Президент дал большую пресс-конференцию
Назарбаев об ЭКСПО, Сирии и своей работе
Фото пресс-службы президента Казахстана

Тамара Вааль, Алия Иксанова, Астана, Vласть

Впервые за несколько лет президент Казахстана провел большую пресс-конференцию. Изначально планировалось, что Нурсултан Назарбаев подведет итоги международной специализированной выставки ЭКСПО-2017 и ответит на вопросы, связанные с ней. Однако, темой выставки пресс-конференция не ограничился: почти полтора часа Назарбаев отвечал на вопросы журналистов. Vласть предлагает расшифровку прошедшей пресс-конференции.

Нурсултан Назарбаев: Все лето мы провели вокруг ЭКСПО-2017, вы все это видели. Я уже говорил на эту тему. Не стоит мне много говорить, это был, во-первых, огромный имиджевый проект, во-вторых, это острие научно-технического прогресса. Весь мир занимается активно темой энергетики, потому что, естественные ресурсы исчерпаемы. Для устойчивого развития мира необходимо освоить альтернативную энергию и, как мы и ожидали, даже больше, чем мы ожидали, мы смогли показать, ЭКСПО за короткое время построив, и весь наш Казахстан. Теперь перейдем к вопросам, чтобы не занимать попусту время, повторяя то, что я уже вам много раз говорил.

Газета «Новое поколение»: Я, как экономический журналист, больше бывала за кулисами туристического ЭКСПО и видела очень много встреч инвесторов, бизнеса, представителей государства, которые свои технологии показывали и узнавали политику разных стран в отношении развития зеленых технологий. Я бы хотела узнать ваше мнение – какое наследие оставит ЭКСПО для общей мировой экономики?

Вы знаете, что участвовало 112 стран, они все открыли здесь свои павильоны. 12 международных организаций, и все, кто здесь был, они подчеркнули, что почерпнули очень многое. Мы собрали самые лучшие разработки в области альтернативной энергетики. Мы собрали научные достижения, технологии, касающиеся этого. Потому что это было очень важно. Сегодня все говорят о том, что естественные источники энергии исчерпаемые, с одной стороны, с другой – все борются против загрязнения. Парижская встреча приняла специальную хартию по этому вопросу. Поэтому даже самые развитые США на старую энергетику занятых людей, допустим, 180 тысяч, а на альтернативной – 200 тысяч. В Германии на угле работает 20 тысяч, на альтернативной – 800 тысяч. Вот такая тенденция в мире. Поэтому всех интересовало, а что, какие достижения у других, чему можно поучиться? И в этом смысле все говорили, что здесь были собраны самые передовые мысли. Вот это. Потом, можно об этом много говорить, много писалось, что на этом не заканчивается. То есть все, что мы построили за короткое время, фактически целый новый район нашей Астаны. И какой район! Менее чем за три года – и жилье – 1,4 млн квартир – все будет продано астанчанам сейчас. И на месте ЭКСПО появляется Международный финансовый центр «Астана», такой как Дубайский, Гонконгский, Шанхайский. А в нашем регионе нет такого центра. Уже финансовые институты мира, региона, исламские банки, все согласились у нас работать. И это будет финансированием не только великого Шелкового пути, но и всего нашего региона. Это будет новация для всех для нас. В этом секторе будут работать многие люди. Потом в одном из павильонов будет центр «зеленые технологии». то есть, продолжаем изучать, продолжаем создавать, продолжаем распространять эту идею. В другом павильоне будет построен IT-стартап технологии, молодые люди и ученые будут дорабатывать свои мысли, инновации и внедрять в производство. Он состоит из нескольких этажей. И еще один павильон будет посвящен обучающим программам. Сейчас в мире развиваются специальные комплексы, где детей - малышей с пяти лет - начинают учить профессиям – я видел это, очень интересно. Ребенок может прийти, заняться чем-то, допустим, готовить, шить, на компьютере, лекарем быть, врачом – всякое. То есть с детства учат и помогают выбрать профессию жизни. Это очень важно. Вот такие вещи будут продолжать работать на месте ЭКСПО. Так что ничего не пропадет. И деньги потраченные, уже вернулись за счет посещений и за счет туристов, которые были здесь. Как я уже говорил, заполнены все гостиницы Астаны, все рестораны, все концертные залы, все магазины получили хороший толчок. Поступление в бюджет Астаны повысилось в несколько раз за эти годы. Бизнесмены тоже заработали свои деньги. Все это - в копилку страны. Плюс, если говорить о том, что 1400 казахстанских компаний участвовали в строительстве: поставляли металл, оборудования, строительные материалы. Этот мультипликативный эффект прошел по всем этим предприятиям. Люди заработали деньги. Бюджет получил тоже свои средства. Думаю, что со всех сторон было хорошее мероприятие.

Bloomberg: Как известно, Казахстан предпринимает активные усилия в продвижении региональной безопасности, в том числе, и в качестве непостоянного члена Совета безопасности ООН. В этой связи, каким вы видите возможное разрешение конфликта вокруг ядерной программы Северной Кореи.

Все мы пользуемся одним источником – СМИ, но я имею и другую информацию. В общем, проблема всем ясна и понятна, что Северная Корея, несмотря ни на что, развивает свою ядерную технологию, средства доставки ядерного оружия на дальние расстояния. Это естественно беспокоит всех нас, в том числе казахстанцев. Потому что, если на основе этого, не дай Бог, будет нападение на Северную Корею, а такие предположения уже высказывались, очень тяжело будет, то есть стереть с лица земли. Если это имеется ввиду использование ядерного оружия, то всем нам мало не покажется. Это повлияет на все человечество, на всю атмосферу земли нашей. Тем более это находится в Азии, и ничего хорошего из этого нельзя ожидать. Поэтому мы твердо придерживаемся позиции, что надо весть диалог. Вот сейчас идет нажим на Северную Корею – и это правильно. То есть, принудить ее сесть за стол переговоров, и отказаться от ядерного оружия. Все это проистекает из других больших проблем. В рамках ООН приняты много международных соглашений о нераспространении оружия, о необладании ядерным оружием, о не передаче ядерного оружия. И это не выполняется. (…) Ну, например, перешагнув все эти договоры, Иран и Индия стали ядерными государствами. Индия сказала, что мы не входили в этот договор, но все равно, в мировом сообществе это позволено. Пороговых государств, которые могут обладать – еще двадцать. А может у кого-то из них есть. Поэтому помните, я предложил, чтобы легализовать всех их, в конце концов, у кого если есть. Что держать скрытым? Израиль, например, намекает, что у них это есть, или пугают, или как. Вспоминается анекдот - идеальный мужчина. Идеального мужчину придумали женщины, чтобы пугать мужей. Так же и там, чтобы пугать окружение, сказали, что ядерное оружие у них есть. Поэтому это очень опасные игры. И мировое сообщество должно прилагать все силы, чтобы Северная Корея прислушалась к мнению большинства людей земного шара и отказалась от таких мероприятий своих. И мы, будучи сейчас непостоянным членом совета безопасности ООН, придерживаемся именно такой позиции.

Телеканал Россия-24: Во-первых, на правах гостя хотел бы поздравить всех казахстанцев с таким грандиозным событием, как ЭКСПО, которое к тому же было проведено на высочайшем уровне. И опять же со стороны, мне кажется, что главное наследие ЭКСПО даже не в имидже, не в деньгах, а в той вдохновляющей атмосфере, которую удалось создать, которая безусловно, должна стать импульсом для дальнейшего развития Казахстана. А вопрос мой о важном событии, которое как раз сейчас в эти минуты проходит в Астане. Речь конечно же о сирийских переговорах. На ваш взгляд, какие перспективы у Астанинского процесса и на что мы вправе рассчитывать, на какой конкретный результат?

Идут Женевские переговоры по этой проблематике, там участвуют много стран, где он зашел в какое-то время в тупик. Тогда Иран, Россия, Турция, другие страны обратились ко мне, поскольку страна, которая имеет равные хорошие отношения со всеми, никакой изжоги Казахстан ни у кого не вызывает. И взяли использовать площадку для проведения переговоров. Мы дали согласие, идут эти переговоры, очередной раунд сегодня начинается в Астане. В результате этих переговоров удалось остановить войну кое-где, и создать три очага деэскалации. Мир освободили, мир наступает. Силы какие-то окружают этих мирных людей, помогают им выйти из этого или гуманитарную помощь оказать. Сейчас будет обсуждаться следующее поле для деэскалации дальше. Думаю, что мы большой вклад в это вкладываем. За последние годы из этого региона пять миллионов беженцев, говорят, что 186 тысяч человек убиты, спрашивается - за что? Вот почему мы в Казахстане ценим стабильность политическую и возможность. Это возможность развиваться. А когда так, как у них - разрушены самые величайшие памятники мировой истории и культуры. За что, за какие грехи они там наказывают? Поэтому мы выступаем за мирное разрешение вопросов. Там, я думаю, до мира еще далеко, но каждая страна по мере своих сил, возможностей должна способствовать. И мы делаем свою часть работы, и я думаю, мы должны продолжать эту работу.

Телеканал Атамекен: Как правильно отметил мой коллега из Россия-24, во время проведения ЭКСПО к Астане было приковано внимание всего мира, в том числе и глав государств. Я знаю, что не так давно у вас состоялся телефонный разговор с президентом США Дональдом Трампом. Но, к сожалению, нам мало что известно. Мы бы хотели уточнить, какие вопросы вы обсуждали?

А что вы хотите уточнить?

А я вот сейчас спрашиваю. Что вы обсуждали, действительно ли он был инициатором этого разговора? Какие темы актуальные? И также я бы хотела спросить, Трамп - достаточно неоднозначная личность, к нему можно относиться по-разному. Он неоднократно говорил о том, что будет менять внешнюю политику, но вы, Нурсултан Абишевич, были знакомы с несколькими президентами США лично. И на ваш взгляд, какими будут отношения Казахстана и США при президенте Трампе?

Телефонные переговоры глав государств – это обычное дело. Созваниваемся. Я ему звонил в ноябре, когда он избрался президентом и у нас был тогда длительный разговор. Он интересовался обстановкой в нашем регионе, России, Китае. Потом мы встретились в Эр-Рияде, когда была встреча США и арабских стран. Потом он сам позвонил. Перед этим на ЭКСПО-2017 приезжал руководитель министерства энергетики США, я его принимал. Он был очень удовлетворен, восхищен экспонатами, уровнем организации выставки. По приезду, наверное, он доложил своему шефу, и тот решил мне позвонить. Мы говорили, прежде всего, о казахстанско-американских отношениях. Я ему напомнил, что США, компании вложили в Казахстан более 40 млрд долларов инвестиций. У нас работают 500 компаний с участием американского бизнеса, крупнейшие компании представлены здесь. Я просил, чтобы санкции, которые сейчас идут (в отношении России - V) не повлияли на работу этих компании. Он заверил, что это Казахстана не касается. И подтвердил, что США с Казахстаном заинтересован в дальнейшем развивать эти отношения далее. Мы говорили о вопросах ядерного разоружения. Как вы знаете, мы открыли Банк низкообогащенного урана МАГАТЭ в Казахстане. Это очень важно, чтобы вы понимали, в чем здесь «фишка». Потому что проблема с Ираном какая была? Они сами начали обогащать уран до боевого уровня. До 20% обогащения урана можно делать бомбу, а для электростанции нужен низкообогащенный уран. Когда есть такой банк, любая страна, которая хочет строить АЭС, может взять отсюда, через МАГАТЭ. Необязательно им его обогащать. Обогащение в различных государствах грозит распространением обогащенного урана и попаданием в руки террористов, не дай Бог. Это очень важное мероприятие, которое он с удовольствием одобрил. Конечно, я не мог не спросить об отношениях с Россией, близкой нам страны. В первом разговоре на эту тему у нас была очень хорошая беседа. Я прямо заявил, что неправильно воспринимают на Западе Россию и лидера России, что он совершенно другой человек. И он мне ответил: «Ты же знаешь, что мы в Германии встретились с Путиным, и теперь все зависит от обстоятельств». Понятно, обстоятельства у них – обстоятельства у нас. Мы знаем, почему там Конгресс такую позицию занял. Но мне кажется, что все равно желание сойти с этих рельс и наладить отношения - есть. Он и там высказывался, что Россия - большая страна. Когда-нибудь мы будем вместе и будем решать вопросы. Ну и естественно, Америка и Россия - самые большие ядерные державы. Мировые проблемы решить без России нельзя и без Америки нельзя. Поэтому, в конце концов, я думаю, что эта позиция будет меняться в сторону улучшения отношений. Вот такая беседа. Нота была в конце очень хорошая. Он пригласил меня посетить Белый дом, и я принял это приглашение. Почти все рассказал.

Газета «Егемен Казахстан»: Вопрос касательно программной статьи президента по модернизации сознания и перехода казахского языка на латиницу.

«Рухани Жангыру» – духовное возрождение, моя статья вызвала очень большой всплеск, огромный интерес в стране. И она обсуждается. Если отойти от всех других вещей, духовное возрождение означает быть в ногу со временем сегодняшним. Все старое отбросить и понять, что стремительно мир меняется, стремительно мир идет вперед. И не только информационные технологии, вообще вся технология и вся жизнь в связи с этим. Вчера вот рассказывали мне на информационном Казахстане (совещание по программе «Цифровой Казахстан» - V), что, например, не будет автомобилей с водителем. Значит, автомобиль другой будет, салон другой будет – места водителя не надо. Улицы будут другими, проезды будут другими – все меняется. И любое вот это меняется, и человек должен меняться, быть современным. Переход с кириллицы на латиницу всех беспокоит – это общее. Об этом много говорили. Наши ученые по моему поручению долго работали над этим, всю историю посмотрели: историю, как это внедрили наши соседи – Узбекистан, Туркменистан, Турция, их опыт. И я говорил, чтобы не было крючков, чтобы сразу в компьютер можно было поставить. У них есть крючки, точки, какие-то запятые. Есть восемь букв чисто казахские звуки – вот их надо изобразить. В этом весь вопрос. Я предложил обсудить в парламенте. Парламент обсудил, высказались все, замечания свои. И сейчас – детали. Когда будет консенсус: ученые, языковеды, историки придут к одному согласию и скажут, я тогда объявлю о новом алфавите. И это не означает, что завтра этот алфавит начнет работать. Кириллица свою роль продолжит играть, потому что на этом написаны многие наши произведения. Поэтому те, кто пользуется кириллицей, говорит на русском языке, они могут не волноваться. Далее, нам надо готовить преподавателей. И по моим данным, где-то к 2022 году с первого класса начнется преподавание на латинском алфавите. И дети начнут учиться. Я думаю, это быстро произойдет, потому что сегодня все дети учат английский язык, а там – латиница. И нам с вами тоже не будет большой проблемой. И писатели тоже могут не волноваться, сегодня запросто на компьютере можно кириллицу поменять на латиницу, и быстро любую книгу можно напечатать на латинице. Перевести. Никаких проблем. 70% информации идет сегодня на латинице. Научно-технический прогресс все мы читаем на латинском (английском) языке. И это направлено в будущие программы, чтобы мы были в ногу со всеми. И в самой России все дети изучают английский, сегодня они знают латиницу, тоже не будет больших проблем. Поэтому сейчас речь идет о том, чтобы доработать. В казахском языке нет букв «ш», «ю», «я», «ч», «ь», «ъ». На Японию казахи говорят Жапония. Используя эти буквы, мы искажали настоящий казахский язык. Поэтому сейчас мы приходим в основу свою. Это важнейшее мероприятие для всего государства – переход. И здесь одним наскоком, нахрапом нельзя. Мы будем очень вдумчиво подходить и постепенно.

Телеканал Астана: Действительно ЭКСПО-2017 стал одним из грандиозных проектов в истории нашей страны. И во время выставки состоялось огромное количество различных мероприятий, непосредственно с вашим участием, в том числе, и встречи с главами других государств. На недавнем саммите Организации исламского сотрудничества вы с раннего утра провели сразу восемь двусторонних встреч. Как вы выдерживаете такой интенсивный график работы?

Но, несмотря на это, вы сюда (меня) пригласили еще. Нет, чтобы передохнуть (смеется). Такой вопрос задается всем президентам. И ответы тоже стандартные. Работа президента - это не только подписи под указами или законами, или встречи. 90% находится за пределами видимости СМИ. Тяжелый труд, скажу, по личному опыту знаю, требующий крепкого здоровья, энергии, требующей много психологической и эмоциональной энергии. Конечно, выдерживать это помогает то, что эта работа по душе. Есть же у Конфуция: выбери любимую работу, и ты всю жизнь не будешь работать. Но, это не такая работа, чтобы всю жизнь не работать. Здесь надо работать ночью, и днем. Это действительно трудно. Но я привык завтрашний день планировать, провести и вечером радоваться. Вот так делайте и вы.

Телеканал 24.kz: Хочу поинтересоваться вашим мнением о событии, за которым будет следить в предстоящие выходные вся страна – это поединок между Головкиным и Альваресом. Обычно в это утро все казахстанцы встают рано, включают телевизор, смотрят поединок. В связи с этим хочется узнать, планируете ли вы просмотр боя в прямом эфире и как оцениваете….

Ну…. Такое событие для казахстанцев. По-моему, это собирает больше всех казахстанцев у телевизора. Наш GGG – земляк, гремит, но эта встреча очень важная. Мексиканец Альварес - очень знаменитый человек тоже, высшего класса боксер. Но этот поединок дает возможность в условиях победы, а мы верим, что победит наш Головкин. Он станет королем профессионального бокса в среднем весе, полностью получит (все титулы). И окажется наравне с Мохаммедом Али, Тайсоном и так далее. Это для него очень важно. Давайте все пожелаем ему больших успехов. Я буду смотреть, несмотря на то, что я буду с визитом у наших соседей в это время. Будем все болеть за него.

Интернет-журнал Vласть: В продолжение сирийской темы. Будут ли казахстанские миротворцы задействованы в осуществлении контроля за безопасностью в зонах деэскалации в Сирии в рамках предложения ОДКБ?

Есть такой вопрос, который нам задавался: участие в деэскалации. Во-первых, согласно нашей Конституции, мы отправлять в горячие точки можем только с решения парламента. Во-вторых, в ОДКБ по уставу не предусмотрено участие в таких (вопросах - V). Но если ООН примет решение о направлении каких-то сил, мы как члены ООН можем направить своих военных туда, для того, чтобы участвовать.

31 канал: Сейчас бурно обсуждают реформу образования. В частности, критике подвергли учебники по русскому языку за 5 и 7 классы. Родители недовольны заданиями про Ивана Урганта и другие. Хотелось бы узнать ваше мнение, как вы относитесь к новой системе обучения детей.

Честно говоря, я все знаю, но тут оказался сейчас не осведомлен. Я не знаю, о чем идет речь. Давайте разберемся. Должно быть нормально. Должны быть нормальные учебники, которые удовлетворяют спрос для того, чтобы нормально воспитывать детей и нормально учить. И родители должны быть довольны. В этом направлении будем работать. Я поручу министерству образования и науки растолковать и объяснить в чем проблема.

ТРК «Мир»: В ближайшие дни планируется ваш визит к нашим соседям – в Узбекистан и Туркменистан. Скажите, какие вопросы на повестке обсуждения, и как реализуются транспортно-логистические проекты Казахстана с этими странами и со странами СНГ?

С соседями всегда возникают вопросы, потому что они соседи. Я сейчас буду в Узбекистане и Туркменистане, в октябре буду в России, так что вопросы всегда есть. Сейчас с нашими соседями, особенно с Узбекистаном складывается очень хорошая обстановка, честно говоря. Например, все пропускные пункты открыты, они почти обнулили большие акцизы на нашу пшеницу. Была такая парадоксальная ситуация, когда через Казахстан им надо ехать из Ташкента в другую область, или мы должны были из Мактарала через Узбекистан ехать к нам - и оба эти пункта были закрыты, дороги разобраны, и мы окольными путями, вместо 50 км ездили 150. Сегодня это приведено в соответствие и все будет нормально. Только в этом году торговля с Узбекистаном выросла на 35%. Очень хороший показатель. Есть обмен товарами, поэтому будем обсуждать межгосударственные отношения двусторонние и региональные вопросы. Также с Туркменистаном. Три государства - Узбекистан, Туркменистан и Казахстан - должны подписать «точки стыка» на границе. Проблем нет, но надо его подписать для решения. В Туркменистане будут Азиатские игры по единоборству, Президент пригласил меня на открытие. Он же приезжал на открытие ЭКСПО-2017, теперь я должен к нему ехать.

Что касается транспортно-логистических проектов, в частности, по новому торговому коридору через Туркменистан на страны Персидского залива?

Еще есть вопросы по Узбекистану, по транзиту. Там же еще дорога есть через Ирак с Ираном. На границе Туркменистана-Ирана и через Узбекистан мы проезжаем здесь. Это было раньше построено. И вот здесь проблема тарифов есть, дорога вдоль Каспия через Туркменистан, Иран, Персидский Залив – эта дорога работает. Вопросы тарифов мы решаем. И я думаю, там проблем нет таких. Будет работать. И Россия может проезжать, и другие страны по этой дороге будут проезжать. Это очень близкий путь – выход в Персидский Залив и на Индию через Индийский океан.

Bloomberg: Казахстан присоединился к договоренностям стран ОПЕК и партнеров по ограничению добычи нефти. В связи с этим, считаете ли вы, что эти договоренности нужно продлить? И возвращаясь к внутренней политике, текущая цена на нефть дает ли стимул для ускорения реформ в Казахстане?

Мы присоединились к единому мнению ОПЕК по снижению добычи. Казахстан снизил на 20 тысяч баррелей, хотя с пуском Кашагана нам не так просто это делать. Но мы солидарность проявляем, потому что это влияет на цены. Средняя цена 52-55 долларов за баррель. Это устраивает всех, и нас, и всех других. Наши бюджеты были рассчитаны на 40-45 долларов за баррель, а сейчас идет 52-55 долларов за баррель. Если эта позиция будет срабатывать, то мы и дальше будем поддерживать солидарность с другими нефтедобывающими странами, чтобы удерживать такую возможность по цене. Конечно, чем больше цена, тем больше поступления денег. Мы накапливаем в Национальном фонде, который помогает нам выходить из кризиса, развивать индустриализацию, развивать инфраструктуру Казахстана.

Первый канал Евразия: Вчера вы сказали о том, что все казахстанцы должны быть продвинутыми пользователями смартфонов. Хотелось бы спросить, считаете ли вы себя уверенным пользователем смартфона? Если не секрет, то какими приложениями пользуетесь?

Да некогда мне туда смотреть (смеется). Конечно, смотрю, смс-ки получаю. Номер дать телефона? (Смеется) Честно говоря, сильно увлекаться не приходится, хотя надо пользоваться современными средствами коммуникации. Надо ходить в интернет. Но вся информация, которая мне необходима - она у меня есть. Только при необходимости я начинаю тоже «шарить». В свое время мы привыкли больше читать, чем смотреть. Сейчас молодежь все находит там. Сожалею, что не читают книги, которые мы читали в свое время. (…) Я говорю о том, что к цифровой экономике, к которой мы двигаемся сейчас, все должны быть грамотные. Есть у нас проблемы. Сейчас 72% казахстанцев пользуются Интернетом. Оптоволоконная связь через Китай и Казахстан пойдет в Европу и нам надо сейчас дойти до села. Везде кабель не проведешь, придется использовать спутники для того, чтобы довести интернет на 7 500 сел. До всех людей должен быть доведен Интернет и тогда всеобщая интернет-грамотность людей поможет нам продвигать «Цифровой Казахстан».

Total.kz: У меня такой вопрос, который сейчас муссируют многие экономические эксперты: о возможной девальвации. Они говорят, что в октябре-ноябре возможно будет девальвация тенге. Насколько вы считаете это возможным или это просто досужие домыслы этих экспертов? И второй вопрос: также ряд экспертов предлагают отказаться от таргетирования и перейти к фиксированному курсу доллара по отношению к тенге. Возможно это или нет?

На первый вопрос отвечу: это досужие домыслы. Никаких предпосылок, по крайней мере, сейчас, для этого нет. Свободно плавающий курс тенге правильный. Если жестко его привязать, то придется тратить государственные деньги. Мы уже привыкаем, во всем мире так. Конечно, если резкие колебания будут, какие были: 135 долларов за баррель и упало до 40 долларов. Конечно, и рубль падает. Вместе с рублем, мы тесно связаны экономически и по торговле, и тенге падает. Сегодня таких предпосылок нет, наоборот, мы говорили вот нефть 52-55 долларов за баррель, стоит устойчиво. Будет меняться, изменяться, люди к этому привыкают и привязывать его жестко не надо, я считаю.

Вообще банковская система в целом, мне не задали вопрос, но я могу сказать, что мы сейчас полностью оздоравливаем (банковский сектор). Большая проблема была - это Казкоммерцбанк, который в конце прошлого года фактически оказался банкротом. И 4,5 триллиона обязательств перед депозитариями - физическими лицами, государством, юридическими лицами - оказались вот в такой дырке. И никакие кризисные фонды не могли покрыть. Попросили 400 миллиардов, оказалось надо 600 миллиардов. Что надо было делать в таком случае? Есть три варианта. Первый - надо банкротить. Если банкротить, все, кто там держат деньги, потеряют все свои деньги. Второе - национализировать, забрать государству. Тогда все обязательства надо взвалить на государство, и платить придется еще больше из казны. Третий вариант - это привлечь более сильного инвестора, чтобы он вложил. Вот такой более сильный инвестор оказался Халык банк, который капитализировал этот банк на 185 миллиардов тенге из своих денег. Ни один банк такое себе позволить не может. Это вся капитализация самых крупных банков. И государство выделило 2,4 миллиарда (триллиона - V) на то, чтобы все плохие активы, которые остались еще от безобразия и воровства в БТА банке, взять плохие активы на себя и выделило такие деньги. Один триллион выделил фонд, один триллион - государственный бюджет и Халык банк выделил 600 миллиардов. Таким образом все плохие активы, купленные когда-то земли, какие-то эти...сегодня по той цене продать их нельзя, взял, чтобы потом продать...Из этих 2 триллионов - 1 триллион вернули, потому что Нацбанк выпустил облигации, один триллион тенге вернули... Так что мы можем считать, что мы стабилизировали финансовый рынок, банки должны работать и начинать кредитовать нашу экономику.

Репортер Vласти в Астане

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...