Эксперты о том, как меняется финансовая система, о потенциальных рисках её реформирования и вариантах решения проблем
​Что угрожает и что может помочь финансовому сектору Казахстана?
Фото Жанары Каримовой

Текст Дмитрия Мазоренко

Над видео работали Юлия Панкратова, Ринат Бесбаев и Евгений Загороднев

Во вторник группа компаний «Верный Капитал» и интернет-журнал Vласть провели первую экспертную встречу «Expert Update». Финансист Ораз Жандосов, глава ForteBank Магжан Ауэзов и ректор университета «Нархоз» Кшиштоф Рыбиньски собрались, чтобы ответить на вопросы политолога Досыма Сатпаева и аудитории о нынешнем состоянии финансовой системы и её реформировании.

Первый и главный вопрос дискуссии, который был задан экспертам – какие основные риски угрожают финансовой системе сегодня. Председатель правления ForteBank Магжан Ауэзов ответил на него перечислением трёх решений, которые уже приняты правительством и должны улучшить её самочувствие. Среди них – нехватка капитала у банков второго уровня и начало их капитализации, слияние институтов для снижения расходов и решения финансовых проблем, а также использование более предсказуемого подхода в определении базовой ставки и динамики курса.

В то же время финансист подчеркнул, что три этих решения заключают в себе и потенциальные издержки. Первая заключается в том, насколько точно был определен объём недостающего капитала и хватит ли предлагаемых программой Национального банка размеров, чтобы устранить нынешний недостаток. «Во-вторых, объединение банков исключительно сложный процесс. И большинство из них, как показывает практика, заканчиваются не очень успешно. Сейчас мы видим как институты, которые, среди прочего, выполняют социальную функцию, начинают процесс объединения. И в этом заложены достаточно серьёзные риски», - добавил он.

Третий риск, по его словам, заключается в долларизации депозитов, уровень которой по-прежнему остаётся довольно высоким. Ауэзов назвал это миной замедленного действия, и указал на то, что в последний месяц мы видим замедление перетока валютных депозитов в тенге. «Вместе с тем структурными проблемами сектора остаются дисбаланс между валютами пассивов и активов, дисбаланс по срокам, киберугрозы и стремительно меняющаяся конкурентная среда, что проявляется в смене предпочтений потребителей и участников рынка».

Ректор университета «Нархоз» Кшиштоф Рыбиньски полагает, что в основе проблем Казахстана лежит противоречие между краткосрочным стремлением банков к прибыли и долгосрочной финансовой стабильностью страны: «Для решения этой проблемы придумали инструмент, который называется независимый центральный банк. В Польше центральный банк, председателем которого я был, действительно независимый – председатель и всё правление там выбирается на шесть лет, у них большой доход и они не заинтересованы во взяточничестве. Модель и структура казахстанского Национального банка резко отличается от польского. И это первая фундаментальная проблема, которую сегодня нужно обсуждать».

Вторая проблема заключается в качестве надзора за сектором. Он убеждён, что если регулятор не обладает полной независимостью, он сталкивается со значительным вмешательством политиков в свою работу. Кроме того, проблема сектора заключается и в качестве управления рисками – после бесед с казахстанскими банкирами Рыбиньски пришёл к выводу, что участники рынка не всегда применяют лучшие практики для этого.

«И третья проблема – отсутствие доверия к национальной валюте. Здесь речь идёт о двух вопросах одновременно: о силе экономики, которой сейчас сложно проявляться из-за доминирования нефти, и об инфляции – пока она сохраняется ближе к 10%, чем к 0%, доверия к национальной валюте не будет. И это работа центрального банка, который должен заниматься снижением инфляции до 2-3%», - полагает Рыбиньски.

Финансист Ораз Жандосов остановился на двух проблемах финансовой системы – отсутствии ясной «макроэкономической рамки» и определённом недоверии к курсу тенге. Он убеждён, что недоверие к национальной валюте и инфляционные шоки могут быть преодолены только через решение проблемы нефтяной зависимости. Казахстан перешёл к плавающему валютному курсу и, по словам финансиста, это был лучший выход из сложившейся в 2015 году ситуации. Но все её проблемы он устранить не смог. Потому уровень сбережений населения в национальной валюте по сей день остаётся низким, что лишает страну рыночной базы кредитования.

По мнению Ауэзова сейчас сложно ответить на вопрос, сделает ли волна нынешних слияний банков более устойчивой всю систему. По его словам, в США, наряду с крупными банками, есть и малые региональные институты, которые успешны на своём уровне. Немало и других мировых примеров того, когда небольшие банки, сфокусированные на отдельных сегментах, добиваются более высокой отдачи на капитал и предлагают хорошие продукты.

Однако он не сомневается в том, что веские причины для объединения банков действительно существуют. Одну из них он видит в активном усилении позиций российских и китайских банков, которые хорошо капитализированы и предлагают клиентам выгодные продукты. Чтобы конкурировать с ними, в казахстанские банки необходимо инвестировать большие ресурсы, и прежде всего в IT-инфраструктуру и клиентский сервис. В таких условиях поводом для консолидации становится и необходимость сокращения расходов.

«Но когда мы говорим о консолидации банков в Казахстане с практической точки зрения, это очень непростой процесс. Он довольно сложный технически, потому что первая проблема, с которой сталкиваются институты – интеграция IT-систем. Причём как минимум двух – основной банковской, через которую проводятся платежи, и карточной. Даже при объединении базово схожих продуктов появляется сложная IT задача, которую приходится решать, чтобы не потерять данные при переносе», - заметил Ауэзов.

Другая сложность объединения, по его мнению, заключается в том, что оно требует большой вовлеченности менеджмента во внутренние процессы. Помимо интеграции IT-систем перед ними появляются задачи по сокращению персонала, правильному расположению отделений банка и его ребрендинга. И всё это происходит тогда, когда меняются потребности клиентов и продолжается его технологическое обновление. Отвлечение менеджмента в такой момент может стоить банку дорого или сильно затормозить его развитие.

При этом своей важности не теряет и вопрос того, как будет развиваться объединённый банк. По словам Ауэзова, нередко перед участниками сделки встаёт вопрос о том, как оценивать стоимость активов каждого из банков. Он указал на наличие разницы в определении того, что такое неработающие кредиты из-за чего даже у регулятора возникают сложности при оценке достаточности капитала и провизования банков: «Поэтому нередко объединения дают другой результат, чем тот, который ожидался до начала сделки. И если так посмотреть, на нашем рынке СНГ успешных объединений было не так много».

Отвечая на вопрос о том, как ForteBank прошёл через консолидацию с Темирбанком и Альянс банком, он обратил внимание на цель этой процедуры: «С точки зрения минимальной потери клиентов и существенного сокращения расходов проект был успешным. Объединённый банк уже восстановил позиции прежних банков, а по ряду продуктов даже улучшил их. А с точки зрения расходов в два раза было сокращено количество персонала. Но здесь нужно понимать, что когда шло объединение, оно шло с принципиальной позицией – был крупный инвестор с чётко очерченными задачами и стратегией».

Продолжая тему поддержки финансового сектора, Жандосов отметил селективный характер программы по капитализации банков: «Она не охватывает всё кредитование, из-за неё создаётся фрагментация кредитного рынка. Это, безусловно, плохо. И хуже то, что я не слышал, чтобы кто-то из лиц принимающих решения думал, как мы дальше будем справляться с этим. То есть, сейчас у нас преобладает сиюминутный подход к решению проблем».

В такой ситуации он считает крайне важным следить за возвратностью средств, которые были выделены банкам: «Насколько я понимаю, американская программа поддержки банков (после кризиса 2008-2009 годов – V) предусматривала возвращение денег налогоплательщиков в бюджет. В Великобритании было не совсем так, но там практически раз в квартал ты читаешь новости про то, как вся страна – от парламента до газет – следят за тем, сколько банки берут денег у государства и сколько возвращают. У нас ситуация в этом смысле абсолютно ясна, и на эти вопросы нам нужно обращать больше внимания. <…> От себя скажу, что когда я был председателем Национального банка, правительство направило $97 млн. на капитализацию трёх банков, среди которых были Туранбанк и Алем банк. Полную сумму вернуть не удалось, но близкая к ней – порядка $90 млн. – вернулась после их продажи. Какие будут цифры в этот раз – мне самому очень интересно».

Резюмируя тему, Рыбиньски порекомендовал Казахстану обратить внимание на три проблемы, которые необходимо предотвратить во время реформирования банковского сектора: слабое регулирование рисков финансовой системы, отсутствие надзора за маркетинговой активностью банков, а также их массовую продажу иностранным инвесторам.

Репортер интернет-журнала Vласть

Видеоредактор интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...