Нурлан Нигматулин, спикер мажилиса: Мы открыты к диалогу с конструктивными силами, но не с теми, кто декларирует «пустые лозунги»

Ирина Севостьянова, Астана, Vласть

Мажилис парламента в конце парламентской сессии пообещал осенью стать открытым и прозрачным для общества. Обещание давал избранный в июне председателем палаты Нурлан Нигматулин, вернувшийся в парламент после перерыва в несколько лет. О том, какие изменения произойдут в работе мажилиса он рассказывает в интервью шефу бюро Vласти в Астане Ирине Севостьяновой.

Нурлан Зайруллаевич, Ваш нынешний приход в парламент сопровождался различными экспертными оценками и предположениями: от усиления роли парламента до «далеко идущего расчета» по кадровой политике - ведь спикер мажилиса это, согласно конституции, третье лицо в государстве. А Вы сами как расцениваете этот пост, что это для вас?

Для меня это, прежде всего, высокая честь и огромная ответственность перед главой государства Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым, который оказал мне доверие и вновь выдвинул мою кандидатуру на руководство мажилиса, а также перед моими коллегами-депутатами, которые снова избрали меня на этот государственный пост.

Одной из своих первоочередных задач вижу формирование широкого партнерского диалога по всем проблемам, с которыми сталкивается общество и которые должны быть заботой парламента.

Сегодня необходимо сделать мажилис эффективной диалоговой площадкой, на которой все общественные и политические силы страны, неправительственные организации, профсоюзы, и в том числе политические партии, не представленные в парламенте, будут иметь возможность обмениваться мнениями по всем общественно значимым вопросам.

Надо понимать, что формат многопартийного парламента предполагает поддержание активного политического диалога, где не обойтись без разного рода обсуждений, дискуссий, дебатов, переговоров.

У вас интересная карьерная лестница. Допустим, путь от инженера до начальника автоколлоны понятен, дальнейший переход «по комсомольской линии» тоже. Но уже в независимом Казахстане вы то занимали хозяйственную по сути должность заместителя акима Астаны и вице-министра транспорта, то переходили в начальники отдела организационно-контрольной работы и кадровой политики администрации президента, возглавляли администрацию. Пост первого заместителя партии власти - и руководство областью, теперь вот - депутат, председатель палаты. И с каждой должностью меняется и оценка вас экспертами - на посту заместителя акима столицы вы считались крепким хозяйственником, в руководстве партии «Нур Отан» - партийным рупором, на посту главы администрации вас называли и «серым кардиналом», и кандидатом на различные посты - от премьера до преемника. Так кто вы - хозяйственник, политик, управленец? Какой опыт вам сейчас больше помогает - комсомольского деятеля или крепкого хозяйственника?

Думаю, чтобы эффективно решать те задачи, которые поручает глава государства, необходима готовность и способность быть и организатором, и хозяйственником, и политиком. Ну а насколько успешно справляешься с работой на вверенном участке - эту оценку может дать только президент страны.

Самое главное, по моему глубокому убеждению, чтобы у человека было стремление к развитию и готовность работать, не покладая рук. В этом смысле наш президент Нурсултан Абишевич Назарбаев - это самый яркий пример того, что самоотверженный труд, ежедневная и кропотливая работа приносят победы и успех всему Казахстану.

Многие предполагают, что с Вашим приходом на пост спикера парламент «оживет». Есть у вас план по «оживлению»?

План прост - мы намерены вместе с моими коллегами по депутатскому корпусу работать с полным напряжением своих сил, чтобы эффективно выполнить поставленные главой государства перед мажилисом задачи.

Для этого нами проанализированы все задачи, поставленные президентом на открытиях сессий парламента, в посланиях народу Казахстана и других его выступлениях, касающиеся законодательной деятельности. Проанализировано, что сделано и какие еще вопросы остались.

Мы проанализировали «узкие места», затрудняющие эффективное построение законотворческой работы. Для этого мы активно использовали летний период, во время которого были проведены встречи с избирателями, консультации с правительством, акимами регионов, политическими партиями, крупными НПО. По итогам этих консультаций определены приоритеты совместной работы.

Таким образом, к осенней сессии мы подготовились, портфель законопроектов сформирован.

Например, будут рассмотрены важные законопроекты, касающиеся вопросов противодействия терроризму и экстремизму, регулирования миграции, здравоохранения и социально-трудовых отношений, развития местного самоуправления, а также на решение ряда других значимых вопросов.

Планируем также рассмотреть законопроекты, инициируемые самими депутатами, которые касаются вопросов экологии, транспорта.

Перед выборами неоднократно говорилось, что новый парламент должен стать более профессиональным, многопартийным. Обновление - людей - произошло, но - остались прежние три партии, оппозиции нет. На Ваш взгляд, добавилось у нынешнего состава профессионализма?

Как вы правильно заметили, произошло обновление депутатского состава, причем весьма радикальное, на две трети. Увеличилось присутствие женщин, молодежи, представителей разных этносов, регионов, а также всех социальных слоев населения. Думаю, это позволит мажилису более эффективно учитывать интересы нашего общества в законодательной работе.

В парламенте есть правящая партия «Нур Отан», которой казахстанцы на выборах вновь доверили политическое лидерство, соответственно, получила абсолютное большинство депутатских мандатов и благодаря этому может влиять на формирование правительства.

И есть две другие партии - демократическая партия «Ак жол» и Коммунистическая народная партия - которые также получили места в мажилисе, победив в честной конкурентной борьбе на выборах. И члены фракций этих политических партий в ходе работы над законопроектами отстаивают принципиальные позиции своих политических программ.

К примеру, если депутаты от партии «Ак жол» поднимают вопросы поддержки отечественных производителей, дальнейшего снижения административных барьеров, то народные коммунисты выступают за интересы социально уязвимых слоев населения, пенсионеров, самозанятых.

Другое дело, у нас в обществе получило некоторое распространение мнение, и ваш вопрос подтверждает это, что к оппозиции относятся только те силы, чья деятельность нацелена на дискредитацию действующих институтов государственной власти, подрыв их легитимности и нарушение нормального хода политического процесса.

А ведь есть другой тип оппозиции, к которой относится абсолютное большинство политических партий в демократических странах. Они отталкиваются от признания незыблемости основных политических, социальных и экономических институтов общества и расходятся с правящей партией главным образом в выборе путей и средств, достижения общих стратегических целей. Их деятельность находится в рамках существующей политической системы и не направлена на подрыв ее устоев.

Именно к такой, конструктивной оппозиции относятся демократическая партия «Ак жол» и Коммунистическая народная партия, которые представлены сегодня в мажилисе.

А насчет профессионализма депутатов, то, как уже было сказано, вся деятельность депутатов будет направлена на то, чтобы мажилис стал эффективной диалоговой площадкой для нашего общества, мы постараемся услышать всех. И на основе данного диалога будем принимать качественные законы, отвечающие интересам страны, интересам народа. Думаю, в этом проявится профессионализм депутатов.

Хорошо, не будем дискутировать о том, кого считать оппозицией. Отношение к парламенту сегодня в обществе не самое лучшее. Прошлый созыв отметился «соглашательской» позицией к большинству правительственных предложений. Нередко звучало от депутатов, мол, вы, правительство, нас торопили, а теперь мы вынуждены перед людьми оправдываться. Что тоже доверия и любви к парламенту, как к ветви власти, не добавило. Как можно исправить положение?

Во-первых, практически половину срока мажилиса прошлого созыва его председателем был ваш покорный слуга. Надеюсь, вы не станете утверждать, что тогда депутаты занимали «соглашательскую» позицию. Насколько я помню, ваши коллеги, наоборот, смаковали эпизоды, когда нам с коллегами приходилось «приводить в чувство» тех, кто, поднявшись на парламентскую трибуну, не подготовился должным образом к работе с депутатским корпусом.

Что касается установления доверия, то для этого надо, прежде всего, разговаривать с людьми, разъяснять им нашу деятельность, доводить до них суть принимаемых нами законов. И мы открыты к диалогу с обществом, как напрямую - путем встреч с избирателями, так и опосредованно - через средства массовой информации. И в этом плане мы ожидаем поддержки и содействия от вас, журналистов.

Как парламентский журналист - «долгожитель», я наблюдаю уже много лет такую тенденцию: обсуждения законопроектов становятся формальнее, на пленарных заседаниях депутаты задают вопросы «из доклада», который только что был зачитан министром, работа над проектом республиканского бюджета - главным финансовым документом страны - завершается за считанные недели. На мой взгляд, это свидетельствует о формальности двух ветвей власти - исполнительной и представительной, по факту представительная власть в лице парламента полностью солидарна с исполнительной властью - правительством. А Вы как считаете?

Во-первых, в солидарности представительной и исполнительной власти нет ничего предосудительного, это вполне естественно. Ведь это наше правительство, сформированное президентом, председателем партии парламентского большинства с согласия депутатского корпуса.

И у парламента, и у правительства общая цель - эффективное осуществление стратегического курса нашего президента. В то же время, это вовсе не значит, что мы полностью, во всем соглашаемся с правительством.

Мы отслеживаем работу членов правительства, смотрим, как они исполняют принимаемые нами законы и в случае необходимости подвергаем их критике, порой весьма жесткой.

Еще одна тенденция - парламент становится более закрытым для СМИ. У журналистов нет доступа к текстам законопроектов, к пакетам поправок, вносимых депутатами. Был даже скандал - депутаты требовали лишить аккредитации журналистов, сумевших раздобыть предложения мажилисменов по республиканскому бюджету (а предложения касались увеличения финансирования ХОЗУ парламента), и опубликовавших эти предложения. С заседаний рабочих групп журналистам так долго «настоятельно рекомендовали» уйти, что ходить на них мы перестали. Будет эта ситуация меняться?

Хочу заверить вас, мажилис парламента станет максимально открыт как для общества, так и для журналистов.

Мы заинтересованы в постоянных контактах с прессой, чтобы наши избиратели получали своевременную, объективную информацию о работе мажилиса, его комитетов и рабочих групп. Поэтому мне странно слышать, что вам, журналистам, «настоятельно рекомендовали» уйти с заседаний рабочих групп. Полагаю, это какое-то недоразумение.

Хочу подчеркнуть, что со следующей сессии мы введем в практику приглашение на заседания комитетов и рабочих групп представителей СМИ, неправительственных организаций, общественных объединений, партий, не вошедших в парламент.

Более того, проекты законов и сопутствующие им материалы перед их рассмотрением на пленарных заседаниях будут размещаться на нашем официальном сайте.

Также на сайт со следующей сессии вернутся прямые трансляции пленарных заседаний в режиме онлайн.

Но при этом совместная работа предполагает конструктивную, эффективную деятельность по выработке качественных предложений по законопроектам, а не декларирование «пустых лозунгов».

Осенью у парламента будет много работы. Придет большой пакет законопроектов и по экономическим реформам, и по вопросам безопасности. В принципе, уже сейчас можно с уверенностью сказать, что в пакете «безопасности» будут спорные предложения, ужесточение, нормы «на грани» нарушения прав человека - иного от наших силовых структур, к сожалению, ждать не приходится. А что ждать от парламента? Какие приоритеты будут у депутатов, будет ли хотя бы предпринята попытка найти баланс между вопросами безопасности и вопросами личной свободы граждан?

Я бы не торопился с выводами, что, дескать, будут «спорные предложения». В парламент будут внесены не предложения силовых структур, а законопроекты, разработанные правительством в целом. А практика рассмотрения таких документов показывает, что при их разработке особо тщательно анализируются вопросы соблюдения законных прав и интересов наших граждан.

Что касается депутатов мажилиса, то позвольте заверить вас, будет проведена самая тщательная работа над законопроектами, чтобы обеспечить, как вы говорите, баланс между вопросами безопасности и вопросами личной свободы граждан.

При этом хочу заметить, что последние события во Франции, Бельгии, России, Турции, и к великому сожалению, в нашей стране, свидетельствуют о том, что весь мир столкнулся с невиданной ранее по масштабу угрозой - террористической активностью приверженцев радикальных псевдорелигиозных течений. Последние события еще раз показали, что терроризм существует вне всяких границ и не имеет ничего общего с национальностью и религией, и является на сегодняшний день всеобщей угрозой для всего цивилизованного мира.

И для пресечения и воспрепятствования терроризму нам необходимо обеспечение всем необходимым инструментарием, в том числе соответствующей законодательной поддержкой.

Не могу не спросить еще об одном. Завтра начинается процесс по делу Сейтказы Матаева (интервью записывалось в понедельник - V). Ваше имя звучало в слухах вокруг предстоящего процесса. Как вы прокомментируете это?

Вы правильно сказали – это слухи и сплетни. Зачем комментировать чужую фантазию? Давайте дождемся окончания судебного процесса.

Заглавное фото портала Ratel.kz, фото для статьи предоставлено пресс-службой мажилиса

Шеф бюро Vласти в Астане

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...