Субсидирование бизнеса за счет ЕНПФ – нецелесообразно, считают в Счетном комитете

Тамара Вааль, Астана, Vласть

В пятницу в Счетном комитете рассмотрели итоги государственного аудита реализации программы «Дорожная карта бизнеса - 2020» и, как заявила член счетного комитета Айгуль Мухаметкарим, вызывает сомнение целесообразность отвлечения средств Единого накопительного пенсионного фонда для субсидирования программы на пополнение оборотных средств предпринимателей, так как имеются «риски сохранности пенсионных активов».

«Целесообразность отвлечения средств из ЕНПФ по инструментам субсидирования и гарантирования единой программы на пополнение оборотных средств предпринимателей, а иными словами – практически для любых целей, вызывает сомнения вследствие наличия рисков сохранности пенсионных активов, а также социальных рисков, связанных с чувствительностью общества к вопросу пенсионных накоплений», - заявила Мухаметкарим.

При этом, подчеркнула она, по кредитам, направленным на пополнение оборотных средств, а также рефинансирования текущих обязательств, не требуется увеличение среднегодовой численности рабочих мест, рост доходов, рост объёма уплачиваемых налогов в бюджет на 10% от соответствующих показателей после реализации проекта.

«В нарушения требований программы фондом Даму разработано и применяется руководство по мониторингу, которое ограничивает перечень предпринимателей, подлежащих мониторингу. Сужает круг проектов, подлежащих мониторингу, устанавливает периодичность проведения мониторинга, а также в случае исполнения обязательств перед банками предусматривает возможность не проводить мониторинг использования средств», - добавила она.

В целом, по информации члена Счетного комитета, оценке подверглись 50 объектов государственного аудита в рамках программы, которая реализуется с 2010 года.

«По статистике, численность занятых в малом и среднем бизнесе за четыре года увеличилась на 36%. Объём промышленной продукции вырос почти вдвое. Однако финансовые результаты сектора ухудшились практически в два раза. В 2014 году количество субъектов среднего предпринимательства сократилось в сравнении с 2010 годом почти вдвое. В 2015 году их число приблизилось к уровню 2005-2006 годов, а число крестьянских и фермерских хозяйств по итогам 2014 и 2015 годов за 10 лет почти не изменилось с 2005 года», - рассказала Мухаметкарим.

При реализации программы аудитом было выявлено несколько групп проблем. Первая группа касается нормативно-правового обеспечения программы. Например, с 2010 года в программу 21 раз вносились изменения и дополнения, направленные на многочисленные изменения условий участия субъектов частного предпринимательства. Причём трижды программа была переформатирована кардинальным образом. Первоначально программа предназначалась для оказания господдержки МСБ, поскольку для поддержки крупного бизнеса предусмотрены сами программы ГПФИИР и ГПИИР. В 2015 году в условия программы внесены изменения, которые позволили крупному бизнесу претендовать на господдержку в рамках этой программы. В результате на поддержку таких участников было направлено 13,9 млрд тенге.

«В 2013-2015 годах менее 0,5% от общего количества таких участников, плативших свыше 1 млрд тенге налогов КПН в бюджет, обеспечили поступления в бюджет от 17 до 32% КПН от всех участников программы», - проинформировала она.

Кроме того, по информации члена Счетного комитета, не обеспечена разработка всей нормативно-правовой базы. Не разработан механизм возврата в бюджет субсидированной суммы по фактам нецелевого использования кредитов предпринимателей и несоответствие условиям программы.

Вторая группа проблем касается вопросов организации координации взаимодействия при реализации программы.

«Должное межведомственное взаимодействие министерства национальной экономики с другими соисполнителями программы не организованно. Статистический учёт отдельных показателей не ведётся. Многие отчётные данные государственных органов финансовые агенты и операторы существенно различаются между собой, - перечислила она проблемы. - Это затрудняет проведение анализа и мониторинга по достижению целевых индикаторов программы и, соответственно, влияет на формирование целой картины её реализации».

При этом министерство национальной экономики до сих пор не ведет реестр субъектов предпринимательства, хотя ведение такого реестра «предусмотрено на законодательном уровне с 2006 года». Все это привело к наличию в Казахстане нескольких реестров субъектов предпринимательства в ряде госорганов и организаций, а также к самостоятельному отнесению органов статистики предпринимателей к субъектам малого крупного и среднего бизнеса на основе представленных ими отчётов согласно статистической выборке и формированию на основе этих данных общенациональной статистики.

Следующая группа проблем касается достижения результатов программы. Проведённый аудит реализации программы на промежуточном этапе показал, что программа осуществляется недостаточно эффективно. Должные меры по обеспечению устойчивого и сбалансированного роста регионального предпринимательства в несырьевых отраслях экономики не принимается. Анализ исполнения плана мероприятий программы показал недостижение одного нецелевого индикатора и невыполнения семи непредусмотренных им мероприятий. В программе отсутствуют показатели эффективности, в том числе и промежуточные, что затрудняет проведение оценки её реализации.

«Совокупный годовой доход субъектов частного предпринимательства, принявших участие в программе с 2013 по 2015 год, увеличился всего на 1%. В то время как их налогооблагаемая база сократилась более чем в три раза. За 2,5 года в среднем в 14,6% участников программы или каждый седьмой участник не уплачивали в бюджет ИПН. В 2014-2015 годах 13% от общего количества предпринимателей, получивших государственную поддержку в фонде «Даму» на сумму в 4,5 млрд тенге или каждый 8 предприниматель сдали налоговую отчётность с нулевыми показателями. Свыше 30% лиц, получивших микрокредиты в 2014-2015 в АО «Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства», не были зарегистрированы в налоговых органах», - продолжила член счетного комитета.

Еще одной из основных задач программы является создание рабочих мест. Причём, индикаторы по занятости присутствуют одновременно в восьми государственных и отраслевых программах – «Нурлы Жол, ГПФИИР, «Дорожная карта занятости - 2020», «Агробизнес - 2020», программа развития регионов и моногородов, которая уже утратила силу и вошла в «Дорожную карту бизнеса» в 2015 году, а также программа индустриализации.

«Информация по созданным рабочим местам в разрезе государственных и отраслевых программ ни в местных исполнительных органах, ни в министерстве здравоохранения и социального развития, ни в министерстве национальной экономики нет. Только общее число в разрезе регионов. Каким образом оценить эффективность этого показателя, как посчитать эффект по созданию рабочих мест, путём реализации каждый программы в отдельности? Трудно анализировать данные по реализации только одной программы, в то время как индикаторы по занятости, в частности, разброс по различным программам и документам не всегда равен эффективности происходящих процессов», - констатировала она.

В итоге, считает Мухаметкарим, назрела необходимость формирования схемы размещения производительных сил страны, которая бы поглощала в себя индикаторы по занятости по всем программам и была бы синхронизирована с прогнозом социально-экономического развития страны и схемы размещения производственных мощностей республики.

Репортер Vласти в Астане

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...