• 5854
Против лома: история одной разгромленной детской площадки

Несколько дней назад жительница Алматы Елена Асадчая написала пост в Facebook о том, что детскую площадку, которую они с мужем соорудили несколько лет назад, расчистив пустырь у дома, разгромили. Сделали это не хулиганы и не чужаки, а соседи. Vласть попросила Елену рассказать, как это было и кому помешали детские качели и скамейки у дома.


Елена Асадчая – педагог-психолог, журналист, консультант по грудному вскармливанию, руководитель МОО «Молочная помощь»

В первую очередь, я хочу поблагодарить всех людей, которые поддержали нас после опубликования поста. Я писала первый пост в состоянии шока от грубости людей, с которыми пришлось столкнуться. Мне казалось, что мы ничего не сможем с этим поделать, что они правы, что они имеют право. Именно поэтому я в тот момент не вызвала полицию, не стала скандалить.

Я опубликовала пост просто в надежде получить поддержку друзей. И хотя бы немного привести в порядок растрепанные чувства. Может быть, получить совет. Но то, что сделали все люди, читающие пост, невозможно описать словами. Вы подарили нам уверенность в том, что мы правы и имеем право защитить себя. Хотя бы выяснить причины действий людей и их законность. Вы рассказали, как это сделать законными способами. И вы все разделили наши эмоции – горечь, негодование, возмущение, гнев.

Я постараюсь, как можно более подробно и структурировано рассказать суть проблемы.


Наш дом расположен неудачно для семьи с детьми. Подъезды выходят сразу на проезжую часть. А за домом всегда был страшный пустырь, заросли полыни высотой в полметра. Там регулярно, как я уже писала, собирались бомжи со всего района. Под нашими окнами пили, ели, там же ходили в туалет, спали и жили половой жизнью. Соседи выбрасывали мусор, бычки, бутылки из окон. Немного дальше от окон все жильцы района сносили листья, строительный мусор, старую мебель. И мы наблюдали из окон большую часть года огромную гору хлама, которую никто не хотел вывозить.

Я не могу ручаться за весь дом, но в нашем подъезде долгое время совсем не было детей. В 2011 у нас родилась дочь. Когда она подросла, я стала просить мужа оборудовать за домом хотя бы качели и песочницу, потому что ходить гулять с ребенком вообще некуда. До ближайшего парка надо идти 15 минут, в холодную погоду - совсем грустно.

Мы узнали о проекте Алеси Нугаевой - «Это Двор». Суть его в том, что спонсоры выделяют деньги на создание благоустроенных участков или реконструкцию площадок. И дети с родителями, привлекая волонтеров, создают у себя во дворе своими руками место, где можно играть. Обязательно используется вторсырье, поднимаются вопросы экологии.

Основная идея проекта: путь от потребителя к человеку, который создает.

Когда ребенок участвует в создании игровой зоны, он будет относиться к ней бережнее и более ответственно.

В июне 2014 года наша семья приняла участие в конкурсе «Волшебный двор моей мечты» и выиграла. Нам была подарена возможность благоустроить участок за нашим домом. Наш дом достаточно длинный, как и пустырь за ним. И можно было в принципе создать участок для детей в любом месте. Но мы решили сделать это у себя под окнами, потому что так нам было бы проще следить за его сохранностью. Кроме того, мы живем на первом этаже и нам бы это точно не мешало. А в других подъездах могли оказаться недовольные «первоэтажные» люди.

К участку под нашими окнами, к сожалению, прилегала стена, за которой были размещены мусорные баки. Но мусор оттуда вывозят регулярно, как ни странно. И все детские игровые объекты мы отодвинули на максимально возможное расстояние.

Перед тем как приступить к благоустройству участка мы согласовали место и проект с председателем нашего ЖСК. Он был не только согласен, но и помог нам. Волонтеры вместе с представителями акимата обрезали сухие деревья, которые уже много лет представляли угрозу для прохожих и самого дома.

Мы с мужем и дочкой несколько дней практически жили на пустыре, уничтожая полынь. Потом подключились волонтеры и помогли вывезти крупногабаритный мусор. Затем в течение двух недель создавались на участке украшения, скамейки, качели. Соседи не выказывали никакого сопротивления, наоборот, говорили, какие ребята молодцы, помогали, приносили на участок фрукты, конфеты, помогали материалами и инструментами.

Алматинские художники отмыли стену, отделяющую мусорные баки, от испражнений, и вместе с детьми района нарисовали картину.

Каждый день к нам бегали детки со всех окрестных домов – они пилили, забивали гвозди, красили. И гордились: «Это мы сами делаем!».

В этих работах принимал участие и самый младший внук женщины, которая впоследствии уничтожила наши творения. Он приходил на площадку с другом тайком, потому что родители ругали его за то, что ходит туда.

Всего на организацию работ, на материалы общественный фонд, подаривший нам благоустроенный участок, потратил 300 000 тенге. Из них - 32 000 тенге наша семья пожелала внести из своего кармана. Муж с другом купили материалы и собрали песочницу с крышкой своими руками.

Когда работы были закончены, к нам приехало телевидение. Председатель КСК дал интервью о том, как здорово он все придумал, поддержал нас. Уже после завершения работ по мне подошла только одна женщина из нашего подъезда и посетовала, что не хочет строения для детей под окнами. Мы с ней хорошо поговорили, она сказала, что ей тоже было трудно растить дочку, когда негде погулять с ней. И мы сошлись на том, что дети днем лучше, чем бомжи ночью.

Первое время, кстати, бомжи пытались приходить на эту территорию, чтобы ночевать. Мой муж пару раз поговорил с ними: мол, тут для детей сделали. И оказалось, что это вполне адекватные люди: раз для детей, больше не будем, извините. И нашли себе другое место.


Через некоторое время после окончания работ председатель КСК собрал жильцов. И поднял вопрос о том, что он молодец, вот и детям, где играть сделал. И под это дело попросил поднять себе зарплату. Мы с супругом сказали, что необходимо, чтобы дворник убирал не только перед домом, но и позади там, где играют дети.

Нам было обещано, что уборка будет регулярной. И решением жильцов зарплата и председателю, и дворнику была поднята.

И дворник даже убирал первые несколько месяцев. А потом пропал. Конструктивного разговора с председателем не получалось – он сразу начинал кричать.


Дети регулярно приходили играть на созданный нами участок. Приходил младший внук женщины, разрушившей площадку. Он, кстати, и был тем ребенком, что сломал первую доску в заборчике.

Я узнала, что в нашем доме гораздо больше детей, чем мне казалось. Родились новые дети, и мамам было удобно гулять с колясочками у дома. Несколько многодетных семей ежедневно гуляли там, потому что с большим количеством детей дойти до парка еще сложнее, чем с одним.


В декабре 2014 года я забеременела. Беременность протекала очень тяжело. Я полгода не могла встать. В этот же период муж потерял работу. У нашей семьи был очень тяжелый год. Мы выживали, как могли. И потеряли возможность вкладываться в благоустройство территории физически и материально. Дворник тем временем опять перестал убирать эту зону. Но матери, гуляющие на площадке, периодически приводили ее в порядок. Этого, конечно, было недостаточно.

У нас родился сын. В родах я получила травму. И мне снова нельзя было ходить полгода. Муж все еще не имел постоянной работы. За участком мы следили, как могли, но этого было катастрофически мало. Но туда требовались уже не временные вложения, а финансовые.

Неизвестные сломали беседку, оторвали одну качелю, выломали крышку у нашей песочницы, набросали в нее мусор.

При этом мусор периодически убирался силами матерей. Но были на участке то, что было в хорошем состоянии: мишень для меткости, цепочная качеля, качеля-весы, кресла, скамейка, гамачок.


Некоторое время назад в нашем ЖСК сменился председатель. Женщина-председатель много раз видела меня и моего мужа. Но ни разу ни слова не сказала нам об этом участке, не выказала недовольства, не попросила убирать чаще, не предложила помощь или решение проблемы.

Просто 1 октября 2016 года пришла на участок вместе со своим внуком, вооруженным ломом. И попросила его разбить все, что есть на участке.

В ответ на наши с мужем попытки остановить разрушение и вандализм мы получили угрозы и нецензурную брань, как от молодого парня, так и от его бабушки. Хотя обозначили, что это наша собственность, она стоит денег, мы хотим ее сохранить и готовы к диалогу.


На сегодняшний день все игровые объекты полностью разрушены. Но мы считаем, что это было сделано не с целью уборки. Ведь за домом стало еще грязнее. Сломали то, что было хорошее, и побросали там же. Оставили весь мусор.

Женщина-председатель, когда я пыталась их остановить, сказала мне, что она уже четыре месяца не может получить зарплату с нашего дома. А ее внук выдохнул мне в лицо сигаретный дым и заявил, что ему неприятны все жильцы нашего дома.

Сегодня я весь день вижу, как на площадку приходят дети. Они приходят сюда по привычке на свои любимые цепочные качели. Они стоят некоторое время разочарованные и грустные уходят дальше. Я видела бабушку, которая хотела посидеть на скамеечке, но скамеечки больше нет. Пришли многодетные мамы с детьми на руках, растерянные побродили и ушли, опустив головы.

Моя дочь смотрит в окно и спрашивает: «Мама, почему они так сделали?».

Что я должна сказать своей дочери? Что в нашей стране тот, кто громче кричит, наглее прет, держит лом, тот и прав? Что люди, наделенные обязанностью исполнять волю жильцов дома, почему-то начинают думать, что они царьки, а мы их подданные?

И самое забавное, что как только снесли игровые объекты, в ту же ночь на участок вернулись бомжи.


Вчера я смогла встретиться со стороной, инициировавшей снос. Как оказалось, уничтожение нашего имущества были инициировано жильцами не нашего дома, а соседнего. Чьи окна даже не выходят на эту территорию, их окна достаточно далеко.

Основной мотив разрушения: вы построили, вы должны были следить, вы не следили, стало много мусора, сделанное не эстетично и не красиво. По словам инициаторов, в течение нескольких месяцев шел сбор документов с целью убрать то, что мы сделали. Я пока не видела эти документы, но мне бы хотелось с ними ознакомиться.

В этой истории мне видится несколько логических нестыковок в действиях инициаторов уничтожения игровых объектов, председателя ЖСК и ее внука:

- Основная линия инициаторов демонтажа: на участке мусор, собираются бомжи, антисанитария. Но мы живем в этой квартире семь лет. И понимаем, что бомжи жили на участке до его обустройства, приходили во время, и приходят после. Причем пока на участке стояло что-то для детей они проводили на нем меньше времени, чем до обустройства и теперь после разрушения. То же самое с мусором. После разрушения мусора стало больше. Территория приобрела унылый, заброшенный вид. Я считаю, что цель навести чистоту и красоту не была достигнута. Мусор и бомжи остались, а наше имущество уничтожено. А можно было сохранить то, что было, но организовать уборку и реставрацию.

- Если территория в ведении ЖСК, то почему на ней не убирает дворник? Если территория не в ведении ЖСК и дворник там убирать не должен, то почему тогда туда пришла председатель и что-то разрушила?

- Этот проект поддержал акимат Алмалинского района. Председатель утверждает, что акимат велел снести, но документов, приказов от акимата, решение жильцов нашего дома – я пока не видела.

- Инициаторам разрушения не нравился эстетический вид участка, качество исполнения, запущенный вид. Однако это не дает права кому-либо самовольно уничтожать то, что ему не принадлежит. Возьмем пример: я разбила свою машину, и она стоит на парковке во дворе. Пока я была в командировке, машину испачкали, сняли одно колесо, разбили окошко. Дает ли это право кому-то из соседей разбить эту машину ломом? Она ведь все равно страшная… Или более правильным поступком будет найти хозяина, попросить его привести собственность в эстетически приемлемый вид? Вызвать специальные службы для эвакуации?

- Самое странное в этой истории – это позиция председателей ЖСК, старого и новой. Инициатор разрушения уверяет, что хозяев искали, но все сказали, что никто не знает, кто создал этот участок. Это очень странно, потому что оба председателя прекрасно знакомы с нашей семьей, знают наш адрес. Более того, все это время на участке висел плакат с телефонами соцпроекта «Это Двор», куда можно было позвонить и спросить уже наши телефоны. Кстати, несколько недель назад этот плакат пропал, хотя висел больше двух лет…

Я признаю, что, будучи в тяжелой жизненной ситуации, мы с мужем не могли дать участку столько сил и времени, сколько он требовал. Но это не дает никому права уничтожать наше имущество, в создание которого вложено 300 000 тенге.

Этот вопрос можно было решить диалогом. Например, подойти к нам и сказать, что стало грязно. Мы бы в ответ предложили доплачивать дворнику из своего кармана.

Возможно, площадка действительно надоела соседям. Вопрос – почему с нами никто об этом не говорил? Ни разу! Если люди хотят убрать с участка объекты, мешающие им, для этого есть законные способы. Собрать подписи жильцов, запросить поддержку акимата. Возможно, это было сделано. Тогда мы бы хотели увидеть все эти документы и решения.

В любом случае должен был быть произведен аккуратный демонтаж, чтобы мы могли использовать наше имущество дальше. Может быть, мы бы его в частный сектор к родителям увезли. Но был не демонтаж, а варварское разрушение игровых объектов. Все разбито, разрезано, разорвано в щепки.


Мы решили выяснить подробнее, что дало право жильцам соседнего дома убрать объекты с территории, которая технически относится к другому дому (а фактически непонятно вообще, чья это территория).

На сегодняшний день мы направили два официальных запроса на адрес ЖСК с просьбой подтвердить документально правомерность действий. Мы также хотим прояснить, кто ответственен за эту территорию, и обязан проводить на ней уборку. Грязно там не из-за того, что мы там создали, а потому, что отсутствует регулярный контроль за территорией со стороны уполномоченных служб.

Направлен запрос в акимат Алмалинского района от лица общественного фонда «Eco Kultura», курирующего социальный проект «Это Двор» с просьбой пояснить ситуацию уничтожения участка.

Подано заявление в полицию на людей, уничтоживших наше имущество.

Я сознательно не пишу ни адрес нашего дома, ни название ЖСК, ни имен людей, которые это сделали. Мы с мужем только за законные методы привлечения к ответственности. И не хотим никаких конфликтов. Пусть уполномоченные люди разберутся, кто неправ в этой ситуации.

Иллюстрация Мурата Дильманова

Фото из личного архива Е. Асадчей

Фоторедактор - Жанара Каримова

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...