Медиатор Ирина Виговская: «Некоторые споры можно решить буквально за день»

Маргарита Бочарова, Vласть

Фото из личного архива героя

Профессиональный медиатор с международной аккредитацией, директор Казахстанского Центра медиации в интервью Vласти рассказывает о том, почему 5 тыс тенге - это несерьезные деньги за работу медиатора, в каких случаях к урегулированию супружеского конфликта можно привлечь маму, и с кем приходится советоваться медиатору, если он рискует потерять свою нейтральность.

Когда медиация появилась в Казахстане? Это произошло, когда появился закон, в 2011 году?

С медиацией работали и до этого. И хочу сказать, что работали несколько организаций, развивали это направление. Союз потребителей Казахстана, например. Были и единичные люди, которые интересовались и действительно позиционировали себя в качестве медиаторов. Насколько я знаю, сейчас по новым правилам гражданско-процессуального кодекса даже сами судьи могут проводить процесс медиации. Но говорить о том, что медиация сейчас очень широко применяется, еще рано, потому что закону всего 5 лет. Я знаю, что у нас по Казахстану ориентировочно 39 или 42 центра медиации.

С чем было связано принятие закона?

Было очень много факторов: и перегруженность судов разного рода спорами, и поиск новых методов и подходов к разрешению спорных, конфликтных ситуаций и мировая практика.

Что мешает развитию медиации сейчас?

Наверное, малое информирование населения. Не все еще знают, что такой подход есть. Второй вопрос, могут ли люди платить за услуги медиаторов. Думаю, со временем людям будет более понятно, потому что огромная работа проделана в законодательной сфере, внесены изменения в несколько кодексов. С точки зрения законодательства я не вижу особых препятствий для развития медиации.

А насколько профессиональны люди, которые занимаются медиацией в Казахстане? Должны ли они получать специальные лицензии?

Это не лицензируемый вид деятельности. Представьте, что появилась новая профессия. Естественно, есть люди профессиональные, есть начинающие. Со временем качество будет улучшаться.

Услуги медиаторов предоставляются гражданам на платной основе?

И на платной, и на бесплатной основе. Бесплатно - для малоимущих слоев населения. Некоторые начинающие медиаторы тоже предоставляют свои услуги на безвозмездной основе.

В законе это никак не регламентировано?

Понятия прайс-листа, конечно, нет. По той простой причине, что, как и в любой организации, на разные виды услуг разные могут быть суммы оплаты. От чего в медиации зависит оплата? От сложности спора, от количества сторон. Это может быть две стороны, а может быть 29. Поэтому говорить о том, что это будет стоить 5 тыс тенге - несерьезно, если у вас 29 сторон, и работают два медиатора. Кроме этого, есть затраты на проведение медиации: помещение, расходные материалы, привлечение переводчиков при необходимости. Я считаю, что регламентировать это нереально.

Насколько в целом оправдано регулировать деятельность медиаторов?

Сейчас создана Ассоциация медиаторов Республики Казахстан. Ассоциацию создали несколько Центров медиации. Одной из целей создания Ассоциации как раз и является регулирование деятельности медиаторов и Центров медиации.

То есть пока центры медиации в Казахстане по сути представляют собой разновидность бизнеса?

Нет, это некоммерческие организации, которые не извлекают доход, но все деньги направляют на развитие организации. При этом медиатор может работать и самостоятельно. Он становится на учет в налоговую, и если он получает доход, он, как положено, платит налог. Это как раз контролируется, кстати. При этом говорить о том, что медиация - только благотворительность, неправильно. Люди обучаются, платят за это деньги, работают, профессионализируются, затрачивают свой труд, свою энергию. Они должны же за это что-то получать. Поэтому, да, это оплачиваемая работа, и я считаю, что это нормально. Я работаю с другими странами Центральной Азии и замечаю, что если много проектов социальных, донорских, люди начинают расслабляться, ждать помощи извне, а сами ничего не вкладывают. А если человек платит, то он чувствует и свою ответственность.

А есть ли в принципе проблема с финансированием центров медиации в Казахстане?

Центры медиации не финансируются государством. Они существуют исключительно за счет самофинансирования. Вопрос сейчас стоит о том, возможен ли в медиации такой вариант, как в адвокатуре: есть адвокаты, услуги которых человек получает в любом случае, а оплачиваются они из государственного бюджета. Эта же практика рассматривается и относительно услуг медиатора в том случае, если речь идет о человеке неплатежеспособном, но который хочет воспользоваться услугами медиатора. Пока все это на усмотрении самих центров. Если мы видим, что человек не может платить, а мы можем провести процесс, то иногда делаем это на бесплатной основе.

Кто в Казахстане может стать медиатором?

К медиаторам в законе есть определенные требования. Это обязательно высшее образование, человек должен быть не моложе 25 лет, то есть иметь определенный опыт, высшее образование, отсутствие или погашенная судимость и т.д. Естественно, для того чтобы быть медиатором, нужно иметь желание, чтобы двигаться в этой профессии, потому что, как и в любой профессии, медиация - это постоянное обучение. Медиация бывает в очень разных сферах. Навыкам медиации можно научиться, но другое дело, если человек сам по себе конфликтный, ему сложнее, конечно, стать медиатором.

Разделяете ли вы мнение о том, что требования к медиаторам в Казахстане довольно поверхностные? Действительно ли не существует механизма жесткого отбора?

На самом деле сейчас как раз идет работа над пирамидой компетенций медиатора. Это опять же процесс становления профессии. Но что мы подразумеваем под жёстким отбором? На самом деле, у человека бывает иногда внутренняя способность к разрешению споров, конфликтных ситуаций. Как это измерить? Если говорим о жестком отборе, должны быть четкие критерии. Значит, их нужно разработать, правильно? У медиаторов работа сложная, необходимо много знаний, и критерии будет намного сложнее разработать. Здесь, я считаю, отбор должен делать сам рынок.

А какие конфликты представляют для медиаторов наибольшую сложность, на ваш взгляд?

Мое субъективное мнение, что самые сложные конфликты - семейные. Там очень много эмоций, очень много нюансов, очень много связок. Здесь кроме навыков нужно иметь огромное терпение. Одна из компетенций медиаторов - быть беспристрастным, быть нейтральным, не оценочно судить людей. Это достаточно сложная профессия. Все думают, вот пришел человек, быстро «разрулил» конфликт… Далеко не факт. Медиатор должен уметь делать оценку рисков, финансовой стороны, правовой стороны, уметь работать при высоком накале эмоций сторон. Медиация действительно находится на стыке нескольких профессий. Я, например, не согласна, что медиаторами должны быть только юристы. Есть вещи, которые можно делать совместно с медиатором-юристом, медиатором-психологом, медиатором-финансистом.

Каких споров больше в вашей практике?

Обычно очень много семейных споров, много обращений по коммерческим конфликтам - это отношения между собственниками бизнеса, между бизнесом и партнерами, бизнесом и поставщиками. Иногда обращаются по трудовым спорам, но меньше.

Всегда ли процедура медиации успешна?

Нет, конечно. Это не панацея от всех болезней. Есть специальные техники, когда мы смотрим, медиабельный это случай или нет. Потому что в определенных ситуациях медиация просто не возможна или неприемлема. Например, если человек недееспособен. Обращения по поводу наследства, когда истекли все возможные сроки. Или одна из сторон категорически не соглашается на медиацию. Здесь мы никого заставить не можем. Или конфликт зашел слишком далеко, и мы видим, что здесь медиация может не принести желаемых результатов. Но должна сказать, что мы все же беремся за большую часть дел, с которыми к нам приходят.

Вы говорите больше о предварительной оценке ситуации, а если говорить о том, сколько споров, за которые вы взялись, завершились нахождением компромисса…

Это ориентировочно 80%. Я считаю, что это очень хороший показатель. Если брать международную практику, я знаю, что в Сингапуре это 89%.

А если человек по окончании процесса медиации остается недоволен…

Если человек недоволен результатами медиации, он имеет право не подписывать соглашение. Это либо может быть немедиабельный случай, либо стороны не нашли те варианты, которые для них максимально приемлемы, либо возможен еще такой случай, что люди изначально не до конца проговоривают, не озвучивают все нюансы.. Умалчивают о каких-то деталях, а потом, оказывается, что медиатор виноват… Нужно понимать, что существует ответственность сторон, а не только медиатора. Важно ведь очень четко формулировать конечный результат. В медиации очень маловероятно, чтобы человек оставался недоволен. Ведь у медиаторов есть инструменты, позволяющие, например, протестировать достигнутое соглашение на исполнимость и реальность, доработать его.

Насколько часто к вам приходят люди, которые не могут четко сформулировать то, чего хотят?

Очень часто бывает, что люди не могут до конца сформулировать конечную цель медиации. И в принципе это понятно - есть позиция, а есть интересы. Есть люди, которые меняют свое решение. Но бывают и такие скрытые интересы у сторон, когда руками медиатора люди пытаются продавить свою идею.

Какие обязательства берет на себя медиатор, когда к нему приходит человек, который желает урегулировать спор?

Есть договор на проведение процедуры медиации, где и прописаны все ответственности сторон. Туда, конечно, включают все, что прописано в законодательстве - конфиденциальность, беспристрастность. Мы отвечаем за три основных момента - процесс медиации, отношения со сторонами и содержание - как мы проводим процесс медиации.

Как медиатор взаимодействует со сторонами?

Все зависит от сложности спора. Иногда стороны приходят и говорят, что не хотят друг друга видеть. Естественно, мы имеем право встречаться со всеми сторонами конфликта. Кроме того, бывают ситуации, когда появляется третья сторона, которая влияет на этот конфликт или на принятие решения. Мы можем в дальнейшем вводить ее в процесс. Например, в случае семейного спора, если на решение одного из супругов влияет еще и мама, приходится и маму привлекать как отдельную сторону.

Насколько длителен процесс медиации одного спора по времени?

По законодательству, процесс медиации может длиться практически два месяца, но на самом деле эта процедура намного быстрее. Честно скажу, некоторые споры можно решить буквально за день. Иногда ведь люди просто не слышат друг друга. В этом смысле работать с коммерческими спорами значительно легче. Но тут, конечно, нужно говорить и о предварительной работе медиатора по оценке правовых, финансовых, репутационных рисков, которая и занимает большую часть времени. Так называемая, фаза исследования.

А верно ли утверждение, что процесс медиации потребует от человека меньших затрат нежели судебная тяжба?

В каких-то вопросах - да, но я не могу однозначно ответить на этот вопрос, потому что все зависит от суммы спора. Если для обычных граждан в судах установлена небольшая фиксированная пошлина, то для коммерческих споров - это 3% от суммы.

Часто ли бывает так, что к вам приходит человек, желающий урегулировать спор с помощью медиации, а другая сторона конфликта даже не знает о таком намерении своего оппонента?

Больше всего именно таких случаев. Я всегда стараюсь, чтобы сами участники спора договаривались между собой, потому что это тоже ниточка коммуникации. Но если уж совсем невозможно, тогда мы звоним, разъясняем, иногда письмо пишем о том, что мы нейтральная сторона, что мы не заинтересованы, что не являемся представителями, что наша задача - помочь вам договориться, провести переговоры, приглашаем попробовать, прийти на первую «диагностическую» встречу.

Насколько сложно вам сохранять нейтральность, независимость?

Оставаться совершенно независимой действительно очень сложно, честно вам это говорю. Но есть еще такое понятие как «супервизор». Человек, с которым ты разговариваешь, работаешь над своими ошибками. Если я чувствую, что теряю нейтральность, я обсуждаю с ним, почему это происходит. Если я теряю нейтральность, я отказываюсь от дела. При этом я имею право не проговаривать сторонам, в связи с чем.

Согласно некоторым мнениям, проблемой медиации является и то, что наши бизнесмены или банкиры опасаются идти к медиаторам, не желая, чтобы еще кому-то стали известны подробности спора, им проще пойти сразу в суд. Что вы по этому поводу думаете?

Тут есть нюансы. Может быть, действительно дело лучше решать в суде, а с другой стороны, у них может просто не быть достаточной информации о том, как работает медиация. Но говорить категорично не стоит: иногда ведь бизнес-структуры обращаются к медиаторам, понимая, что в суде это будет долго и не понятно как закончится. У банков какие-то свои аргументы не обращаться к медиации. Возможно, это внутренние какие-то положения о том, что в любой конфликтной ситуации следует обращаться только в суд. Это связано, кстати, с работой контролирующих органов.

А сами центры медиации занимаются пресловутым поиском и привлечением новых клиентов?

Конечно, это постоянная работа. Проводятся круглые столы, презентации, воркшопы, вебинары, разъяснительная работа.

То есть нельзя сказать, что профессиональных медиаторов в Казахстане не хватает? У нас, получается, избыток предложения?

Ну наверное, их все-таки не хватает. Особенно медиаторов в таких специфичных сферах, как трансграничные конфликты, конфликты, связанные с ресурсами. Я вот мало знаю, как работают медиаторы в сфере медицины, школьная медиация у нас не развита пока что.

Понятия «универсальный медиатор» не существует?

Базовые навыки дают универсальные знания, но если, например, мы работаем в корпоративном управлении, нужно знать тонкости: что такое «золотые парашюты», как работает совет директоров, что такое миноритарии-мажоритарии. И здесь я проходила дополнительное обучение за рубежом. Да, какие-то специализации можно получить в Казахстане, другие - пока что нет. Специализации не ограничены, но в любом случае я так понимаю, что каждый человек все-таки выбирает свое направление или направления. Во всех направлениях медиации, я считаю, двигаться не совсем реально физически.

Можно ли сказать, что в Казахстане медиация среди других способов несудебного урегулирования конфликтов развита лучше?

По-моему, сейчас арбитраж тоже очень хорошо развивается. Но вообще сейчас идет тенденция в развитии переговорного процесса. Я очень люблю этот процесс, потому что здесь люди уже сами договариваются, им не нужен посредник. Второй вопрос, что это грамотное ведение переговоров, стратегии ведения переговоров. Я считаю, все направления должны быть, потому что у человека тогда есть выбор, куда обращаться. Более того, хочу сказать, что сейчас тенденция у юридических компаний предлагать клиентам на выбор и медиацию, и арбитраж, и помощь в проведении переговоров. Может, что-то больше развито, что-то меньше, но они не сильно далеко друг от друга, разрыв небольшой.

В целом, как вы оцениваете уровень развития медиации у нас?

Сравнивать уровень наших медиаторов с западными не совсем корректно, потому что там медиация не 5, а 45 лет развивается. Америка 75 лет медиацией занимается. Если брать постсоветское пространство, я считаю, что Казахстан даже немножечко ушел вперед. Потому что, может быть, у нас больше государственной, законодательной поддержки. Могу сказать, что лично я, например, чувствую в этом смысле поддержку наших судов. Есть судьи, которые очень развиваются в этом направлении, понимая, что иногда лучше сторонам договориться, нежели устраивать судебные разборки. Они рекомендуют людям обратиться к медиаторам. Не к кому-то конкретно, разумеется. Их кодекс этики не позволяет им это делать.

Чего больше в работе казахстанских медиаторов - действительно цивилизованных демократических инструментов разрешения споров или желания договориться любой ценой, даже в ущерб для одной из сторон (как в нашумевших делах о «примирении сторон»)?

Достаточно сложный вопрос. В медиации есть четкое правило - это добровольность. Вопрос в том, как это померить. Я бы не стала говорить, что медиация в Казахстане - это светоч демократии. Это альтернативный метод разрешения спора, который человек выбирает сам. Медиация - это бесспорно очень корректный метод. Это не навязанные решения, здесь нет давления, манипуляции. По крайней мере, не должно быть. Ваш вопрос однозначно связан с этической стороной. Но я не могу отвечать за всех.

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...