Готов ли Казахстан снизить потребление угля?

Дмитрий Мазоренко, Vласть

В последнее время казахстанские эксперты все чаще говорят о важности замещения энергетического угля и сокращении его потребления. Но фундаментально экономика не слишком готова к широкому производству энергии из других источников в силу дороговизны их эксплуатации. Опрошенные Vластью эксперты считают, что замещать уголь нужно осторожно из-за потенциальных экономических рисков, не забывая при этом про развитие проектов переработки и расширение экспортных каналов продаж.

В начале апреля генеральный директор энергетической ассоциации KAZENERGY Болат Акчулаков выступил с докладом, в котором спрогнозировал 20% снижение потребления угля в Казахстане к 2040 году. Сейчас, по подсчетам ассоциации, доля угля в балансе используемых энергоресурсов составляет 66%. Акчулаков объяснил свои опасения как внутренними причинами – увеличением генерации электроэнергии через атомные, газовые и возобновляемые источники, так и внешними – падением экспорта в Россию и Китай. При этом конечное потребление электроэнергии с каждым годом будет увеличиваться в среднем на 1-1,2%.

Министерство энергетики Казахстана тоже не без пессимизма смотрит на будущее угольной промышленности. Несмотря на ежегодный 1% рост потребления угля, ведомство ожидает значительного снижения его использования в Европе – с нынешних 30% до 18% к 2025 году. Замедление спроса осложнит и прирост поставок со стороны Индонезии и Австралии, который перенасытит мировой рынок и приведет к падению цен. Казахстан не сможет с ними конкурировать из-за низкого качества сырья и высоких логистических издержек.

Россия, которая остается главным покупателем казахстанского угля, вскоре может закрыть станции, которые проектировались под выработку экибазстузского угля. Из-за чего есть риск 20%-ного сокращения его добычи в Казахстане. К тому же, из-за высокой зольности и относительно низкой теплотворности его придется продавать с дисконтом в 30-50%. Единственным исключением станет уголь месторождения Шубарколь, который соответствует всем экспортным стандартам. Все это может существенно пошатнуть положение угольной промышленности.

Индустрия сейчас

Сегодня она остается одной из крупнейших отраслей экономики, которая по данным Минэнерго обеспечивает выработку 74% электроэнергии в Казахстане. Казахстан, согласно рейтингу Международного энергетического агентства (МЭА), занимает 8 место по его запасам – разведанные оцениваются в 123 млрд тонн, а потенциальные еще в 148,69 млрд тонн. Более 90% запасов сконцентрированы в северной и центральной частях страны. По данным British Petroleum, они могут быть исчерпаны в течение 293 лет.

В последние 5 лет Казахстан добывал в среднем по 107 млн. тонн сырья ежегодно. Крупнейшим добывающим предприятием является компания ENRC, которое обеспечивает 30% всей добычи и работает на месторождениях «Разрез Восточный» и «Шубарколь Комир». Второй и третий по величине игроки этого сектора – компании Самрук-Энерго и РУСАЛ, на каждую приходится по 20% добычи.

Главными внутренними потребителями угля в 2014 году были отрасли здравоохранения, образования и строительства. По расчетам МЭА, в 2012 году 98,9% тепловой энергии вырабатывалось из угля. Также каждый год около 30% добытого угля уходит на экспорт и приносит казахстанской экономике порядка 160-180 млн. долларов. При этом в структуре экспорта горнорудной продукции доля каменного угля за 15 лет сократилась на 0,3% до 0,7%.

Основной импортер казахстанского угля – Россия, в частности электростанции Урала и Западной Сибири. Однако в последние два года страна переходит на самообеспечение сырьем, из-за чего поставки начинают постепенно сокращаться. После этого Казахстан стал искать новые экспортные направления, отправляя пробные партии в несколько сотен тысяч тонн в Европу – Финляндию, Грецию, Италию и Великобританию.

По мнению Минэнерго, экспортный потенциал казахстанского угля серьезно сдерживается высокой зольностью – на месторождении Майкубен она составляет 22%, а в Экибастузе 42% при среднемировом уровне в 13-17%. Но другая проблема заключается в слабом притоке инвестиций в угольную промышленность. За период 2010-2015 годов в неё было направлено 930 млн. долларов, тогда как в добычу металлических руд 6,6 млрд долларов. В 2014 году был зафиксирован даже отток в 7,9 млн. долларов. При всем этом деньги вкладывались в проекты добычи, а не обработки.

Фундаментальная неготовность экономики

Общемировой энергетический тренд подталкивает к тому, чтобы страны постепенно переходили к возобновляемым источникам энергии и сокращали потребление угля, простое сжигание которого серьезно загрязняет атмосферу, объясняет руководитель Службы стратегических исследований Библиотеки первого президента Михаил Мироненко. К этому располагает еще и общее снижение цен на сырье. «Пока они были высокими, многие страны пользовались технологиями по утилизации углеводородных выбросов, сейчас же это стало менее выгодным экономически», - подчеркивает эксперт.

По его мнению, замещение угля другими источниками сегодня целесообразно только с точки зрения экологии - ценовая доступность остается его главным преимуществом. Но вряд ли оно будет происходить массово из-за не слишком благоприятной экономической ситуации в мире. К тому же, инвестиционный цикл сейчас другой – развитые страны возвращают средства к себе. Казахстану при этом нужно не отставать от глобальных тенденций, но делать это естественным путем – заменять мощности там, где их модернизация уже не будет экономически и экологически целесообразной.

На нынешнем этапе массово заменить уголь другими видами топлива у экономических субъектов Казахстана не получится, убежден кандидат химических наук Нуркен Нургалиев. «Сейчас за счет него производят колоссальное количество энергии, это самый легкий способ. Та же солнечная и ветровая энергетика не достигла того, чтобы получать большие и бесперебойные объемы выработки», - говорит он, подчеркивая, что в будущем возобновляемые технологии станут дешевле и в некоторых направления заменят уголь. Но он продолжит оставаться интересным из-за большого содержания других химических элементов.

«В случае недостатка к 2040 году альтернативных источников энергетики, которые смогут конкурировать по себестоимости с углем, экономика Казахстана скорее проиграет (в развитии – V)», - считает Александр Гареев, управляющий директор дирекции по работе с проектами Евразийского банка развития. Мироненко, в свою очередь, поясняет, что о смерти угольной промышленности в Казахстане говорить никак нельзя. Она продолжит обслуживать металлургическую отрасль, а глобальное развитие технологий позволит производить из угля экологическое топливо. Плюс, в Казахстане достаточно высокая квалификация компаний и работников индустрии, что поможет сектору трансформироваться.

«Тезис о том, что нужно снижать производство электроэнергии за счет угля – достаточно спорный», - полагает исполнительный директор ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Николай Родостовец. «У нас сейчас порядка 202 млн. мощностей простаивает по производству электроэнергии объемом 2000 МВт, поскольку промышленность начала потреблять меньше электроэнергии».

Наращивать мощности солнечной и ветряной энергии правильно, но при нынешнем технологическом уровне это довольно дорого. «Стоимость производства 1 кВт ч такой энергии стоит 50-60 тенге, тогда как энергии из угля - 5-6 тенге за кВт ч.», - подчеркивает эксперт. В то же время Родостовец указывает на естественные экономические ограничения такого перехода – в стране есть несколько городов, где угольщики добывают и производят конкурентоспособную продукцию. Если начнется сокращение её потребления, то увеличится безработица и встанет вопрос о трансформации Экибастуза и других населенных пунктов Карагандинской области. При этом индустрия сейчас не дотируется государством и имеет высокую налоговую нагрузку.

В Казахстане привыкли сжигать уголь и портить экологию, но в мире есть технологии глубокой переработки угля, говорит Нургалиев. «И сейчас интерес к ним должен увеличиться, потому что из угля можно выделить не только тепловую энергию, но и другие продукты. И это уже будет экологически чистым процессом», - утверждает он. Развитие таких проектов способно дать новые стимулы угольной промышленности, но их реализация всецело зависит от финансирования. Инвесторы проявляют к ним интерес, но при этом хотят принимать участие в проектах хотя бы после прохождения стадии опытно-промышленного испытания. Но чтобы дойти до неё, производителям все равно нужны внушительные вложения.

По мнению Радостовца, делать далеко идущие прогнозы сейчас рано, но помочь угольщикам обеспечить загрузку свободных мощностей крайне необходимо. В этом, по его словам, могут помочь установление прозрачных тарифов на железнодорожные перевозки и отмену ставки НДПИ, введение которой начало недавно обсуждаться. Стимулировать же сектор нужно созданием большего числа посреднических структур для торговли на международных рынках. «Благодаря соглашению о Евразийском экономическом союзе мы можем использовать российские порты по их же ценам. И нужно использовать эти возможности. Мы можем поставлять уголь даже в Японию. Кроме того, нам нужно использовать потенциал продажи в Иран, нашим углем очень интересуется Европа, потому что он весьма качественный», - подытожил он.

Фото с сайта expert.ru

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...