Vласть объясняет: Почему Казахстану стоит присмотреться к Индии?

Дмитрий Мазоренко, Vласть

После месячного пикирования шанхайского фондового рынка, эксперты все менее сдержанно отзываются о перспективах экономики Китая. Официальные прогнозы еще оптимистично закладывают 6-6,5% рост ВВП в 2016 году, но рейтинговые агентства и международные финансовые институты не ждут его выше 4-4,5%. А некоторые и вовсе предрекают поднебесной рецессию.

Китай, который последние два десятилетия был самой быстрорастущей экономикой мира, уже успел стать головной болью для развивающихся рынков. Если в 2015 году экономика сразу 10 государств - от Лаоса до Республики Конго - выросла больше, чем на 7%, то прогнозы Bloomberg и Economist показывают, что в 2016 году этот список значительно поредеет. А в долгосрочной перспективе этот темп, вероятно, удастся удержать только Индии.

Западная пресса давно говорит, что Индия способна частично компенсировать замедление Китая в развитии мировой экономики. И после того, как в 2014 году национал-демократическая партия Бхартия джаната парти получила большинство в парламенте, вера в её возможности только укрепилась. Новый премьер-министр Индии Нарендра Моди сразу заявил о намерении сократить долю государства в экономике и улучшить деловой климат, попутно увеличивая приток частных и иностранных инвестиций.

По плану правительства, до 2030 года ВВП Индии ежегодно должен расти в среднем на 8,2%. Уровень бедности благодаря этому сократится до 5,5% с 22% в 2014 году. Преимущества, которые усилят успех страны – человеческий капитал и ориентация экономики на развитие сектора услуг (уже сейчас он формирует почти половину ВВП). В 2015 году, по подсчетам министерства статистики и выполнения программ Индии, её население насчитывало 1,28 млрд человек, и почти половине из них было от 0 до 24 лет. К 2030 году население страны должно увеличиться до 1,6 млрд человек. Впрочем, уровень грамотности несколько сдерживает его потенциал – по оценке ЮНЕСКО только 72,1% индийцев имеют базовые навыки письма и чтения.

Несмотря на воодушевляющие прогнозы, обстановку в Индии нельзя назвать безмятежной. В верхней палате парламента все еще доминирует Индийский национальный конгресс, который до этого совокупно правил страной 50 лет. Он не дает ход многим законопроектам, затрудняя проведение реформ. Один из недавних случаев – торможение замены налога с продаж на НДС. Именно эта мера, по мнению Моди, существенно облегчит ведение бизнеса в стране.

Замедление потребления в Китае тоже добавляет хлопот Индии, которая экспортирует туда 17,5% своей продукции. Дешевая нефть частично покрывает эти потери, но Bloomberg пишет, что индийская рупия не сможет постоянно уворачиваться от слабеющего юаня. Рано или поздно это приведет к ослаблению валюты и увеличит стоимость возврата кредитов для индийских предприятий. При этом ставка по кредитам – сама по себе проблема. Сегодня она составляет 6,75%. Её постепенно снижают, но аналитики говорят, что желание сбить инфляцию с нынешних 5,6% до 4% обесценивает эти попытки. Не считая многих других вещей, это лишь часть факторов, которая может скорректировать планы по росту экономики Индии.

Что будет потреблять Индия

Как бы то ни было, энергопотребление Индии будет только расти, даже если ВВП будет радовать не так сильно. Это уже интересует многих экспортеров сырья, в частности, Иран. Процесс урбанизации в стране еще не закончен, и к 2040 году в города должны переселиться около 315 млн. человек. Сегодня на Индию приходится 6% мирового потребления энергии, и по прогнозу Международного энергетического агентства (МЭА) к 2040 оно вырастет в 2,5 раза.

Несмотря на активные вливания в возобновляющуюся энергетику – более 10 млрд долларов в 2015 году – Индия не сможет существенно сократить использование угля и нефти. МЭА предполагает, что через 25 лет ей понадобится вдвое больше нефти – 458 млн. тонн в год, и втрое больше угля – 934 млн. в год. При этом сама она сможет производить только 31 млн. тонн нефти и 648 млн. тонн угля. Даже сейчас 40% импорта Индии приходится на уголь, нефть и топливо.

Также Индию будут интересовать металлы, включая золото, сталь и железо. Сегодня в структуре её импорта на долю этих товаров приходится около 15%. По подсчетам Worldsteel association, в 2014 году Индия вместе с ассоциацией стран Юго-Восточной Азии потребляла 9% всей стальной продукции в мире. К 2030 году оно вырастет до 19%. При этом горнодобывающая отрасль страны находится не в самой лучшей форме. По прогнозу Trading Economics, нынешний объем производства в ней может удерживаться вплоть до 2050 года.

Третья статья, где ресурс Индии будет органичен - высшее образование. В 2013 году в стране насчитывалось 20 млн. студентов, которые обучались в 700 университетах и более чем 35 тыс. аффилированных с ними колледжах. При этом данные Всемирного банка говорят, что в 2012 году высшим образованием были охвачены чуть менее четверти населения Индии, и к 2020 охват вырастет только до 30%. Хотя расходы на образование постоянно увеличиваются, как и количество грантов и льгот для бедных, стране все равно будет тяжело радикально переломить ситуацию. Особенно учитывая, что трети населения сейчас от 0 до 14 лет.

Потенциал индийско-казахстанских отношений

Интерес Индии к Центральной Азии начал возрастать лишь недавно, после появления стратегии Look Central Asia. Пока сложно понять, что она из себя представляет. О конкретных проектах, кроме газопровода через Туркменистан и Афганистан стоимостью 7,6 млрд долларов, толком ничего неизвестно, а сам документ ограничивается лишь короткими упоминаниями в СМИ.

Тем не менее, непосредственную связь Индии с Казахстаном нельзя назвать незначительной. В 2014 году общий товарооборот между странами составил 1,3 млрд. долларов, а объем инвестиций с 2005 по 2014 годы – 200 млн. долларов. На 1 января в Казахстане было зарегистрировано 212 действующих предприятий, в основном малого бизнеса.

В Казахстане Индию преимущественно интересует энергетика. В том же 2014 году она импортировала из Казахстана нефти и нефтепродуктов на 1 млрд долларов. А в июне 2015 года индийская компания ONGC Videsh даже заявила о готовности инвестировать 400 млн. долларов в разведочное бурение блока Сатпаев на севере Каспия, где стране принадлежит четверть доли. И это не считая попыток индийских нефтяников войти в проект Кашаганского месторождения.

Другая сфера взаимодействия – урановая промышленность. До 2020 года Индия планирует построить у себя 24 атомные станции, и чтобы обеспечить их работу она заключила новый договор с Казатомпромом на поставку 5 000 тонн урана в течение 2015-19 годов. С 2011 по 2014 год, казахстанская компания уже поставила туда около 2 000 тонн урана, которых Индии изначально было недостаточно. Всего же на импорт радиоактивных химических элементов и изотопов в 2014 пришлось 34 млн. долларов.

В письмах посольства Индии в Казахстане говорится, что стране потенциально интересно взаимодействие в секторах машиностроения, IT-технолгий, фармацевтики, строительства и агропромышленности – важных для её собственной экономики сферах. Однако исследователь Бхавна Деви в интервью казахстанским СМИ признавалась, что пока стоит больше говорить о политическом, нежели экономическом потенциале сотрудничества. Преимущественно в части безопасности, которую может обеспечить обоюдное внимание к нестабильности в Афганистане.

Экономическое же взаимодействие сдерживают слабая развитость инфраструктуры, трубопроводов и логистических коридоров. В Казахстане активно развивается коридор «восток – запад» в рамках китайского проекта «Шелковый путь». Индию же с Казахстаном может связать направление «север - юг», которое помимо этого даст Казахстану выход на рынки Ирана и Ближнего востока. Однако полномасштабная реализация этого проекта обсуждается слабо. У Индии достаточно проблем с внутренней инфраструктурой, что не позволяет ей особо распыляться. Но у неё есть намерение построить порт в Иране, что делает идею «север-юг» не совсем безысходной. Особенно если Казахстан найдет дополнительных инвесторов, заинтересованных в его развитии.

Фото Bloomberg

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...