Телеобзор: Тоска по «Родине»

Маргарита Бочарова, Vласть

Еще совсем недавно мы сетовали на то, что отечественные ток-шоу чрезвычайно далеки от текущей повестки дня и совершенно не горят желанием выступать в качестве площадки для профессионального экспертного сообщества. В марте, аккурат перед выборами, Первый канал «Евразия» решил это обстоятельство исправить и презентовал первое на канале русскоязычное ток-шоу под названием «Родина».

Шоу с патриотичным названием, как это принято у «Евразии», заслужил от его создателей самых смелых эпитетов: «Такого честного, провокационного и народного проекта еще не было», утверждают они. Главный редактор канала Елена Кливец тоже не стала стесняться: «Проект Родина - это такая дискуссионная площадка, где мы позволяем шуметь, кричать, перебивать друг друга». Уверена, внимательный телезритель на этом моменте покривил бы губами и покачал головой – наши люди, приходя на ток-шоу, орут лишь в том случае, если им сделали неудачную пластическую операцию или речь идет о дележке однокомнатной квартиры в Талгаре. Алексей Шахматов подтвердит.

Но на деле оказалось, что на ток-шоу «Родина» действительно можно повышать голос и не уважать собеседника. Самое примечательное, что чаще всего этой привилегией пользовались отнюдь не гости студии, а ведущие «Родины». Их у ток-шоу трое. Думается, как раз для того, чтобы дискуссионная площадка и вправду состоялась в условиях крайней пассивности основной части аудитории подобных шоу.

Для первого выпуска была выбрана тема, которая за последние годы стала на телевидении практически классической – кризис. Трое ведущих – Руслан Смыков, Святослав Тарасов и Дарья Клебанова – с первых минут старательно изображали накал страстей в студии, потому что, как выяснилось, придерживаются диаметрально противоположных точек зрения. Полемика ведущих на самопроизвольную, мягко говоря, не тянула, но если весь этот спектакль в итоге разговорит зрителей в студии, то почему бы и нет?

Тарасов начал предсказуемо: «...в кризисе ничего не может быть хорошего – люди страдают, теряют деньги и, самое главное, неопределенность. Вот самый большой минус кризисов». Смыков наиграно парировал: «Всегда вызывает небольшую улыбку вот эта вот позиция – во всем винить кризис, во всем кого-то винить, во всех своих бедах. Закончились деньги – кризис. Нет образования – кризис. Ребят, надо как-то начинать с себя, я так считаю». Его соведущий не собирался так просто сдаваться: «Между прочим, в кризис единицы наживаются. И то случайно. А большая часть людей все-таки теряет деньги!». Смыкову не оставалось ничего кроме как театрально воскликнуть: «Ну вот это уже популизм, Святослав!».

Диалог этот взаправду подвиг к выступлению только певицу Айжан Нурмугамбетову, которая немедленно ударилась в воспоминания о том, как нелегко ей было в предыдущие кризисы. После этого высказать свое мнение по повестке дня с радостью вызвалась та самая Елена Кливец, которая обнаружилась тут же, в зале. «Кризис у нас в головах, и кризис – это всегда повод ничего не делать», - решительно заявила она. А потом поспешила поделиться, что, изучив некие философские трактаты, пришла к удивительному открытию, что слова «кризис» и «возможность» по смыслу чрезвычайно близки друг к другу. Что-то знакомое, не правда ли?

Диалоги журналистов и редакторов Первого канала в духе «сам с собой» не оставили равнодушным приглашенного на шоу журналиста Дениса Кривошеева. «На самом деле, кризис в головах у тех, кто считает, что кризиса не существует, и считает, что это возможности», - заявил он, даже не пытаясь скрывать свое мнение об уровне дискуссии. Кривошеев, сидевший в первом ряду рядом с ангельского вида бабулькой в белой шали, заговорил о том, что экономический кризис, в первую очередь, бьет по беднейшим слоям населения. Смыков неожиданно запротестовал: «То есть вы делите сейчас людей на род, на высшие и низшие? Вы это серьезно сейчас?». В этот момент наш телезритель уж наверняка снова бы скорчил недоумевающее лицо. Журналист, отрицающий разделение общества по принципу имущественного неравенства, то ли действительно очень наивен, то ли перегибает палку в отчаянных попытках вызвать хоть какую-то реакцию сидящих в студии. Ни то, ни другое Смыкова не красит, да.

«А вы считаете, что люди от природы все равны? Мы что при коммунизме живем что ли?» - прозвучало в ответ от Кривошеева. Журналист, удивленный реакцией на безобидное, казалось бы, заявление, решил объяснить ведущему свою мысль практически на пальцах. Точнее, на личностях. Указывая на ведущих, он сказал: «Вы совершенно не равные. Вы на площадке равны, в отдельно взятом случае, но в жизни вы не равны». Смыков возмутился: «С чего вы это взяли?». Кривошеев, улыбаясь: «Я взял из истории... вы потенциально не равны в принципе». Разволновавшегося ведущего осадили (читай: перебили) коллеги, и дискуссия о равенстве благополучно завершилась.

Тем не менее, о беднейшем слое казахстанцев снова зашла речь в самом завершении программы, и уж тогда стало понятно, почему Смыков так неравнодушно относится к этой теме. Слово из зала попросила пенсионерка и, вопреки ожиданиям, не стала жаловаться на свой уклад жизни. Оказалось, намного больше пожилую женщину заботила нынешняя молодежь. Особенно она сопереживала молодым людям, приезжающим из Тараза в Алматы в поисках работы. «Основная часть молодежи устраивается в торговые центры. Они работают по 15 часов! Я была возмущена, потому что рабочий день – 8 часов. По 15 часов они стоят на ногах!», - женщина пыталась перекричать многочисленные реплики из зала.

Одним из этих голосов был голос Смыкова, который в итоге и перекричал всех остальных. В завершении программы ведущий не удержался от того самого крика души: «Сказать вам, сколько я работаю? 25 часов в сутки! Сказать вам, когда я начал работать? В 13 лет. Знаете, какую первую зарплату я получил? Еду. Первые два месяца я работал за еду!». И чуть погодя, понизив тон, грустно добавил: «Я получил 2 тысячи тенге».

Ну, и кто в итоге не посочувствовал ведущему? Разве что те таразские ребята, которые по 15 часов в день обслуживают искушенных алматинцев из высших слоев.

Фото с сайта freepik.com

Свежее из этой рубрики
Loading...