Эксперты неоднозначно восприняли итоги первого года работы ЕНПФ

Дмитрий Мазоренко, Vласть

Год назад Единый накопительный пенсионный фонд заявил о завершении консолидации пенсионных активов. 30 марта 2015 года фонд анонсировал предварительные результаты первого года своей работы. Vласть опросила экспертов о результативности ЕНПФ и том, как спустя год его создание изменило экономику Казахстана.

Алмас Чукин, экономист:

Я бы сказал, что сама экономика после образования ЕНПФ мало изменилась. Сильно поменялся фондовый рынок, который практически умер. Для того, чтобы он нормально функционировал, нужно несколько игроков, у кого есть долгосрочные деньги. А они были у частных фондов. Сейчас же игрок на рынке один. И он занял очень консервативную позицию, почти не покупая корпоративные бумаги казахстанских эмитентов.

В целом, я считаю, что ЕНПФ полноценно отработал только полгода, и считать их нужно с момента увеличения вкладчиков в мае или июне до более чем 9 млн. человек. Общая доходность фонда, по моему мнению, ужасная. Это видно даже по моему личному вкладу. Количество активов, которые были списаны после консолидации фондов, составило около или более 20% в виде облигаций обанкротившихся на сегодняшний день компаний. Там действительно была ужасная картина. Из 48 корпоративных облигаций, которые были выпущены на KASE, 42 оказались дефолтными. И это только первичная часть проблем, которая сразу бросилась в глаза после консолидации. В дальнейшем списания могут увеличиться еще сильнее.

Но в последние полгода ЕНПФ показал хорошие результаты работы. Во-первых, что удивило – это сокращение административных расходов в два раза. Это даже не говоря о том, что нагрузка на пенсионные деньги снизилась. Это очень необычная вещь для государственных структур. Во-вторых, доходность в абсолютно чистом виде в более чем 4% или 5% до уплаты налогов, при том, что все деньги лежат в госбумагах, это очень неплохой показатель.

Пенсионные деньги по определению достаточно консервативны и долгосрочны. В Казахстане их вкладывать некуда. Государство может кредитовать только само себя - дать кредит через ЕНПФ или купить гособлигации. А если же говорить о внешних рынках, то для таких денег легких и относительно надежных инструментов не существует. Поэтому, любая новая стратегия ЕНПФ – сомнительна. В долларах сейчас максимальные консервативные заработки – 2-3% годовых, и то, если особо постараться. А если вложиться в простые 10-летние облигации, то доходность будет в размере 1,2-1,3%. ЕНПФ достаточно просто следовать прежней стратегии. Будут что-то новое делать, возникнут риски.

Меня волнует то, куда сейчас тратят выделенные из ЕНПФ деньги. Если бы была возможность изменить качество нынешней государственной корпоративной системы, то после этого я бы направлял эти средства в разумные инфраструктурные проекты, самый простой пример из которых - алматинский аэропорт. Но есть вещи, которые можно делать уже сейчас. Можно было бы направить деньги, к примеру, на развитие системы образования, но ни в коем случае не на действующие госпрограммы в разных отраслях.

Ерулан Мустафин, аналитик Halyk Finance:

В результате консолидации пенсионной системы в ЕНПФ сторона спроса теперь состоит фактически из одного игрока, что противоречит понятию рынка как такового. Ведь, по определению, рыночная цена отражает дисконтированную оценку совокупности мнений относительно финансовых перспектив эмитента и связанных с ним инвестиционных рисков на основе доступной в данный момент информации. В этом смысле, существующий рынок Казахстана потерял свою ценность как инструмент оценки рисков эмитента и эффективности инвестиционных решений. Из-за снижения ликвидности рынка независимые инвесторы потеряли к нему интерес, а вкладчики пенсионной системы – качество своих инвестиций. Для ЕНПФ при выборе инструмента и эмитента для инвестирования отпадает необходимость объективного анализа рисков, так как фонд управляется регулятором.

Как таковой, по крайней мере в открытом доступе, стратегии фонда нет, а есть только инвестиционная декларация, которая имеет рамочный характер с широким диапазоном лимитов. После объединения пенсионной системы изменения в структуре инвестиционного портфеля ЕНПФ остаются пока незначительными. Доля ГЦБ в портфеле также колеблется в диапазоне 45-50%, тогда как доля долгосрочных депозитов в БВУ увеличилась.

Что касается доходности инвестиционного портфеля ЕНПФ, то по итогам 2014 года она составила 6,31%, при инфляции 7.4%. В качестве причины низкой доходности указывалось, что в предыдущие годы бумаги Минфина приобретались по более низкой доходности, а в результате роста доходностей в 2014 году переоценка по этим выпускам ГЦБ была отрицательной. Однако отсутствие конкуренции на рынке управления пенсионными активами не добавляет мотивации ЕНПФ для более эффективного управления, что отражается на низкой доходности портфеля. От этого страдают вкладчики, которые не имеют возможности выбора управляющих для максимизации качества инвестиционных решений.

Мы считаем низкую доходность НПФ формальной причиной консолидации в ЕНПФ. Нужно учесть, что низкая доходность всей пенсионной системы до реформы была отчасти обусловлена жесткими пруденциальными нормативами, стимулирующие, в частности, покупки ГЦБ. Правительство использовало НПФ для финансирования бюджета. Формируя кэптивный спрос, Минфин мог заимствовать большие объемы у НПФ по очень низкой ставке. После кризиса 2008-2009 годов, казахстанская экономика продолжала испытывать нехватку недорого долгосрочного тенгового фондирования, тогда как НПФ просили за долгосрочные инвестиции более высокую доходность для компенсации низкой прибыльности от вынужденного держания портфеля ГЦБ с долей около 50% от всех активов. Теперь объединенные пенсионные активы позволяют правительству концентрированно инвестировать существенную долю портфеля в долгосрочные инфраструктурные проекты. Два года назад, эти намерения также были подтверждены комментариями официальных лиц о цели концентрирования пенсионных активов сразу после принятия решения о ЕНПФ.

Салтанат Джарасова, финансовый аналитик и исполнительный директор Международного центра экономической грамотности:

В целом в экономике Казахстана, а именно на финансовом рынке, произошли структурные изменения. И эти количественные изменения в большей степени коснулись состава игроков на рынке ценных бумаг. Сегодня на фондовом рынке Казахстана их мало, наблюдается дефицит финансовых инструментов, особенно на рынке корпоративных бумаг, вторичный рынок государственных ценных бумаг практически умер. Сейчас говорить об активной роли ЕНПФ как участника на KASE не приходится.

Для банковского сектора пенсионная реформа предоставила возможность через ЕНПФ обеспечить экономику тенговой ликвидностью. Размещая пенсионные накопления на депозитах в банках, ЕНПФ частично снимает вопрос с тенговой ликвидностью.

Более того, покупая на пенсионные накопления казахстанцев государственные ценные бумаги Минфина, ЕНПФ косвенно финансирует расходы государства, закрывая бюджетные «дыры». Можно сказать, что пенсионные активы еще один источник покрытия дефицита госбюджета.

О том, насколько эффективно сейчас работают пенсионные активы, насколько продумана инвестстратегия ЕНПФ, как АО «НИФ» в лице Нацбанка, управляет инвестпортфелем можно судить по финансовым показателям. Хотя средневзвешенная доходность новых инвестиций составила 8,33%, все же доходность по пенсионным накоплениям не превышает инфляционный порог.

По итогам 2014 года доходность активов ЕНПФ составила 6,3%. Хотя цифра в 3 раза выше показателя 2013 года (2,2%). Но это - не есть чистый результат работы самого фонда, не стоит сбрасывать со счетов, что произошла консолидация всех пенсионных накоплений из частных фондов.

Я считаю, что в дальнейшей инвестстратегии ЕНПФ, как и прежде, львиная доля пенсионных активов будет направлена на поддержание ликвидности банковской системы и финансирование дефицита бюджета.

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...