Эрик Соло: «Меня было слишком много»

Жанара Каримова, Vласть, фото автора

Эрик Соло, некогда самый дорогой голос в Казахстане, несколько лет назад уехал из Алматы в Москву, а с недавних пор живет и работает в Эмиратах: вместе с коллегами он запустил первую локальную русскоязычную радиостанцию. Жанара Каримова встретилась с радиоведущим и поговорила с ним о покорении Белокаменной и возвращении в Казахстан.

Запуск радиостанции пришелся на день моего приезда в Дубай, 24 декабря. Но встретиться с Эриком Соло мы смогли только после празднования Нового года. Мы несколько раз откладывали и переносили встречу, но все-таки сделали интервью и в этот день в Дубай впервые за время моего пребывания тут прошел маленький дождик. Мы начали наш разговор с города, который нас объединяет — с Алматы.


— Алматы — мой дом родной. Примерно в пять лет я нашел у папы виниловую пластинку группы ABBА, где на внутреннем конверте были слова песен. Когда нам в школе начали преподавать английский язык, я с удивлением обнаружил, что благодаря музыке овладел начальным английским. В остальном я был самым обычным ребенком. В классе 10-11 мне захотелось работать на радио. Мне казалось, что это очень здорово и круто.

Именно поэтому я пошел на журфак в КазНУ им. аль-Фараби, на мой взгляд, это были финальные два потока, которые сейчас хоть как-то работают по профессии. Это был сильный курс, нас заставляли учиться, но ничто не мешало нам попутно вести разгульный образ жизни. На практике эти знания не пригодились, зато есть связь с сокурсниками, которые сейчас занимают достаточно хорошие места в жизни.

Голос начал ломаться лет в 14, а на первом курсе журфака я уже говорил как сейчас. Я тогда даже не предполагал, что голос станет моей работой. На втором курсе мне подвернулась возможность попасть на радио. В Алматы я переработал на всех радиостанциях.

Первая работа была на радио «Алматы», такое рокерское, вещало на частоте 106,5. Сейчас там, кажется, «Шалкар». Особо там денег не платили, но меня взяли читать новости. Это был мой первый радийный опыт, который во многом определил дальнейшую судьбу. Потом меня позвали работать на «Радио 31», причем резюме я им забросил в январе, а позвонили мне в октябре. После было радио «Европа Плюс», опять «31», дальше — больше.

Выяснилось, что работа голосом - достаточно легкие деньги. На озвучку первого рекламного ролика меня позвали в 2001 году, заплатили мне совершенно немыслимую сумму в 10 долларов. Я подумал: 1 ролик —10 долларов, 10 роликов — уже сотня.

Я стал всячески распихивать свой голос, благо, тусовка радийной звукозаписи в Алматы не очень большая. Самый пик денежных заработков в Алматы пришелся на 2004-2007 года, когда меня звали во все студии, меня даже стало слишком много.

Тогда я понял, что могу себе позволить потерять в объемах, при этом выйти на качественно новый уровень, поднял цену до 50 долларов. Раньше озвучивал сказки и курсы китайского, потом меня стали звать серьезные компании. Инфляции, девальвации…подумал: пора, пусть будет стольник! Я с некоторой опаской перешел этот рубеж в 100 долларов за ролик, но все мои страхи оказались напрасными. Пока моя самая высокая плата за голос — 300 долларов, столько мне заплатили за рекламный ролик.

«Я люблю Хана Соло»

Мое настоящее имя — Даниярбек Туребеков слишком сложное для радио. Когда пошел на «Радио 31», то решил: я буду Соло. Люблю «Звездные войны», мне нравится этот персонаж. Когда перешел на «Европу Плюс», мне сказали: дружище, по Соло тебя уже узнают, но у нас должны быть имя и фамилия. Нашлось относительно нейтральное имя Эрик. Люди меня слышали под этим псевдонимом, вся работа была с ним связана. Все клиенты и новые знакомые начали называть меня Эриком. Сокурсники с журфака зовут меня Даником. Это те люди, для которых я как был Даником, так и остался. Новые же знакомые при виде моего паспорта прибывают в шоковом состоянии.

В Алматы у меня было не так много перспектив. В основном ретрансляционные станции не сильно заморачиваются на предмет местного контента. Так было тогда, я не знаю как сейчас. Работа на радио - это было расслабляющее приятное хобби, за которое еще и платили. В Алматы пару раз сталкивался с моментом, когда я был ответственным за эфир, фонтанировал идеями, постоянно предлагал сделать крутые вещи. На что мне отвечали: «Чувак, ну тебе же зарплата капает, сиди и получай деньги, тебе больше всех надо?» Просто так сидеть и играть в пасьянс, это скучно, да, за это платят, и не самые плохие деньги. Это касается не только радио, эта манера ведения бизнеса - сидеть и получать деньги, встречается довольно часто. В Москве все по-другому, там бешеная конкуренция. Постоянно нужно придумывать что-то новое, потому что за тобой стоят 800 человек, и они только и ждут, когда ты сдуешься.

Мне стало скучно, перспективы: либо ипотека на 30 лет, жена, детишки, пузо, «Тойота Лэнд Крузер», либо что-то еще. Я выбрал что-то еще. В Алматы я проработал везде и все, что мог, сделал. Я думал о переезде с года 2007, а в 2011 принял решение.

В Москве я начал пробовать работу в дубляже. Это не просто начитать рекламный текст, ты должен как минимум обладать начальными актерскими навыками. Это гораздо интереснее, но за это меньше платят. Грубо говоря, за 5 минут рекламного ролика я беру 100 долларов, за эту же сумму нужно будет 4 часа сидеть и дублировать. В основном я дублировал документальные фильмы для каналов National geographic, Discovery, History. Одна компания заказала дубляж фильма «С широко закрытыми глазами» Кубрика, но он запретил вроде дублировать свои фильмы. В России решили сделать исключение. Мне досталась небольшая, но забавная роль. Работал с Познером и Ургантом.

И только в Москве я понял, как на самом деле должны работать крупные радиостанции в условиях большой конкуренции. Обычная практика в Казахстане, когда к тебе приводят человека за ручку и говорят: «Это Серик, он будет у нас работать». Окей, только он ничего не знает и не умеет. И обычно Серик считает, что он лучше всех, более того, он по блату впихнутый, поэтому ему позволено все. С такими «парашютистами» несколько раз столкнешься, и уже не хочется делать что-либо вообще. Пусть Серик и делает, раз ему это доверяют. В Москве такое тоже происходит, но, во-первых, гораздо реже, во-вторых, качество конечного продукта всегда ставится превыше каких-то личных амбиций. В Москве найдут человека, который сделает быстро и качественно. Там конкуренция. Там легко найти типографию в ночь с субботы на воскресение, которая отпечатает какой-то макет/плакат/баннер. После Москвы приезжаешь в любой цивилизованный город и просто не можешь понять, как в воскресение может быть что-то закрыто или как я не могу через интернет заказать что-то прямо к порогу. С одной стороны, Москва напрягает, но по части доступности, комфорта, удобства быта, город идеален. Это касается и транспортной системы, я за три года жизни не понял, зачем мне покупать там машину. Метро, электричка и наушники в ушах — лучше, чем стоять там в пробках.

В Алматы была расслабленная тусовка, все друг друга знали, пересекались и перетекали со станции на станцию. Возможно сейчас ситуация не изменилась. В Москве также, но там станций 50-60 и тусовка побольше.

«В Эмиратах я заново учился ходить, потому что в Москве бегал»

Наш холдинг, в котором я работал в Москве, выиграл тендер на организацию локального олимпийского радио. Помимо того, что «Авторадио» делало свою большую студию в Сочи, они вещали прямо оттуда во время Олимпийских игр. Мы сделали маленькую радиостанцию, которая вещала в жилых помещениях у спортсменов, на площадях и так далее. Я работал на этом локальном olympic radio village. Мы там провели весь февраль и март. Нас там было немного, человек 5, но мы хорошо сдружились. Процесс был уникальным, увидели Олимпиаду изнутри.

Я знал, что рано или поздно в любом случае куда-нибудь уеду. Совершенно случайно предложили работу в Эмиратах, и я не знаю, насколько долго тут задержусь. Кочевые корни дают о себе знать, мне интересно, как здесь устроена жизнь. Люди отсюда купили франшизу московской радиостанции и захотели сделать русскоязычную волну. Я узнал, что здесь вещали «Европа Плюс» и «Русское радио», но у них передатчик был в Фуджейре и сигнал не доставал, был с помехами. Открылись они полуофициально, ретранслировали Москву, просуществовали не так долго. Поэтому для этого региона прецедент создания локальной русскоязычной волны уникальный.

В Москве я работал в холдинге, куда входит «Авторадио». Ребята вспомнили, как чудесно мы отыграли на олимпийских играх в Сочи и предложили мне. Я, конечно, заинтересовался, потому что зима в Москве - это ад, почему бы не попробовать провести зиму в теплом регионе?

Переехав в Дубай, я начал заново учиться ходить, потому что в Москве я бегал. Я приехал и понял, насколько загнал себя в этот бешеный ритм. Это касалось всего: сна, еды, режима, передвижения по городу. Тут ты заново учишься спокойно и адекватно воспринимать жизнь. В Москве в этом ритме ты этого не осознаешь, потому что тебе постоянно надо вертеться. Я приехал, расслабился и через месяц осознал, как сильно себя загнал. В октябре был мой третий визит в Эмираты, уже тогда подумал, наверное, было бы прикольно в этом регионе пожить. Мне интересно, что здесь происходит.

Вообще думал дальше из Москвы ехать в Лос-Анджелес, поближе к Голливуду. Посмотреть, что там творится. Я думаю, это будет моя следующая остановка.

Открывать радио очень затратное дело, это такой бизнес, который окупается долго. Тут повезло, что владельцы франшизы скооперировались с одним влиятельным человеком. Это арабский медиамагнат, у него холдинг, где есть радиостанция Channel 4, пара каналов, арабская, индийская, пакистанская радиостанции. У него пустовала студия, в которую мы и въехали. На этом обладатели франшизы сэкономили, но платят за аренду частоты.

Сейчас в Эмиратах меня все устраивает, но я с ужасом жду апреля и 48 градусов в тени. Чем старше я становлюсь, тем сложнее переносить жару. С другой стороны, все вокруг говорят: расслабься, через год ты настолько привыкнешь к этому, тебе не будет жарко и при плюс 50, но ты будешь мерзнуть при 22 градусах.

Тут я взял в аренду машину, просто потому что без нее жизни нет. Студия находится в Аджмане, в пробку на 5 часов не попадал, потому что у меня удобный график работы. Движение тут напряженное, когда-нибудь мне доведется простоять подобную пробку. Тут живу на JLT, у меня есть возможность жить тут и в Аджмане, рядом со студией. Шейх- владелец построил рядом со студией башню для работников. Где удобнее, там и остаюсь. Нас 4 человека, у нас пятикомнатный пентхаус. У каждого своя комната и в зале мы все общаемся. Такие рабочие отношения, переходящие в дружеские. Если тут меня все будет устраивать, то на пару лет задержусь. Если что-то пойдет не так, то наведаюсь в Алматы на недельку, потом двину в Лос-Анджелес. Родителей принципиально не звал в Москву, боялся за них. А сюда, весной, как потеплеет, почему бы и нет?

С семьей, конечно, отношения поддерживаю. Родители в Алматы, младший брат прожил со мной в Москве, потом перевелся в Питер.

Я у мамы иногда спрашиваю: «Мам, вы точно не паритесь, что у вас внуков нет, невестки?». Мама отвечает: «Сынок, вообще даже не заморачивайся, все нормально». Стараюсь периодически прилетать в Алматы, навещать родных.

В каждом новом месте я чувствую себя как дома. На данный момент мой любимый город - это Сан Франциско. Я помню: вышел с аэропорта, февраль, светит солнышко, 24 градуса тепла. А я в пуховике, потому что прилетел с Нью-Йорка. Выхожу и думаю: я дома. Эта мысль не покидала меня до конца моего пребывания в этом городе. Это единственный раз в моей жизни, когда я осознанно озвучил подобную мысль. Все остальные места кайфовые.

Европа лет в 14 была для меня чем-то совершенно недостижимым. А когда я приехал и увидел, как и что происходит, был немного разочарован. Там здорово, нет постсовкового комплекса. Но там непростые условия работы, огромные налоги, цены на недвижимость. Поэтому я туда не сильно стремлюсь.

Однажды я решил, что уже достаточно побывал в Европе, а в Штатах никогда не был. Сел, спланировал путешествие. Первый пункт — Нью-Йорк, объездил от Флориды до Чикаго, потом из Нью Йорка в Сан-Франциско, и там по калифорнийскому побережью вниз к Мексике. Тогда я решил, что Калифорния должна появиться в моей жизни. Нью-Йорк ничем не взял совершенно, та же Москва. Грязный, торопящийся город с кучей народа и пробками. Калифорния, Майями очень расслаблены. Курортные места. Во Флориде я выделил 2 группы людей: приезжающие умирать американские бабушки и дедушки, и золотая молодежь. Лос-Анджелес - большая деревня.

«Я не чувствую патриотического духа»

Вне всяких сомнений Казахстан останется моей родиной, но я не чувствую этого «э-гэй» патриотического духа. Я всем и везде говорю, откуда я, люди интересуются, я им с удовольствием рассказываю. Но я не чувствую себя обязанным непременно вернуться и поднять родину с колен, образно говоря. Опять же мне приведут Серика, и в какой-то момент весь этот патриотизм выветрится.

С учетом того, что 80% моей Facebook-ленты из Казахстана, я волей-неволей знаю, что там происходит. Уже даже я думаю: «Ну, хватит про эти автокресла!». Следил за страшными резонансными делами. Списывался с Дарией Хамитжановой, всячески морально поддерживал. Ситуация, конечно, сама по себе абсурдная. Мы делаем вид, что мы либералы и демократы, а на деле — нет.

Я — метис. Все свое юношество я не испытывал какой-либо тяги к казахской культуре. Мамина бабушка живет в Краснодарском крае. Когда я видел русское поле, церквушки на лугу, тогда что-то ойкало внутри. Думал, наверное, во мне больше русского. А полгода назад на машине отправился из Москвы в Алматы, и когда я ехал по казахским степям, что-то меня тоже зацепило. Сделать осознанный выбор в пользу той или иной крови я не могу, просто наслаждаюсь обоими вариантами, не проводя между ними четкой границы.

Будущего никто не знает, но возвращаться в Казахстан я не планирую. Заезжать в гости - да. Земля такая большая, зачем возвращаться?

Свежее из этой рубрики
Loading...