Олжас Худайбергенов, экономист: «Чем больше специалистов по анализу больших данных будет появляться у нас, тем лучше будет развиваться экономика»

Дмитрий Мазоренко, Vласть

В экспертном сообществе Казахстана нередко подвергают критике качество аналитической работы, которая проводится частным и государственным секторами. Vласть поговорила с экономистом и директором Центра макроэкономических исследований Олжасом Худайбергеновым о причинах критики аналитического института, проблемах образовательной подготовки аналитиков и о том, как лаборатория данных kaspi банка, которая готовит специалистов по анализу больших данных, помогает улучшить качество аналитической работы и повысить прозрачность бизнеса.

Я стал замечать, что во многих моих беседах с другими людьми образование становится краеугольным камнем большинства культурных, экономических и политических проблем, которые у нас сегодня есть. Насколько, по вашему мнению, целесообразно это предположение?

Это извечный спор – что лучше: теория или практика? Студентам вузов часто надоедает теория и им хочется как можно скорее перейти к практике. Но те, кто давно занимается практикой, у них, напротив, есть запрос на теорию. Теория помогает классифицировать и систематизировать те знания и навыки, которые вы получаете на практике. Без неё редко кто сам по себе может этому научиться. Поэтому, в любом случае, теорию необходимо изучать, но, при этом, нельзя отрываться от практической работы. Некоторые думают, что нужно отказаться от всего и посвятить какое-то время исключительно теории. На мой взгляд, следует получать образование через получение сертификатов (CPE для аудиторов, ACC для бухгалтеров, CFE для финансовых аналитиков и т. д.) или дистанционные образовательные программы. Сейчас еще и различные программы MBA как раз и позволяют совмещать учебу с работой. Но тут важно учитывать и нюанс, что теория иногда отстает от практики. Если обстоятельства быстро меняются, то теория может не помочь в сиюминутной, отдельной ситуации. Тем не менее, она помогает в долгосрочной перспективе.

А как вы оцениваете теоретическое и практическое качество наших образовательных программ? Насколько они помогают нашим специалистом с расширением их компетенции?

Честно говоря, судить трудно. Я закончил магистратуру 12 лет назад, и сейчас сам преподаю студентам. Я стараюсь адаптировать свой курс под практические новшества и требования. Насколько я могу судить, у студентов это вызывает живой интерес. Что касается системы образования в целом, точно не могу говорить, но предполагаю, что она зависит от вуза. Наиболее дорогие вузы – КИМЭП, КБТУ, Назарбаев Университет, которые могут позволить себе дорогих преподавателей, естественно, подстраивают свои предметы под сегодняшние задачи, стоящие перед рынком.

Хорошо, а если посмотреть на уровень компетентности действующих кадров в бизнесе, а также аналитическом, финансовом и государственном экономическом секторах?

Вы знаете, что у нас были программы Болашак и многие другие, которые оказывали грантовую поддержку студентам. За последние 20 лет по ним обучилось огромное количество специалистов. По большей части они как раз-таки оказались финансистами и экономистами. Можно сказать, что мы сейчас наблюдаем смену поколения в финансовом и государственном секторе. И тех специалистов, которые сейчас приходят, их достаточно и, я думаю, что они даже в избытке. Большая часть из них достаточно подкована.

Тем не менее, у нас имеется достаточно небольшое количество публичных экспертов, которые объясняли бы события, происходящие в экономике.

В этом есть своя особенность. Дело в том, что большая часть тех, кто хорошо разбирается в текущей ситуации, работают в коммерческих структурах и предпочитают не высказываться публично. Но я думаю, что с каждым годом ситуация меняется в лучшую сторону. 5 лет назад у нас почти совсем не было публичных экспертов. Другой момент в том, что зачастую эксперты занимаются непрофильными вопросами, то есть не теми, которые они изучали и над которыми работали изначально. От этого иногда может страдать качество анализа и ответов. Но в своей области они знают достаточно многое.

Вы коснулись следующего интересующего меня вопроса - о качестве аналитики в бизнесе, государственном и финансовом секторах. Насколько, на ваш взгляд, квалифицирован этот институт в Казахстане?

У нас есть 3 уровня аналитики: первый - это государственные аналитические структуры, второй – подразделения внутри коммерческих структур, третий – это аналитика упоминаемых ранее публичных экспертов. Государственную аналитику представляют Институт экономических исследований, Институты экономики при министерстве образования и министерстве национальной экономики, Национальный аналитический центр, Казахстанский институт стратегических исследований, Центр стратегических разработок администрации президента и т. д. У них есть свои ограничения в виде лишнего документооборота, отчетности и зарплатному вопросу. Возможность привлечения квалифицированных кадров у них ограничена. Также есть существенный минус в их аналитике – в определенных случаях экономические факты подбираются специально под генеральную линию. Но сейчас, конечно же, атмосфера в государственном секторе стала свободнее. В коммерческих структурах тоже есть свои нюансы, но с зарплатами там получше. Но нередко бывает так, что на результаты аналитики оказывается влияние со стороны финансово-промышленной группы, к которой относится тот или иной аналитический институт. Если обобщить, главная проблема нашей аналитики – наличие цензуры и самоцензуры экспертов.

Образование могло бы решить эту проблему?

Попытки, безусловно, нужно предпринимать. Но в первую очередь государство должно создавать условия для объективной аналитики. Для этого нужно создать сеть аналитических структур с хорошим финансированием и, при этом, сделать нормой то, чтобы они не подгоняли факты под необходимую позицию. Институт образования, в свою очередь, в любом случае пытается сейчас дать лучшую информацию. Ранее названные мной КИМЭП, КБТУ, Назарбаев Университет и ALMU делают свои экономические образовательные программы максимально актуальными.

А сторонние программы помогают улучшать институт аналитики?

Среди них можно упомянуть Лабораторию данных Kaspi банка, где слушатели учатся клиентскому анализу и анализу больших данных. kaspi банку, как крупнейшему розничному институту, полезно изучать ретроспективные данные по своей деятельности. Это большой массив информации, который достаточно тяжело обработать вручную. Одно дело обрабатывать информацию о 50 заемщиках и на основе этого делать какие-то выводы, другое дело, когда в поле зрения попадают все 3 миллиона, для анализа которых используется специальное программное обеспечение и другие статистические инструменты. Зачастую, на основе изучения этих данных вырабатываются закономерности, которые помогают понять, как будет меняться поведение заемщика в зависимости от изменения тех или иных параметров. На самом деле, это уникальная ситуация, что они решили через такую образовательную программу подойти к вопросу работы с большими данными. В банке выбрали правильный подход, пригласив лучших специалистов, чтобы они помогли студентам обрести навыки. Вообще же, их можно использовать не только в банковской сфере. И чем больше подобных специалистов будет появляться у нас, тем лучше для развития многих секторов экономики. Мне очень интересно, как выглядит применение этих навыков на уровне государства и на уровне частного бизнеса. У нас таких специалистов до проведения этой программы практически не было.

Скажите, а готова ли наша деловая среда к появлению аналитиков подобного рода?

Частный сектор, я думаю, готов, так как у них внутренние экономические данные отражают реальную ситуацию внутри компании. А в государственном секторе с инфраструктурой для таких специалистов еще тяжеловато. Возьмем, к примеру, крупные нефтяные холдинги. Я думаю, что прежде чем применять эту технику регрессивного анализа, нужно выявить шумы – коррупцию, неэффективность, лишнюю социальную нагрузку и т. д. Только после этого они смогут полноценно применять свои знания на практике. Сейчас же аналитикам приходится больше применять методы арифметического анализа, то есть базовое сравнение по изменениям показателей.

А можно ли говорить о том, что увеличение количества специалистов по анализу больших данных и создание условий для их работы так или иначе приводят к повышению достоверности и прозрачности аналитики для различных секторов экономики?

Да, определенно. Когда делается регрессивный анализ, там выявляются все ошибки работы предприятий и секторов. Все искажения наглядно проявляют себя в виде конкретных цифровых значений. Дальше остается только работать над устранением этих шумов. С одной стороны, когда ты понимаешь все неэффективные моменты работы своего бизнеса интуитивно, но с другой – когда видишь конкретные цифры, которые их отображают. Это, конечно же, помогает улучшать свой бизнес и иную деятельность.

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...