Участники рынка о том, как вернуть финансовой системе прежнюю силу
​Дилемма ответственности: что обсуждали на Конгрессе финансистов после 11-летнего перерыва?
Фото пресс-службы Нацбанка

В среду, после 11-летнего перерыва, в Казахстане возобновил работу Конгресс финансистов. На протяжении нескольких часов участники напоминали государству о его подавляющем присутствии в экономике, а банкам – о необходимости вернуть их кредитный потенциал. Банкиры говорили о наличии нужного объёма ликвидности, однако её использование ограничивают правительственные программы развития и жёсткое регулирование Национального банка. Правительство заявило о готовности скорректировать их, а регулятор – создать для банков необходимые условия. Без ответа остался лишь вопрос, готовы ли банки взять на себя ответственность и не допустить прежних ошибок.

Финансовая система всё ещё преодолевает последствия кризиса – с этого пояснения начал своё выступление заместитель премьер-министра Ерболат Досаев. Государство, по его словам, пытается сосредоточиться на том, чтобы вернуть ей инвестиционный потенциал, которым она обладала до событий 2008 года. Путь к этому лежит через освобождение правительства от задачи снабжать экономику капиталом, которую оно «вынуждено выполнять в последние годы». Он отметил, что банковский сектор остаётся важным источником финансирования, но ограниченным, поскольку все остальные – фондовый рынок, частные инвестиционные фонды и другие – до сих пор не так развиты.

«Доступное банковское кредитование должно стать ключом к развитию предпринимательства. Об этом мы много говорим, но пока мы обсуждаем лишь вопрос того, какова роль государства в экономике. Я хотел бы подтвердить, что правительство в целом, и я лично, готово приложить все необходимые усилия, чтобы освободить эти ниши и вернуть всё на исходные позиции. Единственное, мы ждём от вас (участников финансового рынка - V) согласия и ваших обязательств. В этом случае мы готовы радикально поменять наши подходы и вернуться на исторические позиции, когда мы оказывали экономике лишь точечные меры поддержки, а всё остальное брал на себя рынок», - заявил он.

Глава Нацбанка Данияр Акишев продолжил выступление Досаева напоминанием о больших изменениях, которые произошли в финансовом секторе с момента последнего конгресса. Все потрясения, пережитые Казахстаном за это время, он назвал хорошим опытом, который должен помочь ему не повторить ошибок. Именно из-за него, к примеру, регулятор отказался от решения экономически проблем через эмиссионный инструмент, который показал свою опасность в 90-х годах. Нацбанк, по словам Акишева, больше настроен на то, чтобы преодолеть асимметрию информации среди участников рынка и правильно формировать ожидания, посылая ясные сигналы о своей политике.

Он подчеркнул, что главные принципы Нацбанка в реформировании финансовой системы – прозрачность, предсказуемость и последовательность. На их основе он и решает проблемы банковского сектора, программа оздоровления которого «нацелена на мгновенный результат». Первый её шаг заключался в докапитализации системообразующего Казкоммерцбанка. «Да, это стоило значительных ресурсов для всех участников сделки, но это окончательное и бесповоротное решение, которое больше не будет требовать вливания государственных ресурсов», - заявил Акишев.

Ещё одно важное решение регулятора – оздоровление Bank RBK: «Особенность его – в оздоровлении банка через разделение убытков с крупными кредиторами. По сути, это первый опыт добровольного bail-in в Казахстане. <…> На акционеров таких банков возлагаются повышенные обязательства по докапитализации банка, списанию портфеля проблемных займов».

Помимо оздоровления других банков регулятор также идёт к усилению надзорного мандата, который позволит ему превентивно вмешиваться и предупреждать новые риски. Вместе с ним Нацбанк прорабатывает план по развитию фондового рынка. Регулятор, по словам Акишева, пытается добиться быстрых результатов – для этого есть все нормативно-правовые акты и инфраструктура, но пока не хватает «реальных действий», чтобы биржа стала эффективным механизмом трансформации капитала в экономический рост.

Отвечая Акишеву, председатель правления НПП «Атамекен» Аблай Мырзахметов рассказал о том, чего ждёт бизнес от правительства и финансового сектора. Прежде всего – понятной макроэкономической, тарифной и налогово-бюджетной политики. Вместе с этим он нуждается в доступном кредитовании, но для начала – его возобновлении. Объём займов юридическим лицам продолжает сокращаться, хотя потребность предпринимателей в дешёвом и коротком финансировании крепнет каждый день.

Он высказал и замечание о жалобах банкиров на недостаток хороших заёмщиков. Чтобы они появились, убеждён Мырзахметов, нужно обеспечить условия для развития бизнеса, а какой будет реакция на них – вопрос второстепенный. Это особенно важно на фоне развития других экономик, которые могут воспользоваться слабостью деловой среды в Казахстане. Он напомнил об Узбекистане, который после проведения первичных реформ почти вдвое нарастил торговый оборот с Южно-Казахстанской областью.

Умут Шаяхметова, глава Народного банка начала с ремарки о низком качестве экономического роста, основа которого по-прежнему создаётся нефтегазовым и горно-металлургическим секторами. Одновременно с этим доходы населения продолжают падать, а положение несырьевого сектора становиться всё хуже. Заёмщики, по её словам, перегружены долгами, что сказывается и на вкладе финансового сектора в рост экономики. «Доля банковского кредитования по отношению к ВВП снижается, и к концу августа составила лишь 28%. С учётом текущих темпов роста кредитного портфеля, до конца года она упадёт ещё больше», - отметила она. Даже в России за первую половину года она составила 64,1% ВВП, привела пример Шаяхметова.

Во многом проблема связана с концентрацией крупных сырьевых и государственных компаний в экономике, которые преимущественно привлекают финансирование у государства и зарубежных институтов. Согласно отчёту МВФ за май этого года, в 2016 году объём банковских кредитов к ВВП в Казахстане составил 40%, тогда как общие финансовые долги юрлиц – 92%. «Банки профинансировали лишь небольшую часть долгов корпоративного бизнеса. При этом на конец августа объём изъятия ликвидности составил 3,2 трлн тенге – это сопоставимо с 23% кредитного портфеля банковской системы. Практически вся она могла быть направлена на кредитование», - заявила Шаяхметова.

По её мнению, Нацбанк направляет свои усилия на ужесточение регуляторной политики, из-за чего финансовые организации несут дополнительные операционные расходы и теряют гибкость. Рискоориентированный надзор должен помочь с этим, но пока его потенциал ограничен из-за ошибок регулятора и менеджмента банков в предыдущие пять лет. «Что обидно, даже новые банки, которые вроде не прошли через кризис 2008-2009 годов, к сожалению, показали не очень правильный и не очень качественный рост, а также подход к корпоративному управлению и оценке кредитных рисков».

Регулятору стоит сосредоточиться на развитии финансового сектора – уделить внимание управлению пенсионными активами и активами Фонда медицинского страхования, убеждена Шаяхметова. Вместе с этим ему необходимо отладить валютный рынок и валютное хеджирование: «Мы превратились в обменный киоск, который занимается простым обменом валют, потому что никаких других инструментов по хеджированию у нас нет».

Программа оздоровления банков, по её мнению, поможет росту кредитования и оздоровлению экономики, но всё это нужно сочетать с хорошей стратегией их развития: «Банкам необходимо иметь хороший бизнес-план и основания для фундаментального развития. Иначе через несколько лет может случиться, что Нацбанк станет акционером этих оздоровлённых банков и, более того, основным акционером всего сектора».

Что нужно другим банкам для улучшения их работы – устранить нерыночную форму распределения средств нацкомпаний, которая не учитывает кредитные рейтинги и уровень платежеспособности институтов. Вместе с ним государству необходимо остановить выдачу кредитов по ставкам ниже рыночных, перенаправив усилия на развитие человеческого капитала и инфраструктуры. «Субсидии, дешёвые и бесплатные кредиты дестимулируют наших заёмщиков. Им легче пойти и сесть на иглу государственных денег. Из-за неё нет необходимости работать над своей конкурентоспособностью».

Дополнением к этому должен стать полноценный диалог между правительством и Нацбанком, которым важно согласовать монетарную и фискальную политику. Сейчас, по словам Шаяхметовой, государство лишь заливает рынок дешёвыми деньгами, а Нацбанк вынужден изымать их через ноты, что затрудняет его борьбу с инфляцией. Кроме того, правительство должно пересмотреть работу государственных институтов развития, например, Банка развития Казахстана, чтобы они не конкурировали с банками.

Шаяхметова также выразила обеспокоенность по поводу появления второй биржи. «Мы считаем, что нужно поддержать биржу, которая работает и уже имеет объём торгов, эмитентов и инвесторов. Роль международного финансового центра «Астана» в привлечении иностранного капитала, и мы это поддерживаем. Но закрытие KASE должно происходить только после демонстрации успеха МФЦА».

Глава финансовой группы «Сентрас» Ельдар Абдразаков остановился на технологическом преображении финансовой системы, о котором часто говорят участники рынка. По его мнению, все попытки интегрировать сложные системы искусственного интеллекта в казахстанские реалии будут провальными. Причину этого стоит искать в отсутствии качественной законодательной базы и большого нормативного регулирования. Он убеждён, что пока в стране не отладят базовые процессы обсуждать технологические изменения – бессмысленно.

«Сегодня во многих наших мероприятиях нет логики. Многие вещи, которые мы осуществляем – они не понятны. Мы ясно понимаем, что через 5 лет в Казахстане возникнут проблемы с развитием искусственного интеллекта. Но мало того, что нас не понимает искусственный интеллект, нас не понимают наши дети – почему мы живём в такой стране и почему мы собираемся тупить и дальше», - сказал он.

Для развития экономики и финансового рынка по-прежнему важны источники капитала, убеждён Абдразаков. Но сейчас сложно финансировать новый рост – только 40 казахстанских компаний соответствуют кредитному рейтингу «BB», близкому к суверенному. Вся остальная экономика – венчурная, с рейтингом «CCC+». Кроме того, у экономики не получается соединить собственников с профессиональным менеджментом. «Уровень профессионализации в целом довольно низок. Сотрудников всегда можно продавить, купить и так далее. <…> К сожалению, за последние 10 лет мы пришли к вымыванию экспертизы и компетенции из финансового сектора. Это больше не магнит для новых талантов. И это большая проблема. Если мы не приводим туда таланты, трудно ожидать большого рывка».

Суммируя все реплики, Досаев заявил, что ключевым для финансового сектора должен стать 2018 год – за это время правительство должно сделать последние шаги и окончательно подтвердить намерения по разгосударствлению экономики. Относительно институтов развития он заметил, что государство создало их не от хорошей жизни и не от своего большого желания: «Мы готовы поменять подходы, поменять работу по институтам развития, но при готовности финансового сектора взять на себя эти обязательства».

Акишев же отметил, что, несмотря на декларируемую готовность к изменениям, многие экономические агенты, по его наблюдениям, до сих пор инерционно верят в рост цен на нефть, стабилизацию курса и нормализацию экономики. Однако эту тактику стоит заменить решением старых проблем. «Та ответственность, которая лежит на нас, она предполагает взвешенные и сбалансированные решения по большинству вопросов. Необходимо решить старые проблемы, чтобы не взвалить на них новые. <…> Нет лёгкого рецепта, как сделать это быстро. Если бы он был, мы бы давно его применили», - резюмировал он.

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики