенге. Пересмотрены могут быть статьи государственных услуг общего характера, на которые в течение года выделят 450 млрд тенге; общественного порядка и безопасности (473 млрд тенге); культуры, спорта, туризма и информационного пространства (98 млрд тенге).

Айтенова отмечает, что наличие Национального фонда позволяет республиканскому бюджету не сокращать расходы, но в условиях снижения цен на нефть и неизбежного истощения фонда необходимо повысить их эффективность и доказывать целесообразность. По её подсчётам, в этом году из республиканского бюджета будет выделено около 7 млрд тенге на проведение научных и прикладных исследований для министерств и других госорганов. Однако ведомства не объясняют, из чего складывается их стоимость, и как их результаты будут использоваться в принятии и изменении политических решений. Более того, общественность часто не имеет доступ к их результатам.

Помимо сокращения бюджета эксперты считают необходимым заняться и его балансировкой. В структуре расходов на 2017 год наибольшее увеличение показала статья «Прочие», которая выросла почти в 1,5 раза до 2,39 трлн тенге. Причём основной её составляющей стало выделение 2 трлн тенге в Фонд проблемных кредитов для поддержки банков. А самому значительному сокращению подверглись расходы на образование, которые уменьшились на 15% до 450,5 млрд тенге. К 2019 году они станут ещё меньше – порядка 320 млрд тенге.

По расчетам центра TALAP, если сравнивать со структурой бюджетов стран ОЭСР, то основные дисбалансы в казахстанском бюджете наблюдаются по двум ключевым статьям расходов: государственная служба общего назначения и сфера образования. На первую Казахстан выделяет 30,4% бюджетных средств, в то время как страны ОЭСР в среднем 25,8%. На вторую Казахстан направляет 5,1% при средних расходах стран ОЭСР на образование в 12%

Анализ центра показал, что на сферу образования, в частности на повышение заработной платы учителям, можно направить до 400 млрд тенге. Это позволило бы увеличить ежемесячный доход учителей в среднем до 200 тыс. тенге. Сейчас он составляет 100 тыс. тенге, то есть в 1,5 раза ниже, чем в среднем по экономике. Заработная плата учителя в средней школе составляет менее 110 тыс. тенге.

Для повышения заработной платы учителям существуют дополнительные резервы внутри бюджета, в том числе в сфере госзакупок, неэффективных субсидий, финансирования квазигоссектора, который в ряде случаев замещает функции банковской системы. К примеру, на увеличение уставного капитала и кредитование НУХ «Байтерек» в 2017 году будет выделено 140 млрд. тенге. На увеличение уставного капитала ФНБ «Самрук-Казына» - 58 млрд. тенге.

Сектор образования видится экономистам главным направлением для перераспределения расходов. Вложение 1 млрд тенге в образование имеет мультипликативный эффект на ВВП в 1,37 млрд тенге, и в 757 новых рабочих мест для рынка труда.

Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые