• 3768
Дестабилизация обстановки на востоке Таджикистана вызывает серьезные опасения внутри экспертного сообщества Казахстана. Однако в самой республике царит уверенность в том, что конфликт будет полностью исчерпан с участием правительственных сил и не потребует вмешательства со стороны мирового сообщества.

 

Маргарита Бочарова, Vласть

 

Дестабилизация обстановки на востоке Таджикистана вызывает серьезные опасения внутри экспертного сообщества Казахстана. Однако в самой республике царит уверенность в том, что конфликт будет полностью исчерпан с участием правительственных сил и не потребует вмешательства со стороны мирового сообщества.

 

17 таджикских силовиков погибли и еще 40 получили ранения в результате спецоперации, целью которой было обезвреживание группировки, ответственной за убийство генерал-майора Абдулло Назарова – начальника управления Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) по Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО).

 

В результате операции спецслужбы задержали более 40 членов вооруженной преступной группировки, 30 человек были ликвидированы. Власти Таджикистана настаивают на одном погибшем среди мирных жителей, хотя неофициальные источники утверждают, что речь идет о десятках жертв.

 

Несмотря на то, что после длительных переговоров боевики добровольно сдали властям более 200 единиц огнестрельного оружия, дискуссии вокруг дестабилизации обстановки в Таджикистане продолжаются.

 

Казахстанские эксперты опасаются за региональную стабильность

 

Собеседник Vласти из Таджикистан, предпочитающий сохранить анонимность, сказал, что смысла говорить о возможном влиянии ситуации в стране на стабильность в Центральной Азии нет: события в ГБАО «имеют исключительно внутренние корни». Эксперт с уверенностью отмечает две основные причины конфликта, вылившегося в кровопролитие.

 

С экономической точки зрения находящийся у власти в Таджикистане дангаринский клан во главе с президентом республики Эмомали Рахмоном таким образом «хочет прибрать к рукам» бизнес, связанный с драгоценными камнями, табаком, а, возможно, и наркотиками, высказывает мнение источник.

 

Также эксперт склонен объяснять «чрезмерное» использование силы правительственными войсками намерением властей «еще больше запугать население» накануне президентских выборов, назначенных на следующий год.

 

Однако казахстанские аналитики видят в событиях, происходящих на юге Таджикистана, значительный потенциал для дестабилизации обстановки в регионе.

 

Политолог Ерлан Карин, в частности, считает, что ситуация в республике может привести к «росту активности экстремистских организаций, учащению случаев проникновения террористических групп на территорию республики и межэтническим конфликтам». При этом даже успешные попытки властей взять ситуацию под контроль не способны снизить уровень воздействия процессов в Таджикистане на региональную стабильность, дополняет он.

 

Карин проводит параллели с Кыргызстаном, называя одну из главных проблем политики всех центрально-азиатских государств: сосредоточившись на «межклановых разборках», силовики упускают из вида основные угрозы национальной безопасности, такие как терроризм.

 

Результатом такого поведения спецслужб становится, по его мнению, «ослабление системы региональной безопасности», что в преддверии вывода войск международной коалиции из Афганистана представляется крайне опасным.

 

Аналитик Ассоциации приграничного сотрудничества в Республике Казахстан Марат Шибутов считает, что конфликт между властями Таджикистана и вооруженной оппозицией может принять «затяжной» и «малопрогнозируемый» характер. Более того, он предполагает возможность вовлечения в ситуацию соседних стран.

 

Свое предположение он основывает на примерах развития событий в Сирии и Ливии, когда на помощь исламской оппозиции прибыли «многочисленные добровольцы с Ближнего Востока и других стран». В целом же Шибутов рассматривает нынешний конфликт в Таджикистане как попытку пересмотреть итоги гражданской войны.

 

Вмешательство внешних сил в конфликт маловероятно

 

31 июля генеральный секретарь Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Николай Бордюжа выразил уверенность в «дееспособности» правительственных сил Таджикистана и в отсутствии необходимости привлекать к урегулированию конфликта коллективные силы.

 

Источник Vласти в республике также убежден, что официальные власти страны обладают достаточными возможностями для того, чтобы без участия внешних сил «справиться с несколькими командирами, которых они прикормили, лишив тем самым их былой связи с массами».

 

Проведенная спецоперация была призвана уничтожить «малочисленные» остатки вооруженной оппозиции, другая часть которой ранее была «обезврежена» через интеграцию их в правительственные структуры кланом Эмомали Рахмона, поясняет эксперт.

 

Шибутов тоже выражает сомнение в высокой вероятности вмешательства в ситуацию других стран или объединений. По его мнению, такая перспектива станет реальной только в случае возобновления в Таджикистане полномасштабной гражданской войны.

 

Карин же не спешит отвергать такое развитие событий, когда Таджикистан прибегнет к помощи международных блоков: «в отличие от Ташкента, Душанбе не будет страдать честолюбием». Он отмечает, что таджикские власти, «намекая на афганский след», теоретически оставляют для себя возможность обращения к мировой общественности. Другой вопрос в том, хватит ли у международного сообщества ресурсов для эффективного «прямого» воздействия на ситуацию, заключил политолог.

 

Фото Института по освещению войны и мира.

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики