Аналитики не прогнозируют серьезных последствий от снижения суверенного рейтинга Казахстана агентством S&P

Дмитрий Мазоренко, Vласть

Аналитики не ожидают серьезных последствий для экономики после снижения суверенных рейтингов Казахстана до уровня «BBB».  Но экспертное сообщество видит  угрозу для корпоративного сектора - компаний, которые часто обращаются к внешним займам и генерируют свою прибыль в тенге.

В ночь на 10 февраля рейтинговое агентство Standard & Poor’s снизило суверенные рейтинги Казахстана до отметки «BBB» c «BBB+». Оно стало отражением ухудшающейся обстановки на нефтяном рынке. С середины прошлого года нефть потеряла половину стоимости и на момент публикации материала торгуется на уровне 58,58 долларов за баррель.

S&P отметило, что в течение следующих двух лет рейтинги могут быть пересмотрены в сторону понижения до мусорного уровня, если Казахстан не предпримет комплексных мер для улучшения макроэкономических показателей, налаживания денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики.

Ранее S&P снизил суверенные рейтинги России до мусорного уровня, объяснив решение тем, что денежно-кредитная политика страны стала менее гибкой – ситуация в финансовом секторе ухудшается, что ограничивает возможности ЦБ России. После присвоения новых рейтингов, множество российских аналитиков пришли к выводу, что это значительно увеличит распродажу российских активов, отток капитала из страны, вызовет давление на рубль и увеличит стоимость внешних займов для российских компаний.

Аналитики опрошенные Vластью в целом пришли к выводу, что резких негативных последствий для экономики от нынешнего снижения рейтингов ждать не стоит. Экономические события, произошедшие в середине декабря прошлого года, уже привели к оттоку капитала и оказали значительное давление на тенге. С тех пор рынок уже успел отыграть большую часть рисков.

Кроме того, утром Жаслан Мадиев, заместитель директора департамента монетарных операций и управления активами Национального банка Казахстана, прокомментировал ИА Новости-Казахстан это событие, отметив, что ведомство не ожидает прямого отрицательного влияния на валютный курс.

«Высокие накопленные валютные резервы, низкий государственный долг и отсутствие риска рефинансирования для государственного сектора являются важнейшими факторами высокой кредитоспособности Казахстана», - сказал он.

Тем не менее, переоценка рейтингов может повлиять на крупные компании, которые часто имеют дело с внешним заимствованием. Аналитики также не исключают, что в краткосрочной перспективе может произойти и дальнейшее снижение рейтингов, если не произойдет роста цен на нефть, тогда последствия будут более серьезными.

Данат Намазбаев, директор департамента аналитики брокерского дома Jazz Capital:

Я думаю, что нынешнее снижение рейтингов произошло постфактум, когда рынком уже все отыграно. Пик давления на тенге пришелся на начало санкционных действий, падение курса рубля и стоимости нефти. Что касается внешнего рынка капитала, не сказать, что он и раньше был либеральным для наших заемщиков – государства или корпоративного сектора. После последнего кризиса там и так стало все дорого. Поэтому, ожидать еще большего ухудшения, смысла нет. Но, тем не менее, удорожание внешних займов будет иметь негативные последствия, потому что многие займы – валютные, если только это не экспортеры или предприятия с валютной выручкой. Что касается компаний, которые генерируют выручку внутри страны, то для них это большой риск. Я не сказал бы, что нынешний уровень внешних займов угрожающий. Но есть квазигосударственные компании, которые входят в структуру крупных национальных холдингов, их уровень заимствований достаточно высок и он почти весь состоит из валюты. К примеру, это тот же KEGOC. Они генерируют выручку в тенге, но у них есть возможность регулирования тарифов и они постараются нивелировать риски. Но, если мне не изменяет память, где-то до половины долгов казахстанских компаний – это внутрикорпоративные долги дочерних предприятий материнским, поэтому, влияние рейтингов может оказаться не таким сильным.

Насчет дальнейшего падения рейтингов я не знаю. Наша экономика не такая сложная, поскольку основная привязка идет на сырьевой сектор, который, в свою очередь, завязан на ценах на нефть. Если же говорить о последствиях дальнейшего снижения рейтингов для реального сектора, то, наверняка, будут какие-то проблемы с привлечением инвесторов в несырьевые сектора. Рейтинг складывается ведь не только на основе влияния курса и цен на нефть. К примеру, если взять сейчас ситуацию с ЕАЭС, где нет предсказуемой политики, это тоже сказывается на рейтингах и отношении инвесторов.

Дамир Сейсебаев, директор департамента аналитики АО «PrivateAssetManagement»:

Дальнейшее понижение рейтингов вполне возможно. Макроэкономическая картина продолжит оставаться негативной, если цены на нефть дальше будут снижаться и находиться на низких уровнях. Если произойдет ухудшение макропоказателей Казахстана, я думаю, что это вполне возможно. S&P поставил негативный прогноз и в течение двух следующих лет возможно очередное снижение. С утра аналитики Citi Group заявили, что ожидают снижения стоимости нефти до 30 долларов за баррель. В целом же, S&P видит дальнейшие риски для Казахстана в налогово-бюджетной, денежно-кредитной политике.

Мы не так много заимствуем на внешних рынках на уровне государства. У нас было лишь несколько выпусков еврооблигаций. Внешние займы больше нужны для корпоративного сектора, по ним это и может ударить. Наша финансовая система имеет больший иммунитет от внешних займов, чем это было во время финансового кризиса 2008 года. По большому счету, мне кажется, что рейтинги вряд ли настолько сильно ударят по корпоративному сектору. Единственное это ограничит потоки инвестиций. И если компании будут размещаться, им нужно будет показывать большую доходность. Конечно, нынешние рейтинги снижают инвестиционную привлекательность Казахстана в глазах международных игроков.

Ерулан Мустафин, аналитик Halyk Finance:

После снижения суверенных рейтингов Казахстана стоимость заимствований однозначно вырастет. Отток капитала вряд ли увеличится, поскольку весь капитал, который мог уйти, уже наверняка ушел. На тенге это окажет дополнительное давление. Помимо внешних факторов понижения рейтингов, таких как снижение цен на нефть, внутренней причиной является слабая эффективность денежно-кредитной политики в целом. В отчете агентства говорится: чтобы решить эти проблемы, Казахстану нужны комплексные решения в монетарной политике.

Из практики, вслед за снижением суверенного, можно ожидать понижения кредитных рейтингов банков и компаний. Это повлечет сокращение внешних заимствований для корпоративного сектора Казахстана, но пока еще непонятно насколько. Возможно инвесторы продолжают рассматривать портфельные инвестиции в Казахстан в качестве альтернативы России, так как там канал внешних заимствований перекрыт из-за санкций, а рейтинг от S&P ниже на две ступени. Я не ожидаю, что нынешнее снижение рейтингов окажет существенное влияние на экономику Казахстана. Крупные инфраструктурные проекты, на которые сейчас делают акцент власти страны, вряд ли пострадают, там большая доля внутренних целевых инвестиций, и другие договоренности.

Дальнейший прогноз по изменению рейтингов – негативный, говорит о том, что условия для стабилизации внешних и внутренних факторов пока не улучшились. Таким образом, возможность дальнейшего понижения рейтинга от S&P сохраняется. Fitch и Moody's не обновляли рейтинги и прогнозы с ноября 2014 года, однако я не исключаю того, что они могут последовать примеру S&P.

Вообще говоря снижение рейтинга было во многом ожидаемо и я считаю, что рынок уже закладывает это в текущих ценах суверенных еврооблигаций. Вероятность дальнейшего снижения цен есть. Понятно, что инвесторы при этом будут просить большую премию за риск. При этом, я не думаю, что в условиях спада наши компании имеют острую необходимость во внешних займах. Многие из них рассматривают внешнее заимствование как оптимизацию, в отличии от многих компаний России. Поэтому, текущее снижение рейтингов не будет критичным для их бизнеса.

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...