«Тотальный диктант»: элитарность в массы

Маргарита Бочарова, Vласть

В субботу в Алматы во второй раз прошла акция «Тотальный диктант», в которой приняли участие 319 горожан. Vласть поговорила с организаторами этой инициативы, чтобы выяснить причину ее растущей популярности, а заодно узнала у ценителей казахского языка, почему «Тотальный диктант» пока невозможно провести на государственном языке.

В минувшую субботу «Тотальный диктант» прошел в 9 населенных пунктах Казахстана, среди которых даже один поселок в Акмолинской области. В южной столице популярность акции превзошла все ожидания организаторов, которым в срочном порядке пришлось открывать еще одну площадку для 100 желающих за несколько дней до самого диктанта. Молодые люди, взявшиеся за организацию «Тотального диктанта» в Алматы, не исключают, что на третий год количество участников может приблизиться к 1,5 тыс человек.

Данияр Сабитов, координатор по связям с общественностью, предполагает, что причина, которая побуждает людей испытывать себя на площадках «Тотального диктанта», одна: «У всех людей внутри есть встроенный аппарат, который отвечает за прекрасное, за правильное, за доброе. И человек знает, что он получит «двойку», но все равно идет, потому что хочет быть сопричастным». Ощущение сопричастности, по его словам, в данном случае обретает принципиальное значение. Особенно в условиях нашей страны.

«Казахстан – это же огромная страна, очень большая. И мы же ничего не знаем про других! У нас, положа руку на сердце, даже нет ощущения, что люди, которые живут в других городах – это тоже Казахстан. А вот такие большие проекты, которые связывают, они показывают, что мы находимся в одном культурном пространстве, что у нас есть общие знакомые, общие коммерческие компании, одна и та же логистика, одни и те же проблемы <...> Такие проекты нужны для того, чтобы стягивать в какую-то одну точку понимание казахстанцев как казахстанцев», - объясняет он.

Кроме этого, в ходе «Тотального диктанта» формируются социальные связи и более низкого порядка: «... у нас такой дефицит интеллектуального общения, что такие проекты как «Тотальный диктант» - это возможность создавать пресловутый социальный клей, чтобы люди, которые разделяют одни и те же идеалы и ценности, объединялись», - делится мыслями Сабитов.

Одними из принципов международной акции являются открытость площадок для всех желающих и ее тотальная бесплатность. Однако помимо этого алматинская команда организаторов «Тотального диктанта» не обошла стороной и еще один важный для казахстанцев момент: «У нас нет связей с государственными органами, мы никогда с ними не работали. Принцип алматинского штаба «Тотального диктанта» - аполитичность. Мы не сотрудничаем ни с казахстанскими, ни с российскими госорганами. Наш акимат к нам не обращался, но к нам обращалось Россотрудничество в лице Генконсульства в Алматы, и мы решили с ними не сотрудничать», - рассказывает городской координатор акции Данияр Бексултан.

«Мы подумали, зачем идее грамотности придавать флер, что это именно российский проект? Мы решили, что говорим именно о грамотности - даже не о русском языке! Мы со своей спецификой решили для себя этот момент более четко обозначить. Мы это делаем не ради русского языка, а ради грамотности. И ради развлечения», - продолжает Сабитов.

По-настоящему «грамотными» в Алмате оказались, к слову, всего 6 человек - именно столько работ команда филологов оценила на «отлично». В этом, вероятно, кроется еще одна причина того, почему люди идут на «Тотальный диктант» - уж очень хочется оказаться в числе этих избранных! Данияр Сабитов с удовольствием рассуждает на эту тему: «У нас не артикулируется мысль о том, что правильная грамотная речь и красивое письмо - атрибуты элиты <…> «Тотальный диктант» - это один из тех импульсов, которые собственно и проводят идею об элитарности. Ты можешь быть даже не супербогат, но интеллектуально ты относишь себя к элите. Манера речи, лексикон, форма написания - это то, к чему мы должны будем еще прийти. Мы это растеряли».

«Тотальный» казахский

В общественном пространстве Казахстана об инициативе организации подобной акции на казахском языке пока никто не заявлял. Журналист-блогер Оркен Кенжебек объясняет это просто: «По степени важности популяризация культуры грамотности пока уступает важности просто говорить на казахском языке». Он подчеркивает, что сегодня мы даже «не можем определить, сколько слов нужно знать, чтобы нормально говорить на казахском». Тем не менее, наш собеседник не сомневается, что «диктант» на казахском языке сможет вызвать большой интерес у казахстанцев.

С ним соглашается и Земфира Ержан, сотрудник Казахского научно-исследовательского института культуры и главный редактор kieli7su.kz: «Если в казахстанском обществе будет и дальше расти понимание важности государственного языка, то участие в такой акции для многих может стать, в первую очередь, выражением уважения к языку. На мой взгляд, основной смысл «Тотального диктанта» в таком случае будет заключаться не столько в выявлении уровня грамотности, сколько в демонстрации своих намерений бережно относиться, заботиться, оберегать пространство казахского языка».

Однако Ержан не исключает и прямо противоположного развития событий, когда акция может быть воспринята «как если бы было предложено написать контрольную по химии или физике именно в то время, когда все знания по этим школьным предметам оказались прочно и надежно забыты». Кенжебек, в свою очередь, озвучивает другую проблему, которая может стать главным камнем преткновения: «Перед этим нужно систематизировать орфоэпические, орфографические, толковые словари в одно целое, какой-то золотой стандарт нужен, чтобы с этим все согласились и следовали. Один простой пример: в школе нас учили что, «сұхбат» (интервью) пишется с буквой «х», а теперь в новых словарях – «сұқбат» (то есть, вместо «х» уже «қ»). Мне уже удобно писать по старинке, хотя это сейчас считается ошибкой по теории».

Земфира Ержан обращает внимание и на то, что на сегодняшний день грамотность не является в Казахстане актуальным трендом. «Кроме того, казахская грамотность в целом, как культура речи, не ограничивается ведь только корректным правописанием. Она предполагает также правильное произношение. Об этом почему-то часто забывают. Ныне даже на отечественном радио и телевидении, которые должны формировать стандарты грамотной орфоэпии, приходится слышать (порой даже грубое) искажение норм казахского произношения», - добавляет она.

Между тем, эксперт убеждена, что возможностей привлечь внимание к грамотности, как важнейшему качеству культурного общества – огромное множество. И организаторы «Тотального диктанта» в Алматы, кстати, также открыты к любым предложениям, направленным на это благое дело: «Если у вас есть желание и возможности провести «диктант» на казахском языке, мы будем рады, мы, возможно, даже примем участие и обязательно поможем советом, расскажем о методологии проведения такой акции».

Фото предоставлено организаторами "Тотального диктанта" в Алматы

Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые