Девальвация как краеугольный камень

Дмитрий Мазоренко, Vласть

Международное рейтинговое агентство Fitch накануне провело в Казахстане ежегодную конференцию, где обсуждалось все, что происходит в экономике страны. Аналитики называют положение Казахстана в кризис жизнеспособным. Однако, в прогнозах о будущем рефреном звучит риск девальвации. Именно он может стать серьезным вызовом для многих секторов экономики и компаний. 

Рост экономики Казахстана

Fitch, вопреки сдержанному прогнозу Миннацэкономики по росту ВВП Казахстана в 2015 году – 1,5%, надеется на более оптимистичный показатель в 2,5%. А в 2016 году – 3,5%. Залог этих ожиданий – среднегодовая стоимость барреля нефти в 65 долларов. Однако, как рассказал Пол Роукинс, старший директор Fitch Ratings по рейтингам европейских стран с развивающейся экономикой, есть вероятность корректировки этой оценки. Даже при них, считает Fitch, экономика вырастет не менее, чем на 2%.

По словам Роукинса, у Казахстана относительно крепкий базис, чтобы выдержать будущие потрясения. Он поддерживается стабильным торговым балансом, хорошим ростом ВВП в прошлом и его стабилизации в среднесрочной перспективе, профицитом бюджета в предыдущие годы, а также небольшим государственным долгом в 14%, который, даже в случае увеличения, не вызывает особых опасений.

Кроме того, у Казахстана есть запас для наращивания добычи нефти и газа, что потенциально говорит об увеличении экспорта в среднесрочной и долгосрочной перспективе. В сравнении с другими странами, чей суверенный рейтинг также оценен Fitch на уровне «BBB», положение Казахстана достаточно прочно. Страна находится в группе среднего риска по воздействию низких цен на нефть. При этом, наиболее комфортная цена на сырье для страны составляет 65 долларов.

Впрочем, есть несколько факторов, которые могут сказаться как на рейтингах кредитоспособности страны, так и на росте экономики. Среди них Fitch выделяет слабую монетарную политику, причем не только нынешнюю стратегию её ведения, но и все предыдущие. Неопределенность в отношении курса тенге остается одним из основных рисков, наравне с волатильностью цен на полезные ископаемые.

Следующей проблемой агентство выделяет долларизацию депозитов, которая по их оценке составляет около 60%. Она же становится частью другого риска – слабости банковской системы и невысокого качества активов. Еще один риск связан со спадом российской экономики. И хотя Россия не ключевой экспортный партнер и инвестор для Казахстана, тем не менее, она имеет достаточно важное значение для несырьевой экономики.

Подытоживает этот список – качество государственного управления. «Госфинансы – одна из сильных сторон Казахстана. Но в части госуправления он отстает по целому ряду отраслей, в том числе и от России. Причем, на несколько лет. Дополнительно к этому индекс человеческого развития и ведения бизнеса не соответствует мировым нормам Всемирного банка. Хотя подушевой ВВП соответствует. Что касается управления – это серьезная проблема. Мы предвидим риски и не прекращаем думать о преемственности в управлении государством», - отметил Роукинс.

Fitch ожидает, что счет текущих операций от ВВП упадет до -2,5% в 2015 году, а в 2016 – до -1%. Государственный баланс от ВВП упадет до -1,3%, а в 2016 вырастет до 0,5%. Государственный долг к ВВП увеличится незначительно с 14,4% в 2014 до 17,5% к 2015, а к 2016 – до 17,6%.

Прогноз по состоянию банковского сектора в 2015 году

В среду Fitch опубликовал пресс-релиз, в котором говорилось о вероятности проведения 13-45% девальвации в Казахстане после президентских выборов. Она, по мнению аналитиков, приведет к ухудшению банковских активов и окажет умеренное влияние на их собственный капитал.

Роман Корнев, директор по анализу финансовых организаций Fitch СНГ, отвечая на вопросы о будущей ситуации на финансовом рынке Казахстана, рассказал Vласти, что с точки зрения валютных позиций, он не ожидает значительных убытков в случае девальвации. «Национальный банк своевременно предоставил валютные свопы банковскому сектору, что позволило закрыть те прорехи, которые возникли у него из-за возросшей долларизации депозитов», - пояснил он.

Первостепенным риском для банковской системы, по словам Корнева, остается девальвация. Нынешний объем валютных кредитов у 14 банков, которые рейтингует Fitch, составляют 14 млрд долларов, 3 млрд из них – неработающие кредиты. Большая часть из них приходится на сектор недвижимости. Именно он ощутит серьезные проблемы, если курс будет серьезно ослаблен.

Риск качества активов, по заверению аналитика, в Казахстане существовал всегда, но девальвация может все только усугубить. «Однако у страны достаточно большие валютные резервы и при желании со стороны властей, поддержка финансовому рынку могла бы быть оказана в достаточном объеме. Этого до сих пор не происходило, возможно, из-за каких-то социальных проблем. Но если бы она произошла, ситуация бы не представляла собой существенную угрозу для банковского сектора», - считает Корнев.

Если же ситуация на финансовом рынке будет сохранять статус-кво, то дальнейшее положение рынка будет зависеть от цен на нефть. Корнев уверен, что если они будут снижаться или оставаться на нынешнем уровне, правительство в любом случае выберет инструмент ослабления тенге. «По факту мы уже наблюдаем его использование с начала 2015 года, пусть и не в больших объемах. Но какой инструмент будет выбран (одномоментный, поэтапный или переход к плавающему курсу - V), больше зависит от политических вопросов, нежели финансового регулирования», - отметил он.

Аналитик отмечает, что в 2014 году банковский сектор в целом, за исключением реструктурированных институтов, показал умеренную прибыльность. В 2014 году, до отчислений под обесценение к средним активам, она немного ослабла, но оставалась на хорошем уровне в 4,5%, отражая высокую маржу в розничном сегменте и приемлемую эффективность затрат. Положительный эффект на стоимость фондирования оказала долларизация, так как ставки по обязательствам в иностранной валюте были ниже, чем в национальной. Чистая прибыль банков была поддержана низкими отчислениями в резервы под обесценение. При этом, есть банки, рентабельность которых была гораздо слабее средней по сектору, на границе безубыточности.

«В 2015 году мы ожидаем роста стоимости фондирования. Кроме того, в 2014 году банки воспользовались возможностью списывать кредиты без уплаты налогов, соответственно, они восстанавливали провизии по работающим кредитам и создавали по неработающим. И это оказывало умеренный эффект на прибыль. В 2015 году такого происходить не будет, резервы по работающей части истощились, а по неработающей их придется создавать. Поэтому мы ожидаем их среднего увеличения. Что будет с банками – зависит от их качества. Более слабые институты рискуют оказаться в умеренных убытках, а более сильные будут, скорее всего, затронуты незначительно», - рассказал Корнев.

Ссылаясь на низкие рейтинги большинства казахстанских банков, аналитик заметил, что они предполагают высокую вероятность дефолта по обязательствам. Причем это касается большинства рейтингуемых Fitch банков. «Теоретически существует множество причин, по которым банку может грозить дефолт, к примеру - отток фондирования. Но мы считаем, что в нынешней ситуации его вероятность ниже девальвационного. Самые существенные риски, по нашему мнению - низкое качество активов и слабая капитализация. Ликвидность мы оцениваем как умеренно положительный фактор, существенных оттоков депозитов из банков не ожидаем. Большинство банковских клиентов уже готово к возможной девальвации, что видно по возросшей долларизации депозитов», - резюмировал Корнев.

Нефтяной и энергетический сектор

Рейтинги, как и состояние нефтяного сектора, во многом будут зависеть от поддержки государства, особенно в отношении национальной компании КазМунайГаз. Главным риском для положения КМГ и нефтяной отрасли в целом, остается возможная девальвация. Она может повлечь за собой рост соотношения заемного капитала к собственному (левериджа), что потребует денежных вливаний со стороны государства.

На конец сентября 2014 года валовый нескорректированный долг КМГ достиг 14,6 млрд долларов. Кроме того, в ноябре КМГ разместил 10-летние облигации на 500 млн долларов и 30-летние облигации на 1 млрд долларов, в рамках среднесрочной программы эмиссии долговых обязательств на 10,5 млрд долларов. Эти цифры указывают на усиление потенциальных рисков.

Нефтедобыча, по мнению аналитиков Fitch, по итогам 2015 года останется в пределах прошлогоднего объема – 80-81 млн. тонн. В дальнейшем она будет расти за счет двух главных проектов – Кашагана с предполагаемой добычей в 18,5 млн. тонн в год, запуск которого планируется в 2017 году, и проекта Тенгизшевройла, принятие инвестиционного решения по которому ожидается в этом году. Он должен увеличить добычу компании на 12,5-15 млн. тонн в год. Кроме того, росту будут способствовать нефте и газопроводы – расширение Каспийского трубопроводного консорциума, увеличение пропускной способности трубопроводов Казахстан – Китай, Бейнеу-Бозой-Шымкент, а также введение КазТрансГазом в эксплуатацию линии С к 2016 году.

Что же касается энергетического сектора, то аналитики оценивают его будущее, как стабильное. Оценка подкреплена высокой вероятностью государственной поддержки предприятий этого сектора, высокими тарифами и умеренным спросом на их продукцию, ожиданием капиталовложений, которые в 2015 и 2016 годах только увеличатся, а также умеренным соотношением заемного капитала к собственному. Однако, как и в случае с КМГ, серьезным риском для сектора является девальвация. Она также может создать сложности с финансированием и потребовать государственной поддержки, чтобы выполнить обязательства перед кредиторами.

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...