Екатерина Шелякова, мать сына Батырхана Шукенова: «Если вы помочь не можете, то уж камнями не закидывайте!»

Алишер Еликбаев, специально для Vласти,

Фотографии Каната Бейсекеева

Появление Екатерины Шеляковой, матери единственного сына Батырхана Шукенова в эфире российского Первого канала, в ток-шоу «Пусть говорят» стало на прошлой неделе одним из самых обсуждаемых событий в социальных сетях. Алишер Еликбаев, который сейчас путешествует по США, добравшись до Сарасоты, городка во Флориде, где проживает наследник исполнителя, решил встретиться и задать свои вопросы маме Максута Шукенова.

— Хотел бы начать издалека. Расскажите, как вы познакомились с Батыром, когда это произошло? Как вы полюбили друг друга?

— В девяностые годы я жила и работала в Германии, чтобы помогать своей семье. Тяжелые годы были. Мама потеряла работу, двоюродная сестра уехала в Америку, оставила своего ребенка. Я тоже решила не оставаться в Латвии и поехала в Германию зарабатывать деньги.

— Откуда уехали?

— Я родилась в Риге, рижанка. Потом приехала к маме на каникулы, это было в 1994 году. Позвонил мне знакомый диджей с радиостанции, он подрабатывал в одном ночном клубе. Сказал: «Катька! Твоя любимая группа приезжает – «А’Студио». Я же не слушала советскую эстраду, вообще на дух ее не переносила. Но появление такой группы как «А‘Студио», с таким качеством музыки, для меня это было «WOW». Помчалась туда, увидела, услышала их выступление и сказала подружке: «Я никуда не уйду, пока не познакомлюсь с ребятами!» Она посмеялась надо мной и говорит: «Тут таких как ты – тысячи! Пошли отсюда!» и стала тянуть меня домой.

А я просто почувствовала, что это мое, даже не могу обьяснить, словно что-то свыше просило меня не уходить. Батыр уже тогда был суперстар. Но я все же попросила того диджея познакомить нас. Ребятам оставалось три или четыре часа до самолета, мы поехали общаться. Батыр спросил у меня: «Какую музыку ты любишь?» И услышав мой ответ про Стиви Уандера, тут же начал напевать мне на ухо его песни. А потом мы приехали в аэропорт, он говорит: «Я бы хотел, чтобы ты прилетела в Москву, ко мне в гости». Я ответила: «Посмотрим!» Он попросил мой телефон. Конечно, для меня это было что-то невероятное. После этого он стал мне каждый день звонить. Где-то через два месяца я прилетела в Москву в гости, потом он ко мне в Германию летал. Так, в течение двух лет мы друг к другу летали в гости. Германию он очень любил. Вообще Батыр любит, когда все чисто, спокойно, никакой суеты, никакого хамства. Он был восточный человек, но в то же время любил западную культуру, хотя страшный патриот был. Что-то я ушла от темы...

— То есть вы с 94-го года были вместе?

— Да.

— Почему вы так и не оформили ваш брак?

— Я занималась получением немецкого паспорта, если помните, нам в Латвии давали паспорт негражданина, их выдавали русским, и мне эта процедура казалась унизительной, поэтому я решила все-таки получить немецкое гражданство. Это заняло достаточно много времени. А к моменту его получения, уже начались разногласия с Батыром, поэтому до официального оформления брака дело так и не дошло.

— Это какой год был?

— Максутику было 5 лет, это был 2006 год. Батыр предложил мне поехать в Алматы, в Москве дела у него как раз пошли не очень. Учитывая, что отношения уже не складывались, а ребенка я не хотела растить в мегаполисе, предложила ему ехать на родину, а сама отправилась в Юрмалу. Наверное, это была моя стратегическая ошибка, потому что Батыру встретилась молодая и красивая девушка Айгуль, и он попал под ее чары. Тем более, что мама Батырхана, как мне кажется, всегда как-то неосознанно или осознанно хотела, чтобы у него была казахская жена. Хотя, мама часто в гости к нам прилетала, у меня с ней хорошие отношения, она меня любила тоже.

Он женился на Айгуль. Это был 2008 год, а в 2009 году у меня скончалась мама, а кроме нее меня в Латвии никто не держал. Мы с Батыром совместно решили, что в Риге хороших школ нет, Швейцарию и Англию мы не потянем, и что нам с Максутом лучше уехать в США, где жили мои родственники.

— Вы приехали в США отдельно друг от друга?

— Да, я с сыном в сентябре 2009 года. Батыр прилетел в январе 2010. Рассказал, что разводится, предложил снова быть вместе.

— А какие разногласия у вас были? Почему вы разошлись?

— Понимаете, Батыр – очень щедрый человек и я такая же была. Мы не умели обращаться с деньгами, тратили все, что зарабатывали. Он делал дорогие подарки людям, платил за всех в ресторанах. С рождением ребенка я начала немного меняться, у меня появился инстинкт: «все в дом, все в семью». А вокруг Батыра всегда вертелось очень много сомнительных людей, которые раскручивали его на дурацкие проекты, куда он вкладывался деньгами. И я начала ему выговаривать все эти вещи, что пора прекратить тратить деньги впустую. Понимаете, сейчас я не считаю, что была тогда права, но в тот момент считала своим долгом это высказать. Мне казалось, что после его ухода из «А'Студио» ему все время попадались не совсем правильные люди, которым он доверял. На этой почве и начались разногласия. Мы часто начали ругаться.

— Вы были рядом с Батыром, когда он уходил из «А’Студио»?

— Конечно!

— Что на ваш взгляд тогда произошло?

— Как такового конфликта не было вообще, насколько помню. Но мне трудно судить, я западный человек, на Востоке все тоньше. Люди не очень открываются друг другу, многое переносят в себе. Я ведь гастролировала с ними со всеми, видела, что эта болячка в отношениях внутри коллектива уже давно была, хотя никто ее не признавал.

— Трения были между Байгали и Батыром?

— Да, между ними. Я всегда хорошо относилась и отношусь к Боре, но я говорила Батыру: «Эта ваша болячка, она как раковая опухоль, если ее не вырезать, группа может умереть. Сядьте и поговорите открыто!» Но, по-моему, тот разговор так и не состоялся, они оба остались очень закрытыми, и обида друг на друга так и не была высказана.

К тому же в какой-то момент группа перестала активно гастролировать, концерты практически прекратились, Боря отказывался покупать песни у других исполнителей. Денег не было, Батыр хотел работать, у него были амбиции. Поэтому он постоянно выглядел подавленным, пребывал в депрессии. Поэтому уйти из группы было его решением. Я его просто поддержала.

—Это связано со смертью первого ребенка? Я помню, на 25-летие группы «А'Студио» у того же Андрея Малахова в шоу, рассказывалось об этом.

— Да, Батыр тоже в депрессию ужасную впал тогда, все время пропадал в студии. Он музыкой всегда душу лечил. Я по-своему с ума сходила, а он подружился с Пашей Есениным. Целыми днями они с Пашкой записывалсь на студии.

— Говорят, что Байгали обиделся именно из-за того, что Батыр сильно сблизился с Павлом Есениным?

— Не из-за этого. Байгали обиделся, что Батыр был слишком внезапен в своем решении уйти из группы. Он просто не дал ребятам опомниться. Батыр реально считал, что потянет и работу в группе, и сольное исполнение. Думаю, тут повлиял Эрик Чантурия, который уже записал песню с Батыром и снял клип, обещал эфиры. Но это сотрудничество в итоге ничем не закончилось.

— Хорошо, если все эти годы вы были рядом с ним, почему после того, как он развелся с Айгуль, вы так и не оформили ваши отношения? Вы встречались только ради ребенка?

— Наши отношения уже не были супружескими. Но это было даже больше. Батыр для меня был всем: семьей, отцом ребенка, любимым человеком. Вот я, например, могу показать смски за два часа до его смерти (показыет sms на телефоне –V), пишу ему: «Я тебя люблю!», он мне отвечает: «Я тебя тоже!»

Этот дом, который он начал строить здесь, он строил не только для меня и Максута. Он строил его для нас всех. В том числе и для своей мамы. Он мечтал, чтобы она жила тут несколько месяцев в году. Для нее планировалась отдельная комната. Даже джакузи сделали пониже, чтобы ей легче было туда залезать. Думаю, все шло к оформлению брака. Мы поколбасились, поискали счастья на стороне, никто ничего не нашел, думали, что нужно остепениться и быть вместе. Думали взять ребенка из детского дома, строили планы. Мы планировали наше будущее вместе.

— И все эти годы у вас не было ни с кем отношений, кроме Батыра?

— У меня тоже был друг.

— Его сейчас нет? Он местный, в США живет?

— Он местный, да. Мы с ним расстались еще до смерти Батыра. Человек не серьезный оказался.

— Батыр знал о нем? Вы делились такими откровениями?

— Нет. Батыр мне в последнее время рассказывал о своих девушках, о каких-то романах, но у меня он никогда о таких вещах не спрашивал, и я не рассказывала.

— Как часто вы наведывались в Казахстан?

— Раз в год.

— Вы смогли прочувствовать казахский менталитет? В чем особенность наших людей?

— Вы много говорите, мало делаете, если честно. Очень много любят обещать, но мало делать.

— Вот это сейчас обидно было!

— Слушайте, я очень много провела времени вместе с Батыром в компании ваших крупных бизнесменов. За столом было все красиво, мне говорили: «У нас кроме нефти и Батырхана Шукенова ничего нет!» А как только дело касалось поддержки каких-то его творческих проектов, Батыру всегда было очень сложно. Он ведь никогда не жаловался, об этом не говорил, в себе все это переживал. Но вы правы, говорить обо всех поголовно в таком ключе, я не вправе. Были у Батыра несколько преданных друзей, которые всегда приходили к нему на помощь. Хочу упомянуть его друга Каната Ускенова, который единственный нам сейчас звонит каждую неделю, узнает, как мы тут и интересуется, какая помощь требуется.

Должна так же сказать, что Батыр очень любил Казахстан и свое будущее планировал на родине, он даже этот дом, который мы строили, не рассматривал для постоянной жизни. Для него этот дом был местом, где он мог черпать вдохновение.

— А почему вы не хотели переезжать в Казахстан?

— Батыр меня никогда не спрашивал об этом. Только вот однажды тогда, когда Максутику исполнилось пять лет. А потом он уже был со мной согласен, что ребенку лучше доучиться в США.

— Я почему спросил о ментальности казахского народа, то есть вы столкнулись с ней не на шутку на прошлой неделе. Казахи очень не любят, когда выносят сор из избы. Фактически, Россия — другое государство, а Батыр является нашим символом, казахским. И случилось то, что случилось — вы пошли на передачу к Андрею Малахову. Кто вас надоумил?

— Программа получилась так: когда Батыр ушел из жизни, где-то в конце мая, мне позвонил Руслан, директор Батыра из Москвы, говорит: «Катя, я не знаю, что мне делать! Скоро 40 дней будет и до меня дошли слухи, что Малахов собирается какую-то передачу делать. Там опять эти мнимые друзья, которые Батыра на самом деле недолюбливали, вдруг распихивая всех локтями, лезут в экран. У тебя есть какие-нибудь мысли по этому поводу?» Я говорю: «Давай я Наташу найду, продюсера передачи, и спрошу, что происходит?» Я позвонила Наташе, и она в тот момент задала мне вопрос: «Катюша, как у тебя жизнь? Что у вас происходит?» И я совершенно без задних мыслей все рассказала, в слезах и соплях, о том, что мы остались без жилья, что я не знаю, где мы будем жить, хотя я дала Максуту обещание не увозить его из США, но не знаю, как сдержать свое слово. Наташа тут же прислала журналиста с камерой из Майами, который заснял весь переезд.

—То есть переезд был давно снят?

— Да, полгода назад! Отложили видео в долгий ящик. Потом начали звонить продюсеры программы «Пусть говорят» и спрашивать, как мы тут, решилось ли что-то с жильем, я ответила, что по-прежнему живем у друзей в одной комнате! И они решили делать эту программу, и мне сказали, что она выйдет в эфир, несмотря на то, приеду я на программу или не приеду! Поэтому я решила лететь! И директору фонда Батыра Олжасу Байканову я рекомендовала лететь, потому что знала, что дела со сбором денег на выпуск новых записей Батырхана идут со скрипом.

— Меня немного смутил ролик Максута, якобы он прислал на программу видеообращение к Андрею Малахову с просьбой о помощи? Зачем вы это сделали?

— Это была идея шеф-редактора программы!

— То есть не ваша?

— Нет, и я, и Максут были против. Но через три дня мы согласились.

— Говорят, в программе было много лжи?

— Я так не считаю. Но мне резало слух слово «бомж». Но как вы понимаете, это телевидение и всем хотелось сенсации.

— Может при монтаже какие-то важные детали пропали?

— Психолог довольно долго рассказывала, что в 14 лет не стоит вытаскивать ребёнка из среды. Вот эта часть пропала, ну и директора Руслана практически полностью вырезали, хотя он много чего дельного сказал. Севаре Назархан тоже не дали полностью высказаться.

— В начале программы вы говорите, что приехали просто поговорить о Батыре, его творчестве, ни о чем не просить. А в конце прозвучало ваше обращение к меценатам?

— Ну, я же не телевизионная звезда, подошел Андрей, сказал, раз у тебя такой шанс есть, обратись с просьбой. Вдруг кто-то найдется! Я подумала: почему бы и нет. И сейчас повторюсь, дом чудесный, его проектировал Батыр. Вы же называете его своим достоянием. С ним по скайпу согласовывалось все: от цвета стен до мебели. Купите его для себя, оформите его на свое имя, дайте Максуту пожить там и закончить школу через четыре года. Больше я ни о чем не прошу.

— Для большинства казахстанцев и сумма в 8000 долларов, которую отправлял вам Батыр ежемесячно, тоже кажется гигантской!

— Сумма тоже преувеличенная. Три тысячи уходили на аренду дома. На двоих с Максутом у нас оставалось около пяти тысяч. Кто жил в Америке, знает, что это небольшая сумма для двух человек. Мы оплачивали лизинг машины, электричество, расходы на школу, страховки. Обычные траты. Я работаю, получаю 1300 долларов в месяц, этого хватает на карманные расходы, но не более того. Мне 50 лет, без мастерской степени я вряд ли смогу в США зарабатывать больше.

— Кстати, я не видел агрессию по отношению к вам со стороны Бауржана Шукенова, брата Батыра, и со стороны Олжаса. Они с большим пониманием отнеслись к вашей ситуации. Обещали помочь. Может, не стоило все-таки к Малахову ехать?

— Я очень люблю Бауржана. Мы могли с ним разговаривать ночами напролет. И Олжаса я тоже ценю. Они очень хорошие и порядочные люди. Сейчас отношения с ними напряглись, но я понимала, что если в фонде Батыра собрано всего полторы тысячи долларов и за полгода мы никак не решили проблему с жильем для нас с Максутом, надо что-то делать. И появление в программе у Андрея Малахова действительно выступило толчком для всех этих процессов.

— Ну, может вопрос с жильем для вас не решался, потому что для нашего народа Батыр — отдельно, вы с Максутом — отдельно?

— Это, наверное, самая большая ошибка. Батыр был с нами все эти годы. Мы ездили вместе отдыхать: в Норвегию, в Юрмалу, в Лондон. Он прилетал в США. Мы не представляли отдыха друг без друга. Все остальное время я находилась рядом с нашим сыном. Впервые за 15 лет нам удалось отдохнуть друг от друга только в прошлом году, когда Максут поехал с отцом в Казахстан. Поэтому не понимаю, почему в глазах общественности мы стали вдруг чужими друг для друга.

— Может потому что ваш брак официально не был оформлен и большинство людей вообще не были в курсе вашего существования?

— Может быть! Но всем своим друзьям и на встречах он всегда представлял меня супругой.

— Или может быть потому, что народ удивился, что их кумир был женат не на казашке?

— Максут тоже так считает! Я никого не хочу осуждать.

— Хорошо, вы читали комментарии после выхода программы в эфир?

— Да, я очень сильно расстроилась, проплакала несколько дней. Я очень чувствительный человек, меня такие вещи очень расстраивают. Наверное, Батыр во мне что-то нашел такое, раз двадцать лет он был рядом с нами. И, наверное, я не такая сука, раз за два часа до смерти он писал мне, что любит? Была бы я такой корыстной, точно бы догадалась оформить наши отношения.

Я все сделаю ради Максута. Это был наш с Батыром долгожданный ребенок. И теперь у меня совсем никого нет, кроме него. Была бы мама или папа живы, я бы просто вернулась в Латвию. Но там уже давно у меня никого нет. У меня такое ощущение, что меня просто оторвали. Я листик с дерева, меня ветер понес. Я понимаю, что взрослая женщина, что пора бы уже на ноги встать, но Батыр для меня был больше, чем мужем, понимаете? У меня нет родителей, нет сестер, нет братьев, нет поддержки. Все равно у женщины должен быть какой-то тыл. Вот Батыр был для меня этим тылом. Мы вместе делали общее дело, никогда я не шла Батыру наперекор, ни в чем. Поэтому я прошу всех, кто пишет обо мне гадости: пожалуйста, если не можете мне помочь, камнями хотя бы не закидывайте.

Путешествие Алишера Еликбаева по Соединенным Штатам Америки проходит при поддержке Генерального консульства США в Алматы и приурочено к 25-летию взаимоотношений между США и Казахстаном. В течение всего следующего года на нашем сайте выйдут 12 интервью с казахстанцами, которые живут в США и пытаются там состояться. Путешествие стартовало 19 октября в Бостоне и закончится в Сан-Франциско в конце ноября. Коммерческие партнеры путешествия: Altyn Bank, Hyundai Auto Kazakhstan, KFC, Hardee's, Centras Insurance.

Журналист, фотограф

PR-специалист, блогер, журналист

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...