О чем грустит Олжас Косжан?

Айсулу Тошибекова, Vласть, фото автора 

Впервые с прессой решила пообщаться мама виновника ДТП трехлетней давности Олжаса Косжана. Гульжан Кайдарова и адвокат ее сына собрали журналистов и рассказали им свою правду: Олжас —жертва произвола судебной машины и травли сторонников Антонины Громцевой. Сам Олжас Косжан на встрече отсутствовал: по словам матери, он лежит дома, мучимый депрессией. 

На встречу с мамой Олжаса Косжана пришли около десяти представителей каналов, газет и журналов. Для дела, получившего столь большой общественный резонанс, этого было на удивление мало.

Авария произошла в 2012 году, тогда 20-летний студент Олжас Косжан проехал на красный свет и его Porsche Cayenne въехал в автомобиль, за рулем которого сидела беременная Антонина Громцева. Спустя несколько дней после аварии она потеряла ребенка. Было несколько судов, Олжаса Косжана признали виновным и дали условный срок – два года и лишение прав на такой же срок, плюс он должен был выплатить компенсацию. По словам Громцевой, ей выплатили всего 16 тысяч тенге. А осенью 2014 года на нее завели дело: мать Олжаса утверждает, что девушка не была беременна на момент аварии.

Адвокат Олжаса Лязат Усенова начала свою речь с воспоминаний о событиях почти трехлетней давности: она рассказала о том, что после аварии участники ДТП обменялись расписками. Косжан тогда взял на себя обязательство возместить причиненный вред. Со своей стороны, Антонина Громцева сначала предоставила список запчастей, а после потребовала приобрести старый праворульный автомобиль за 10 тысяч долларов. Затем, она вместе со своим представителем направила письмо Косжану со ссылкой на оценку в 12 миллионов тенге, проведенную автоцентром «Меркур». Показав письмо от автоцентра, Усенова во время конференции заявила, что Антонина отказалась от ремонта и «Меркур» такой оценки не проводил.

Кроме того, в письме Косжана предупредили об уголовной ответственности, которая ему грозит, а это до 4 лет лишения свободы. Косжан отказался покупать автомобиль, Громцева отключила мобильный телефон и спустя две недели вызывала скорую помощь. В связи с этим у адвоката Олжаса Косжана созрел вопрос – почему не вызвали скорую после ДТП.

— 1 июля Громцева вызвала скорую помощь. Вызов зафиксирован в 17:44. Обратите внимание на время, в 17:44 она вызывает скорую помощь, в 18:25 ее забирают из дома, 18:25 делают УЗИ, когда она была еще в дороге. В 18:40 она доставлена, 18:55 делают выскабливание. Каким образом делали выскабливание, каким образом делали выскабливание, для чего? Это вопрос к врачу, который делал эту процедуру? Это нелепый ответ от врача, когда его спросили «Почему вы делали выскабливание?», он ответил: «Она попросила». Человек нигде не состоял на учете, показаний не было, врачи скорой помощи не подтвердили, что у нее имел место какой-нибудь выкидыш. Самое главное, что гистология, проведенная в стенах БСНП, врачом Егеубаевой показала, что имеют место сгустки крови, не остатки, эндометрия с железами обратного развития, что соответствует менструальному циклу. Почему-то в приговоре суда речь не идет об этом гистологическом исследовании. В материалах дела, по которому осужден Косжан, есть экспертиза за номером 04051492 от 23 августа 2012 года, которую провел эксперт, проходящий по делу. И суд согласился с данными этой экспертизы, – заключает адвокат.

Как выяснилось со слов Усеновой, потоп и порча архивных документов клиники «Тау сункар» - фальсификация. Далее она пояснила, что сыгравшая когда-то против Громцевой пропажа подтверждающих беременность документов, на самом деле была ей на руку, потому что она не посещала этот медицинский центр до ДТП (напомним, что осенью прошлого года защитники Громцевой говорили, что эта пропажа на руку другой стороне – прим. V):

— До ДТП Громцева пишет, что она была госпитализирована в медицинский центр «Тау сункар», они говорят, что в этом центре был потоп в подвале, архивные записи потонули, одним словом, никакого там потопа не было. Громцева не обращалась туда до ДТП. Врач Егорцева показывает, что она (Громцева – V) была 12 июня по поводу беременности. Но она (Егорцева – V) не проводит ни одно исследование по беременности, ни направляет на УЗИ. Понимаете, нонсенс. На наше ходатайство медицинский центр отвечает, что до ДТП Громцева к ним не обращалась. Мы запрашивали журнал посещений. В журнале стоит отметка, что Громцева посетила этот медицинский центр не 12, как она утверждала, а 30, после ДТП.

Лязат Усенова ссылается на многие нарушения в ходе проведения экспертизы, которая проводилась по первому делу, в котором обвинялся Косжан:

— В основу положена несуществующая гистология, несуществующие показания. Приговор был, по сути, основан на подложной экспертизе. Рецензия акушера-гинеколога медицинского института Калиевой, где она утверждает, что беременность была. При нашей приватной беседе, мы ее по-человечески попросили ответить на вопрос, видела ли она какой-то документ гистологического исследования? Она говорит, что нет, не видела. «А на чем строились ваши выводы? Почему вы дали такую рецензию?» Знаете, что она сказала? Она сказала, что пришли два человека, представились представителями Нур Отана. Сказали, что Громцева – член партии и для партии она много сделала. Это есть в материалах дела. Сказала, что ее попросили.

Стоит отметить, что на встречу с журналистами сторона Олжаса Косжана пришла во все оружии. На столе лежали кипы писем, справок и все возможных выписок. Одну из них, в качестве примера фальсификации экспертизы Абуова, привела мать Косжана, Гульжан Кайдарова:

— Судмедэксперт Абуов ссылается на судебно-медицинскую экспертизу при половых преступлениях и приводит пункт 68, в котором говорится о беременности на поздних сроках. Есть пункт 67, там говорится, что прерывание беременности в первой половине у здоровой женщины до 12 недель во время травмы невозможно, потому что плод защищен костями таза. Выкидыш невозможен».

Vласть поинтересовалась мнением Усеновой на счет подтверждения последней гистологичексой экспертизы из Астаны:

— С этой экспертизой мы тоже знакомы, я не хотела бы даже комментировать их выводы, потому что они дела не знают. На сегодняшний день этим экспертизам дана правовая оценка, эксперты допрошены. Они дали показание, что ошиблись со стекло препаратами еще и сломали. Мы написали заявление в ДВД города Астаны, были возбуждены дела, эксперты опрошены. Они сказали, что ошиблись. Джохар Утебеков (адвокат Громцевой – прим. V) по всей видимости, не читает эти экспертизы, и не считает возможным прочитать и вникнуть в них. В установочной части заключения экспертов указано, что отсутствуют все признаки беременности.

В итоге, все свелось к тому, что адвокат, мать и сам Косжан хотят доказать факт того, что Громцева не была беременна на момент ДТП и тем самым требовать отмены решения суда в связи с вновь открывшимися обстоятельствами дела:

— Она не была беременна, это абсурд! Мы хотим справедливости, законности, восстановления прав Косжана, который незаконно был осужден. Мы добиваемся правды, а правда в том, что экспертизы как таковой не было! Мы имеем полное право считать, что Косжан осужден незаконно.

Сам Олжас Косжан забросил учебу в университете, нигде не работает, сейчас сидит дома. Его мать по-прежнему везде появляется вместо него, говорит, что у сына депрессия.

Свежее из этой рубрики
Loading...