Эксперты о перекосах в распределении социальных благ и способах их устранения
Социальное государство без социальной справедливости
Фото Жанары Каримовой

В начале прошлой недели фонд Фридриха Эберта и Центр центральноазиатских исследований университета КИМЭП провели конференцию о моделях социального государства. Эксперты из Казахстана, рассказывая о положении дел в стране, пришли к выводу о несостоятельности нынешнего подхода, который истощает людей, экономику и допускает сильное неравенство в распределении общественных благ. Выход из этого видится им в политических реформах - в переходе к президентско-парламентской системе правления, наделении большими полномочиями местных властей и защите доходов населения.

Социальная политика Казахстана, по словам президента Фонда развития парламентаризма в Казахстане Зауреш Батталовой, довольно хаотична и неустойчива. Государство легко принимает множество программ и не менее легко их отменяет. Выбираются они исходя из возможностей бюджета в определённый момент времени. При этом их характер во многом декларативный - программы не имеют никакой привязки к международным конвенциям, большинство из которых власти воспринимают в качестве необязательных к выполнению рекомендаций.

Зачастую граждане сталкиваются с факторами, которые мешают воспринимать Казахстан как социальное государство. Это касается размеров гарантированных выплат и базовых ставок, отметила общественный деятель. С начала этого года они выглядят следующим образом: минимальный размер заработной платы составляет 28 284 тенге, минимальный размер базовой пенсии - 15 274 тенге, минимальный размер пенсии - 33 545 тенге, месячный расчётный показатель для соцпособий и других соцвыплат - 2 405 тенге.

«Эти цифры очень красочно показывают то, что получатели этих выплат живут в условиях крайней нищеты. И такая поддержка государства, к сожалению, не позволяет вести достойный образ жизни», - добавила она

В конституции, 128 статьёй установлен лишь минимальный перечень социальных факторов, в связи с наступлением которых гарантируется социальное обеспечение. Они касаются возраста, инвалидности или потери кормильца. «Когда человек оказывается в ситуации бездомности, и я даже не говорю о примере долевого строительства, а рассматриваю ситуации климатических катаклизмов или происшествий вроде пожаров и прорывов дамб - государство должно помогать людям. Но государство, ссылаясь на то, что в конституции такие обстоятельства не прописаны, не выполняет социальные обязательства в полном объёме», - подчеркнула Батталова.

Она также обратила внимание на то, что каждый гражданин имеет право на бесплатное образование. Но только на общее и среднее, высшее же покрывается за счёт собственных средств граждан, не считая государственного заказа на какие-то специальности. Однако школьники 10-11 классов зачастую обучаются на платной основе. «То есть даже это условие, обещаенное по конституции, не выполняется», - заметила она.

Пенсионная система, по словам Батталовой, долгие годы была одним из главных направлений социальных реформ. В числе ключевых её изменений было постепенное увеличение пенсионного возраста: «В результате мы увидели уменьшение количества пенсионеров, получающих солидарную пенсию. Ощущение, что это сделали для того, чтобы избавиться от определённой категории населения».

Во-вторых, за время реформирования были отменены практически все льготные основания для раннего выхода на пенсию, поскольку это создавало нагрузку на Государственный пенсионный фонд. Сейчас работники одних отраслей, по словам Батталовой, платят взносы для выплаты пенсий работникам привелигированных отраслей, из-за чего нарушается принцип социальной справедливости. При этом сегодня только две категории граждан имеют право на более ранний выход на пенсию.

«Я могу проиллюстрировать это на законе о социальной защите граждан, пострадавших вследствие испытаний на Семипалатинском ядерном полигоне. С 1992 года документ был выхолощен. Остались только онкологические пенсии, но те, кто пострадал вследствие испытаний и покинул территорию Семипалатинска, им сейчас отказывают в получении этой пенсии. Даже после сокращения льгот, они не предоставляются в полной мере», - резюмировала она.

Эволюцию модели социального государства в Казахстане нужно рассматривать через три прошедшие модернизации, убеждён Владимир Тельнов, ведущий эксперт центра политического анализа и стратегических исследований партии «Нур Отан». Первой из них был переход от плановой экономики к рыночной: «Задним умом можно сказать, что мы тогда много дров наломали, сейчас вынуждены всё восстанавливать. Но тогда здорово сказывалось наше безденежье. Панацеей считался уход от иждивенчества, в результате чего ущемили интересы ряда слоёв населенния и сейчас вынуждены возвращать».

Вторая модернизация, по его словам, это программа «Казахстан 2030» и создание новой столицы. По итогам двух модернизаций, уверен эксперт, государству удалось создать социально-ориентированную рыночную экономику: «В результате этого начал складываться средний класс. Было перестроено общественное сознание, заложены основы социального государства». Третья же модернизация происходит сейчас, исходя из глобальных трендов развития постиндустриальной экономики.

«Как дальше должна развития социальная модель государства? По моим личным экспертным оценкам, чрезвычайная проблема заключается в подготовке к жизни в условиях новой индустриально-инновационной экономики. В Казахстане есть запрос на чёткий рост доходов. Проблема номер один - это рост цен и опасение потери работы. Запрос силён и частично решается, но нужно решить чётко, чтобы население могло планировать свою жизнь. Здесь всё упирается в экономику. Нужен как минимум 5% рост, а лучше 7-8%. Тогда мы найдём деньги на решение социальных проблем», - полагает Тельнов.

При другом подходе, говорит эксперт, стране придётся очень тяжело: «Проблема сближения социального достатка различных социальных групп должна решаться не посредством того, чтобы отбирать у одних и передавать другим. Проблема должна решаться через ликвидацию бедности. Плюс нужно пересмотреть доминирующую в обществе идеологию потребления. Всё более очевидна иллюзорность этой концепции. На западе она породила массовые иждивенческие настроения. Она является одной из причин глобального кризиса. Необходима новая форма культуры потребления».

Тельнов также высказался о проблеме качества государственного управления, назвав его одним из слабых мест, которое пытается решить план «100 конкретных шагов». При этом он апеллировал к результатам своего опроса населения, согласно которому 37% хотело бы видеть незначительные изменения в государственной политики, а ещё порядка 40% выступили за кардинальные реформы. «Мы говорим про кардинальные реформы, всё поменяем, но что из этого получится, какой эффект? Уже есть печальный опыт кое-где, поэтому население начинает здесь осторожничать. Хотя здоровый консерватизм здесь иногда бывает и полезен. Хотя если мы будем только консерваторами, то прогресса никакого не будет».

Войти
У вас уже есть аккаунт? Войдите

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...