«Нам было стыдно говорить при нём по-казахски». Друзья и родные вспоминают Герольда Бельгера

Пётр Троценко, Vласть

Фото Жанары Каримовой

Вечер памяти писателя и переводчика Герольда Бельгера, который состоялся в пятницу в алматинском Доме дружбы, не был овеян трагизмом неизбежного или горечью утраты. Наоборот - все собравшиеся в этом небольшом зале, чувствовали то, что принято называть светлой печалью. Герольд Бельгер ушёл всего год назад, но он прожил долгую, достойную жизнь, оставив после себя богатое наследие, и нам ещё только предстоит оценить в полной мере всё, что написал, о чём говорил и думал этот человек.

Вечер был организован силами немецкого культурного центра, который с помощью школьников и актёров немецкого театра составил ретроспективу жизни Герольда Бельгера, пунктиром рассказав о его пути от мальчика из маленького северного аула, до известного писателя, которого многие называют совестью казахского народа.

Герод Бельгер родился в 1934 году в городе Энгельс Саратовской области, или, как она тогда называлась, Автономной ССР немцев Поволжья. Впрочем, эту родину пришлось вскоре оставить - началась война и всех немцев было решено депортировать из Поволжья в Казахстан. В 1941 году семья Бельгеров оказалась в Северном Казахстане, где им пришлось начинать жизнь заново.

«Небольшой казахский аул на правом берегу обрамленного тугаями Ишима – Есиля сыграл исключительную роль в моем становлении и всей дальнейшей моей судьбе. Все самое светлое, доброе, чистое и искреннее, возвышенное и благородное моего детства, отрочества, юности связано с родным аулом. О том я писал не раз. Аул, Есиль, Каменный брод, березовые колки, приречный тугай, ширь степей, – в сущности, – мои истоки, дивные приметы моей милой Родины», - с выражением читает воспоминания Герольда Бельгера юноша лет 16-ти.

Среди гостей этого вечера сидит пожилой мужчина в форме с генеральскими погонами - это Алимжан Ахмадин, младший друг детства Герольда Бельгера. Несколько лет они ходили в одну школу в селе Ленино, а потом поддерживали дружеские отношения на протяжении последующих семидесяти лет.

«К нашему стыду, он лучше нас, казахов, разговаривал на казахском языке, даже мне было стыдно разговаривать при нём по-казахски, - вспоминает Алимжан Ахмадин. - Наверное, вы уже сами убедились в этом по его произведениям. Я проучился в этой школе до 8 класса, потом переехал в Караганду, где продолжил образование, но связи с друзьями не потерял и продолжал общение с Герой. Он отправился в Алматы, закончил институт, начал свою творческую работу. Я же по своей службе трудился во многих регионах Казахстана, учился в Москве, а 90-х годах я был направлен в министерство МВД и снова встретился со своим родным другом Герой. Нельзя сказать, чтобы мы часто встречались - он был очень занят своей писательской работой, я тоже был занят по службе, но мы всегда созванивались, интересовались делами друг друга. До последнего момента я поддерживал с ним связь».

Алимжан Ахмадин рассказывает, как однажды решил написать биографическую книгу и Герольд Карлович, изучив книгу друга, написал к ней предисловие:

«Я старше него года на три, помню его при казахской средней школе… Он тихий, скромный, послушный, старательный. Ни за что бы я не подумал тогда, что он станет генералом. Да и он вряд ли предполагал, что из немiс бала выйдет писатель… Ну а мы с ним получается, жили в одно время, дышали одним воздухом, пили одну воду, учились у одних учителей, играли в одни игры и чувства, как явствует из его книги, испытывали схожие».

К микрофону вышел культуролог Мурат Ауэзов. Он провел параллели между Абаем и Бельгером, говоря, что этот писатель как никто другой прочувствовал всю нелёгкую судьбу казахского народа, разделив вместе с ним многие невзгоды и страдания.

«Чудовищная депортация, маленький мальчик попадает в очевидно бедствующий народ - коллективизация, репрессии, война. И вот переплелись две беды - маленького немецкого мальчика и казахского народа… Герольд Карлович Бельгер - личность всемирного значения. Он как никто другой знал и понимал Абая! Таких людей очень мало, но всё же их сохраняет сама судьба для высокой миссии. Абай тоже был человеком-мессией. Накануне трагичного для казахов XX века он их готовил к тому, чтобы они вошли в новое время просвещёнными, знающими, серьёзно думающими о себе. Герольд Карлович накануне распада, отторжения человека от культуры, говорил: «Казахи, где ваше чувство достоинства, почему вы становитесь присутствующими в этой жизни, а не формирующими её?»

Выступила Ирина Ковалёва, дочь Герольда Бельгера. В настоящее время она изучает богатые архивы отца, работает над их сохранением.

«Я не буду говорить, что этот год был годом утрат и потерь, но он был годом проб и ошибок. Сейчас я занимаюсь колоссальной работой с его архивами - видео, аудио. Пять дней подряд я наслаждалась беседами о казахском языке. Там есть огромный фрагмент, где они с Ильёй Синельниковым (казахстанский поэт и писатель - V) спорят о крыле беркута и отец называет на казахском языке порядка двадцати наименований крыльев беркута. Ещё хочу сказать, что отец мне очень часто снится. И если эти сны соединить в одну линию, я за него очень спокойна. Он постоянно мне снится в той самой профессии, в том самом деле, которым он занимался - во всём белом, непременно с пером, постоянно возглавляет какое-то издательство».

Уже под занавес вечера председатель ассоциации немцев Казахстана Александр Дедерер сказал, что творчество Герольда Бельгера — великое наследие, которое требует постоянного внимания к себе.

«Я не думаю, что он хотел, чтобы его превратили в идола. Я думаю, что мы должны оставить его в своей памяти, в своих сердцах таким, каким он был при жизни - мягким, добрым, душевным. И это наследие на самом деле важно и необходимо его не только собирать, но и поддерживать, передавать из рук в руки. Человек, который собрал в себе три духовных начала. Он всегда говорил: «Я интересен, как казахский писатель? Нет. Я интересен, как русский писатель? Нет. Я интересен, как немецкий писатель? Нет. Я интересен, как человек, вобравший в себя три языка и три культуры». И действительно, просто уникальное явление в нашей жизни. Только познавший боль человек способен принять чужую боль, развить в себе чувство сопереживания. И когда читаешь его романы, чувствуешь, что каждое его слово обращено лично к тебе. Это говорится о тебе, о твоей жизни».

Фоторедактор интернет-журнала Vласть

Журналист

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...